Лента новостей

Все новости

Популярное

«Хотим прозрачности»: депутаты Заксобрания не дали вывести из-под публичного контроля 26 миллиардов рублей

 Денис Калин   Фото: Заксобрание НСО

«Хотим прозрачности»: депутаты Заксобрания не дали вывести из-под публичного контроля 26 миллиардов рублей

Жаркие дискуссии идут в Законодательном собрании о предложении правительства региона резко увеличить резервный фонд с 2,9 миллиарда до 26 миллиардов рублей. Если деньги выведут в «подушку безопасности», депутаты не смогут контролировать их использование, а средства не будут задействованы в реальной экономике региона.

Проект закона Новосибирской области «О внесении изменений в Закон Новосибирской области «Об областном бюджете Новосибирской области на 2022 год и плановый период 2023 и 2024 годов» рассмотрели на заседании комитета по бюджетной, финансово-экономической политике и собственности депутаты Законодательного собрания региона. За формальным названием – важный для региона вопрос об увеличении резервного фонда.

Проект в Законодательное собрание внес губернатор Новосибирской области Андрей Травников. Уже несколько дней документ вызывает споры между депутатами регионального парламента и областными чиновниками. Суть изменений в своем докладе обозначил министр финансов региона Виталий Голубенко.

Свое выступление министр начал с констатации нынешней экономической ситуации – на фоне геополитической обстановки и на федеральном, и на региональном уровне предпринимаются срочные антикризисные решения. По словам Виталия Голубенко, на поддержание экономики и направлен проект закона.

Самая емкая задача, которую должен решить проект, – преодоление последствий удорожания строительных ресурсов. Так, в условиях скачков цен, необходимо актуализировать проектно-сметные документации. Часть наиболее значимых объектов была переведена со следующих на 2022 год, а другие передвинуты в обратную сторону. Кроме того, требуются ассигнования на оснащение оборудованием объектов, в том числе таких сфер, как здравоохранение, ЖКХ, образование и других.

Еще одна задача – закрыть дефицит расходов по социальным обязательствам. Это касается ассигнований на обеспечение льготными лекарствами отдельных категорий граждан, расходов на компенсацию перевозчикам пассажирского транспорта, обеспечение жильем детей-сирот и затраты на служебное жилье, компенсация расходов по газификации.

Требуется корректировка ассигнований на инфраструктурные проекты, которые реализуются за счет федеральных кредитов.

Еще одна задача, обозначенная министром, – обеспечение возможности региона повышать заработную плату работникам бюджетной сферы, социальные выплаты и производить доиндексацию материальных затрат.

Все эти задачи правительство региона намерено решать за счет увеличения собственных доходов. Сейчас в зоне риска 16 миллиардов рублей. Областной Минфин отнес к этой зоне средства банков, обрабатывающей промышленности с логистическими проблемами и сектор операций с недвижимостью в части сдачи в аренду коммерческих помещений.

Источниками финансирования дефицита Виталий Голубенко назвал остатки собственных средств региона, федеральную меру поддержки – кредитование регионов на возмещение коммерческой задолженности.

Это бюджет не распределения дополнительных ресурсов. Это бюджет формирования маневра и финансового плеча, – заключил министр.

Законопроект вызвал много вопросов у депутатов. По нему резервный фонд вырастет С 2,9 до 26 миллиардов – все эти средства окажутся в распоряжении правительства региона без возможности со стороны депутатов влиять на их использование. Первым вопрос докладчику задал заместитель председателя регионального парламента Андрей Панферов.

Смотрю таблицу резервного фонда – 26 миллиардов 136 миллионов рублей. Получается фактически, что наш резервный фонд в разы увеличен. Но, насколько я понимаю, все значения, которые здесь прописаны, пройдут мимо депутатского корпуса, учитывая специфику резервного фонда. Как это объяснить? Какие цели преследовали, внося такие большие средства в резервный фонд? Мы, как депутаты, все время стоим перед такой дилеммой: до полугода, когда мы спрашиваем, почему у нас не выполняются наказы и переносятся на следующий год, нам говорят: подождите, денег нет, посмотрим, что будет в первом полугодии. Во втором нам говорят – отторговать не успеваем и наказы не будут выполнены. Теперь вопрос насчет 26 миллиардов рублей и исполнения наказов. Каким образом вы будете выходить из этой ситуации?

