Лента новостей

Все новости

Популярное

Почему глобальное значение 2022 года недооценено: появился новый субъект — неЗапад

 

Почему глобальное значение 2022 года недооценено: появился новый субъект — неЗапад

«Девестернизация» в 2022 году – это не просто использование Россией радикальных военных методов в попытке разрушить международный порядок, в котором доминирует гегемония США. На самом деле, выдержав десятки тысяч западных санкций, Россия ускоряет свою восточную политику и интеграцию Евразийского экономического союза, а незападные страны демонстрируют беспрецедентный групповой подъём и независимость, пишет Ван Вэнь, исполнительный декан Института финансовых исследований «Чунъян» Китайского народного университета (RDCY), вице-президент Школы Шёлкового пути Китайского народного университета.

«Девестернизация» в 2022 году – это не просто использование Россией радикальных военных методов в попытке разрушить международный порядок, в котором доминирует гегемония США. На самом деле, выдержав десятки тысяч западных санкций, Россия ускоряет свою восточную политику и интеграцию Евразийского экономического союза, а незападные страны демонстрируют беспрецедентный групповой подъём и независимость.

После успешного XX съезда Коммунистической партии Китай, как восходящая держава, пытается всеми средствами преодолеть проблемы, вызванные COVID-19 и экономическим спадом, и продолжать неуклонно двигаться к цели наращивания социалистической мощи к 2050 году.

Однако не только Китай идёт по независимому пути и продвигает собственную стратегию подъёма. Так поступает и большинство других незападных стран.

В Латинской Америке на президентских выборах в Бразилии вновь победил лидер левых сил Лула да Силва. После прихода к власти левых правительств в Мексике, Аргентине, Перу, Чили, Гондурасе, Колумбии и других странах Латинской Америки более 80 процентов населения за последние годы «повернулись влево». Они выступают за дистанцирование от США, укрепление независимости и интеграцию Латинской Америки в современные процессы.

В Юго-Восточной Азии страны АСЕАН успешно провели саммит ассоциации, саммит G20 и встречу АТЭС в конце 2022 года, сохраняя одинаковое дистанцирование от Китая и США. Благодаря региональной солидарности и экономической жизнеспособности они постоянно укрепляют столь нужный им «центризм».

В Центральной Азии в 2022 году пять стран продолжили укреплять механизм консультаций глав государств и подписали ряд важных документов, в частности Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве в целях развития Центральной Азии в XXI веке, сохраняя равноудалённость от России, США, Европы и других могущественных акторов, что знаменует начало нового этапа центральноазиатского национального и регионального интеграционного сотрудничества.

На Ближнем Востоке 22 страны арабского мира, пережив в первые два десятилетия XXI века антитеррористическую войну в американском стиле и «арабскую весну», начали концентрироваться на стратегической трансформации и независимости во имя «разумного развития». Проекты«Видение 2030» Саудовской Аравии и Катара, «План 2035» Ирака, «Видение 2035» Кувейта, «Видение 2040» Омана и «Видение 2050» Объединённых Арабских Эмиратов создают шансы на реальное развитие арабского мира. В конце 2022 года чемпионат мира по футболу в Катаре, саммит Китая и арабских государств и саммит Совета сотрудничества Китая и арабских государств Персидского залива подняли глобальное влияние арабского мира на беспрецедентную высоту.

В 2022 году отмечалась двадцатая годовщина основания Африканского союза, и его стратегия «совместного самосовершенствования и независимого развития» как никогда тверда.

Многие региональные государства также лелеют мечту обрести статус мировой державы, сохраняя необходимую дистанцию от Запада. Так, Турция воспользовалась конфликтом между Россией и Украиной, чтобы всесторонне усилить своё глобальное влияние.

Индия ищет баланс между Востоком и Западом. Она выдержала давление Запада, не присоединившись к его санкциям против России, и сохранила независимую внешнюю политику относительного сотрудничества с Китаем и Россией. Индия продолжает занимать пост председателя Совета Безопасности ООН и «Большой двадцатки» в конце 2022 года, благодаря чему перед ней открываются огромные возможности усилить своё влияние на мировой арене.

Западные СМИ часто обрисовывают сценарий G2 – китайско-американского соперничества. Однако на деле речь идёт о выборе из двух сценариев: западной гегемонии и девестернизированного независимого развития.У Запада уже нет возможности остановить эту тенденцию.

Во время многих крупных международных кризисов, происходивших в прошлом веке, США были мировым лидером. В третьем десятилетии XXI века ситуация изменилась. Ни на фоне кризиса COVID-19, ни на фоне кризиса на Украине руководство США не может убедить мир в своей лидерской роли. Напротив, США сталкиваются с беспрецедентно серьёзными проблемами в своей собственной борьбе с COVID-19, расовыми конфликтами, экономическим спадом и политическим хаосом.