Виталий Голубенко ответил, что в соответствии с рекомендациями федерального правительства большая часть средств резервного фонда сконцентрирована на социальных нуждах.

Нет здесь цели ограничить депутатов в принятии решений. Здесь есть цель иметь возможность принимать оперативные решения, исходя из тех задач, которые будут доведены до региона, – заверил министр.

Одно из подозрений, высказываемых в связи с проектом, – возможное направление средств резервного фонда на инфраструктурные проекты в обход оценки депутатов целесообразности такого маневра. Голубенко заверил, что в проекте «нет спрятанных денег». Только десять миллиардов рублей от всей суммы будут направлены на повышение зарплат работников бюджетной сферы. Таким образом, фонд сразу уменьшится до 16-ти миллиардов.

Здесь дело состоит в том, что мы регулярно и постоянно поддерживаем бюджет, который выносит правительство. В этом плане мы всегда солидарны с исполнительной властью, но вопрос здесь в том, что если есть какие-то расходы, они, на наш взгляд, должны также обсуждаться с депутатским корпусом, – напомнил Андрей Панферов.

Зампред Заксобрания Ирина Диденко согласилась с первым вице-спикером и обратила внимание министра финансов на то, что в нынешних условиях все деньги должны использоваться.

Виталий Юрьевич сказал, что рекомендация правительства РФ – формировать резервы, однако вчера министр финансов РФ Антон Силуанов заявил основной принцип: все доходы – на расходы. А как сказал Андрей Борисович (Панферов, – прим. Ред), расходы должны формироваться и планироваться на соответствующих расходных статьях бюджета и проходить через Законодательное собрание. Поэтому мы предлагаем тот перечень, который вы анонсировали в рамках резервного фонда, разнести по статьям и совместно с комитетом отработать ко второму чтению, – сказала депутат.

Кроме того, вопрос о повышении зарплат бюджетников должен был изначально рассматриваться через областной парламент. Утвержденный коэффициент – в данном случае 10 % – необходимо применить к соответствующим статьям расхода и принять в Заксобрании. Министр Голубенко возразил, что параметры регионального и федерального бюджета разные, поэтому заявление Антона Силуанова нельзя отнести к ситуации в Новосибирской области.

Учитывая, что вы цитировали министра финансов, хочу внести небольшую коррекцию. Эту цитату он использовал применительно к одному только федеральному решению: по направлению дополнительных сверхплановых нефтегазовых доходов федерального бюджета не в фонды, а на увеличение расходов. Это не касалось всего федерального бюджета. Второе – когда мы говорим «направление доходов на расходы», то, что озвучил министр финансов, он говорил в отношении федерального бюджета. У нас разные конфигурации доходной части. В отношении региональных бюджетов рекомендации были даны иные, – заявил министр.

В дискуссию вмешался председатель Законодательного собрания Андрей Шимкив.

Покажите рекомендации! – обратился он к докладчику.

Покажу, покажу… – ответил Голубенко.

Себе не показывайте, – продолжил Шимкив.

Вы же сейчас говорите: «Покажите». Я говорю: «Покажу», – объяснил министр.

На необходимости распределить озвученные Голубенко затраты по расходным статьям бюджета продолжила настаивать Ирина Диденко.

Тем не менее, по той таблице, которую вы нам предоставили, мы видим, что расходы, отраженные в ней, в большей степени должны быть заложены на соответствующих расходных статьях бюджета. И мы имеем право законодательной инициативы, можем выходить с поправками при утверждении изменений в бюджет, а в таком случае формирования расходов – через резервный фонд –мы этого права лишены.

Председатель комитета Федор Николаев напомнил, что рекомендация правительства предполагает увеличение резервного фонда до суммы, которая составляет порядка 3 % от бюджета. Предлагаемые 26 миллиардов существенно больше необходимой суммы.

Мы не вопреки правительству, мы за прозрачность. И если нужна оперативность, мы неоднократно – начиная с пандемии – любые решения, которые необходимо провести, мы готовы собраться и провести. Все депутаты об этом говорят. Это же мнение не бюджетного комитета, это общее совокупное мнение всего депутатского корпуса. И когда мы начинаем с 2,9 миллиардов резервного фонда, и растем до 26… Да, мы хотим тоже принимать решения. Не просто десять миллиардов на действительно правильные вещи, но мы должны и индекс поменять. Мы все-таки хотим, чтобы мы были рядом и работали прозрачно, – отметил председатель комитета.

Министр финансов заверил, что тоже является сторонником прозрачности при принятии важных региональных решений. Пугают финансистов возможные риски, к которым регион может прийти по итогам года, но, по мнению депутатов Заксобрания, они решаемы – парламентарии готовы при необходимости оперативно обсуждать и принимать нужные региону законодательные инициативы.

Для меня как финансиста, самый большой риск – просроченная кредиторка, когда по финалу года, а как правило, учитывая, насколько сложно идет расторговка и выполнение работ, когда в декабре будет запрос на большое финансирование, мы будем иметь риски вылететь на 2023 год, – пояснил докладчик.

Это такая некомфортная ситуация для текущего года. Мы не отстраняемся от публичных обсуждений, – снова заверил Голубенко. – Пожинать финалы года мы будем вместе.

Обязательно, – ответил Николаев.

Вновь к обсуждению возможности использования резервного фонда вернул членов комитета и представителей правительства депутат Валерий Червов. Как отметил парламентарий, использование резервного фонда для решения перечисленных задач скорее форс-мажор, чем маневр.

Текущая плановая индексация в законе прописана, и мы должны были коэффициент утвердить на сессии. И, согласно этому коэффициенту, вы делаете роспись по всем получателям. Значит, вы просто не успеваете и загоняете нас в форс-мажор. Это совершенно неправильный подход. Загонять эту статью в форс-мажор – это нарушение законодательства. Так можете скоро утвердить закон – разогнать депутатов, потому что не нужны, и будете сами делать без нас, – рассуждает депутат.

Он также обратил внимание на то, что область регулярно недоосваивает миллиарды рублей. К тому же и 26 миллиардов рублей в реальной экономике участвовать не будут.
Прямой вопрос о возможном использовании резервного фонда для дополнительных выплат инвесторам задал депутат Николай Машкарин.

В вашем докладе был блок – последствия удорожания строительных ресурсов. Порядка 3,5 миллиардов было обозначено. У меня максимально прямой вопрос: заложено ли в этой сумме удорожание концессионных соглашений и ГЧП, часть из которых еще не начала реализовываться?

Виталий Голубенко пояснил, что на 2022 год таких планов пока нет.

Министр вновь предпринял попытку доказать депутатам необходимость расширить резервный фонд.

Чтобы мы не сотрясали воздух, откройте, пожалуйста, вторую страницу. Обведите в ней четвертую строчку – 15 миллиардов 800 миллионов, дальше – 2 миллиарда 465 миллионов и последняя – миллиард 474 миллиона. Это те цифры резервного фонда, по которым никаких решений правительством еще не принято

Виталий Юрьевич, мы очень внимательно посмотрели, – прервал министра председатель комитета.

Мнение о том, что такие затраты, которые в докладе перечислил глава Минфина, необходимо утверждать в соответствующих расходных статьях бюджета, также выразил депутат Сергей Титков. Ранее транспортный комитет, в котором он является заместителем председателя, решил сформировать перечень поправок по направлению дополнительных средств бюджета на мероприятия государственных программ Новосибирской области, в том числе с учетом исполнения наказов избирателей.

После долгой дискуссии, в которой правительство не смогло убедить депутатов в необходимости увеличения резервного фонда, комитет по бюджетной, финансово-экономической политике и собственности принял решение рекомендовать правительству Новосибирской области снизить объемы резервного фонда до 5-6 миллиардов рублей. Кроме того, исключить положения законопроекта, которые предусматривают возможность областному правительству осуществлять дополнительную индексацию соцвыплат в случае принятия правительством Российской Федерации решений об индексации, так как остается необходимость утверждения коэффициента.

Средства, которые будут высвобождены, депутаты предлагают распределить по целевым статьям, а также на увеличение объема финансирования мероприятий госпрограмм региона, в том числе с учетом наказов избирателей депутатам. Также депутаты рекомендовали правительству рассмотреть вопрос о перенесении сроков реализации наказов, которые были запланированы к реализации в 2021-2022 годах и должны быть профинансированы на средства облбюджета, на 2024-2025 годы.