Доля Европы в мировой экономике упала до нового минимума с XIX века. В 2022 году ВВП Индии превзойдёт ВВП Великобритании, а потомок индусов стал премьер-министром Великобритании. Некоторые называют это контратакой – или даже местью – бывших колоний.

В 2020 году Китай вышел на первое место в мире по прямым иностранным инвестициям. До этого он уже занимал первые места по объёму промышленного производства и общему объёму торговли товарами. Все развитые страны, включая США, впервые в истории потеряли лавры ведущих инвесторов.

В последние годы Китай также часто превосходил страны Запада в привлечении иностранного капитала, демонстрируя беспрецедентное национальное преимущество и большую привлекательность для международных фондов. Уже видно, что «капитал» далеко не всегда сосредоточен на Западе.

В 2022 году вступило в силу Соглашение о всеобъемлющем региональном экономическом партнёрстве (ВРЭП), что отражает потерю монополии Запада на международную свободную торговлю.

«Независимость» политического развития и «девестернизация» региональной экономики сопровождаются «дедолларизацией» мировой торговли и «деамериканизацией» технологий.

Во втором квартале 2022 года доля доллара США в международных резервных активах упала до самого низкого уровня с момента окончания Второй мировой войны, составив 59,53 процента, что намного меньше 72,7 процента, которые она составляла в 2001 году. В ходе четвёртой промышленной революции европейские и американские страны также утратили абсолютную монополию на интеллектуальные технологии, квантовые вычисления, большие данные, 5G и так далее.

В мировой истории не было периода, подобного начальному этапу третьего десятилетия XXI века, когда незападный мир демонстрировал такое бурное развитие жизненных сил и такой независимый рост во всех сферах – от интеграции региональных экономик до усиления глобального влияния, от самостоятельной дипломатии стран до ожиданий будущего развития.

Эти новые успехи незападных стран не обязательно подразумевают реакцию на гегемонию Запада посредством конфронтации, конфликтов или создания сдержек и противовесов. Вместо этого незападные страны сосредотачиваются на том, чтобы избавиться от западного контроля и руководствоваться собственными национальными интересами, полагаясь на политическое пробуждение. Международная политическая демократия и взаимное уважение являются основными требованиями незападных стран.

Структура политической эквивалентности между Западом и не-Западом всё сильнее укрепляется и становится важной чертой мировой политики третьего десятилетия XXI века. Конечно, мир в 2023 году будет не слишком уютным, но зато невиданные за столетие серьёзные тенденции «девестернизации» продолжат развиваться необратимым образом.

«Девестернизация» в 2022 году – это не просто использование Россией радикальных военных методов в попытке разрушить международный порядок, в котором доминирует гегемония США. На самом деле, выдержав десятки тысяч западных санкций, Россия ускоряет свою восточную политику и интеграцию Евразийского экономического союза, а незападные страны демонстрируют беспрецедентный групповой подъём и независимость, пишет Ван Вэнь, исполнительный декан Института финансовых исследований «Чунъян» Китайского народного университета (RDCY), вице-президент Школы Шёлкового пути Китайского народного университета.

«Девестернизация» в 2022 году – это не просто использование Россией радикальных военных методов в попытке разрушить международный порядок, в котором доминирует гегемония США. На самом деле, выдержав десятки тысяч западных санкций, Россия ускоряет свою восточную политику и интеграцию Евразийского экономического союза, а незападные страны демонстрируют беспрецедентный групповой подъём и независимость.

После успешного XX съезда Коммунистической партии Китай, как восходящая держава, пытается всеми средствами преодолеть проблемы, вызванные COVID-19 и экономическим спадом, и продолжать неуклонно двигаться к цели наращивания социалистической мощи к 2050 году.

Однако не только Китай идёт по независимому пути и продвигает собственную стратегию подъёма. Так поступает и большинство других незападных стран.

В Латинской Америке на президентских выборах в Бразилии вновь победил лидер левых сил Лула да Силва. После прихода к власти левых правительств в Мексике, Аргентине, Перу, Чили, Гондурасе, Колумбии и других странах Латинской Америки более 80 процентов населения за последние годы «повернулись влево». Они выступают за дистанцирование от США, укрепление независимости и интеграцию Латинской Америки в современные процессы.

В Юго-Восточной Азии страны АСЕАН успешно провели саммит ассоциации, саммит G20 и встречу АТЭС в конце 2022 года, сохраняя одинаковое дистанцирование от Китая и США. Благодаря региональной солидарности и экономической жизнеспособности они постоянно укрепляют столь нужный им «центризм».

В Центральной Азии в 2022 году пять стран продолжили укреплять механизм консультаций глав государств и подписали ряд важных документов, в частности Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве в целях развития Центральной Азии в XXI веке, сохраняя равноудалённость от России, США, Европы и других могущественных акторов, что знаменует начало нового этапа центральноазиатского национального и регионального интеграционного сотрудничества.