Проект закона внесен на рассмотрение сессии Заксобрания 7 июля.
Жаркие дискуссии идут в Законодательном собрании о предложении правительства региона резко увеличить резервный фонд с 2,9 миллиарда до 26 миллиардов рублей. Если деньги выведут в «подушку безопасности», депутаты не смогут контролировать их использование, а средства не будут задействованы в реальной экономике региона.

Проект закона Новосибирской области «О внесении изменений в Закон Новосибирской области «Об областном бюджете Новосибирской области на 2022 год и плановый период 2023 и 2024 годов» рассмотрели на заседании комитета по бюджетной, финансово-экономической политике и собственности депутаты Законодательного собрания региона. За формальным названием – важный для региона вопрос об увеличении резервного фонда.

Проект в Законодательное собрание внес губернатор Новосибирской области Андрей Травников. Уже несколько дней документ вызывает споры между депутатами регионального парламента и областными чиновниками. Суть изменений в своем докладе обозначил министр финансов региона Виталий Голубенко.

Свое выступление министр начал с констатации нынешней экономической ситуации – на фоне геополитической обстановки и на федеральном, и на региональном уровне предпринимаются срочные антикризисные решения. По словам Виталия Голубенко, на поддержание экономики и направлен проект закона.

Самая емкая задача, которую должен решить проект, – преодоление последствий удорожания строительных ресурсов. Так, в условиях скачков цен, необходимо актуализировать проектно-сметные документации. Часть наиболее значимых объектов была переведена со следующих на 2022 год, а другие передвинуты в обратную сторону. Кроме того, требуются ассигнования на оснащение оборудованием объектов, в том числе таких сфер, как здравоохранение, ЖКХ, образование и других.

Еще одна задача – закрыть дефицит расходов по социальным обязательствам. Это касается ассигнований на обеспечение льготными лекарствами отдельных категорий граждан, расходов на компенсацию перевозчикам пассажирского транспорта, обеспечение жильем детей-сирот и затраты на служебное жилье, компенсация расходов по газификации.

Требуется корректировка ассигнований на инфраструктурные проекты, которые реализуются за счет федеральных кредитов.

Еще одна задача, обозначенная министром, – обеспечение возможности региона повышать заработную плату работникам бюджетной сферы, социальные выплаты и производить доиндексацию материальных затрат.

Все эти задачи правительство региона намерено решать за счет увеличения собственных доходов. Сейчас в зоне риска 16 миллиардов рублей. Областной Минфин отнес к этой зоне средства банков, обрабатывающей промышленности с логистическими проблемами и сектор операций с недвижимостью в части сдачи в аренду коммерческих помещений.

Источниками финансирования дефицита Виталий Голубенко назвал остатки собственных средств региона, федеральную меру поддержки – кредитование регионов на возмещение коммерческой задолженности.

Это бюджет не распределения дополнительных ресурсов. Это бюджет формирования маневра и финансового плеча, – заключил министр.

Законопроект вызвал много вопросов у депутатов. По нему резервный фонд вырастет С 2,9 до 26 миллиардов – все эти средства окажутся в распоряжении правительства региона без возможности со стороны депутатов влиять на их использование. Первым вопрос докладчику задал заместитель председателя регионального парламента Андрей Панферов.

Смотрю таблицу резервного фонда – 26 миллиардов 136 миллионов рублей. Получается фактически, что наш резервный фонд в разы увеличен. Но, насколько я понимаю, все значения, которые здесь прописаны, пройдут мимо депутатского корпуса, учитывая специфику резервного фонда. Как это объяснить? Какие цели преследовали, внося такие большие средства в резервный фонд? Мы, как депутаты, все время стоим перед такой дилеммой: до полугода, когда мы спрашиваем, почему у нас не выполняются наказы и переносятся на следующий год, нам говорят: подождите, денег нет, посмотрим, что будет в первом полугодии. Во втором нам говорят – отторговать не успеваем и наказы не будут выполнены. Теперь вопрос насчет 26 миллиардов рублей и исполнения наказов. Каким образом вы будете выходить из этой ситуации?

Виталий Голубенко ответил, что в соответствии с рекомендациями федерального правительства большая часть средств резервного фонда сконцентрирована на социальных нуждах.

Нет здесь цели ограничить депутатов в принятии решений. Здесь есть цель иметь возможность принимать оперативные решения, исходя из тех задач, которые будут доведены до региона, – заверил министр.