На Ближнем Востоке 22 страны арабского мира, пережив в первые два десятилетия XXI века антитеррористическую войну в американском стиле и «арабскую весну», начали концентрироваться на стратегической трансформации и независимости во имя «разумного развития». Проекты«Видение 2030» Саудовской Аравии и Катара, «План 2035» Ирака, «Видение 2035» Кувейта, «Видение 2040» Омана и «Видение 2050» Объединённых Арабских Эмиратов создают шансы на реальное развитие арабского мира. В конце 2022 года чемпионат мира по футболу в Катаре, саммит Китая и арабских государств и саммит Совета сотрудничества Китая и арабских государств Персидского залива подняли глобальное влияние арабского мира на беспрецедентную высоту.

В 2022 году отмечалась двадцатая годовщина основания Африканского союза, и его стратегия «совместного самосовершенствования и независимого развития» как никогда тверда.

Многие региональные государства также лелеют мечту обрести статус мировой державы, сохраняя необходимую дистанцию от Запада. Так, Турция воспользовалась конфликтом между Россией и Украиной, чтобы всесторонне усилить своё глобальное влияние.

Индия ищет баланс между Востоком и Западом. Она выдержала давление Запада, не присоединившись к его санкциям против России, и сохранила независимую внешнюю политику относительного сотрудничества с Китаем и Россией. Индия продолжает занимать пост председателя Совета Безопасности ООН и «Большой двадцатки» в конце 2022 года, благодаря чему перед ней открываются огромные возможности усилить своё влияние на мировой арене.

Западные СМИ часто обрисовывают сценарий G2 – китайско-американского соперничества. Однако на деле речь идёт о выборе из двух сценариев: западной гегемонии и девестернизированного независимого развития.У Запада уже нет возможности остановить эту тенденцию.

Во время многих крупных международных кризисов, происходивших в прошлом веке, США были мировым лидером. В третьем десятилетии XXI века ситуация изменилась. Ни на фоне кризиса COVID-19, ни на фоне кризиса на Украине руководство США не может убедить мир в своей лидерской роли. Напротив, США сталкиваются с беспрецедентно серьёзными проблемами в своей собственной борьбе с COVID-19, расовыми конфликтами, экономическим спадом и политическим хаосом.

Доля Европы в мировой экономике упала до нового минимума с XIX века. В 2022 году ВВП Индии превзойдёт ВВП Великобритании, а потомок индусов стал премьер-министром Великобритании. Некоторые называют это контратакой – или даже местью – бывших колоний.

В 2020 году Китай вышел на первое место в мире по прямым иностранным инвестициям. До этого он уже занимал первые места по объёму промышленного производства и общему объёму торговли товарами. Все развитые страны, включая США, впервые в истории потеряли лавры ведущих инвесторов.

В последние годы Китай также часто превосходил страны Запада в привлечении иностранного капитала, демонстрируя беспрецедентное национальное преимущество и большую привлекательность для международных фондов. Уже видно, что «капитал» далеко не всегда сосредоточен на Западе.

В 2022 году вступило в силу Соглашение о всеобъемлющем региональном экономическом партнёрстве (ВРЭП), что отражает потерю монополии Запада на международную свободную торговлю.

«Независимость» политического развития и «девестернизация» региональной экономики сопровождаются «дедолларизацией» мировой торговли и «деамериканизацией» технологий.

Во втором квартале 2022 года доля доллара США в международных резервных активах упала до самого низкого уровня с момента окончания Второй мировой войны, составив 59,53 процента, что намного меньше 72,7 процента, которые она составляла в 2001 году. В ходе четвёртой промышленной революции европейские и американские страны также утратили абсолютную монополию на интеллектуальные технологии, квантовые вычисления, большие данные, 5G и так далее.

В мировой истории не было периода, подобного начальному этапу третьего десятилетия XXI века, когда незападный мир демонстрировал такое бурное развитие жизненных сил и такой независимый рост во всех сферах – от интеграции региональных экономик до усиления глобального влияния, от самостоятельной дипломатии стран до ожиданий будущего развития.

Эти новые успехи незападных стран не обязательно подразумевают реакцию на гегемонию Запада посредством конфронтации, конфликтов или создания сдержек и противовесов. Вместо этого незападные страны сосредотачиваются на том, чтобы избавиться от западного контроля и руководствоваться собственными национальными интересами, полагаясь на политическое пробуждение. Международная политическая демократия и взаимное уважение являются основными требованиями незападных стран.

Структура политической эквивалентности между Западом и не-Западом всё сильнее укрепляется и становится важной чертой мировой политики третьего десятилетия XXI века. Конечно, мир в 2023 году будет не слишком уютным, но зато невиданные за столетие серьёзные тенденции «девестернизации» продолжат развиваться необратимым образом.