Одно из подозрений, высказываемых в связи с проектом, – возможное направление средств резервного фонда на инфраструктурные проекты в обход оценки депутатов целесообразности такого маневра. Голубенко заверил, что в проекте «нет спрятанных денег». Только десять миллиардов рублей от всей суммы будут направлены на повышение зарплат работников бюджетной сферы. Таким образом, фонд сразу уменьшится до 16-ти миллиардов.

Здесь дело состоит в том, что мы регулярно и постоянно поддерживаем бюджет, который выносит правительство. В этом плане мы всегда солидарны с исполнительной властью, но вопрос здесь в том, что если есть какие-то расходы, они, на наш взгляд, должны также обсуждаться с депутатским корпусом, – напомнил Андрей Панферов.

Зампред Заксобрания Ирина Диденко согласилась с первым вице-спикером и обратила внимание министра финансов на то, что в нынешних условиях все деньги должны использоваться.

Виталий Юрьевич сказал, что рекомендация правительства РФ – формировать резервы, однако вчера министр финансов РФ Антон Силуанов заявил основной принцип: все доходы – на расходы. А как сказал Андрей Борисович (Панферов, – прим. Ред), расходы должны формироваться и планироваться на соответствующих расходных статьях бюджета и проходить через Законодательное собрание. Поэтому мы предлагаем тот перечень, который вы анонсировали в рамках резервного фонда, разнести по статьям и совместно с комитетом отработать ко второму чтению, – сказала депутат.

Кроме того, вопрос о повышении зарплат бюджетников должен был изначально рассматриваться через областной парламент. Утвержденный коэффициент – в данном случае 10 % – необходимо применить к соответствующим статьям расхода и принять в Заксобрании. Министр Голубенко возразил, что параметры регионального и федерального бюджета разные, поэтому заявление Антона Силуанова нельзя отнести к ситуации в Новосибирской области.

Учитывая, что вы цитировали министра финансов, хочу внести небольшую коррекцию. Эту цитату он использовал применительно к одному только федеральному решению: по направлению дополнительных сверхплановых нефтегазовых доходов федерального бюджета не в фонды, а на увеличение расходов. Это не касалось всего федерального бюджета. Второе – когда мы говорим «направление доходов на расходы», то, что озвучил министр финансов, он говорил в отношении федерального бюджета. У нас разные конфигурации доходной части. В отношении региональных бюджетов рекомендации были даны иные, – заявил министр.

В дискуссию вмешался председатель Законодательного собрания Андрей Шимкив.

Покажите рекомендации! – обратился он к докладчику.

Покажу, покажу… – ответил Голубенко.

Себе не показывайте, – продолжил Шимкив.

Вы же сейчас говорите: «Покажите». Я говорю: «Покажу», – объяснил министр.

На необходимости распределить озвученные Голубенко затраты по расходным статьям бюджета продолжила настаивать Ирина Диденко.

Тем не менее, по той таблице, которую вы нам предоставили, мы видим, что расходы, отраженные в ней, в большей степени должны быть заложены на соответствующих расходных статьях бюджета. И мы имеем право законодательной инициативы, можем выходить с поправками при утверждении изменений в бюджет, а в таком случае формирования расходов – через резервный фонд –мы этого права лишены.

Председатель комитета Федор Николаев напомнил, что рекомендация правительства предполагает увеличение резервного фонда до суммы, которая составляет порядка 3 % от бюджета. Предлагаемые 26 миллиардов существенно больше необходимой суммы.

Мы не вопреки правительству, мы за прозрачность. И если нужна оперативность, мы неоднократно – начиная с пандемии – любые решения, которые необходимо провести, мы готовы собраться и провести. Все депутаты об этом говорят. Это же мнение не бюджетного комитета, это общее совокупное мнение всего депутатского корпуса. И когда мы начинаем с 2,9 миллиардов резервного фонда, и растем до 26… Да, мы хотим тоже принимать решения. Не просто десять миллиардов на действительно правильные вещи, но мы должны и индекс поменять. Мы все-таки хотим, чтобы мы были рядом и работали прозрачно, – отметил председатель комитета.

Министр финансов заверил, что тоже является сторонником прозрачности при принятии важных региональных решений. Пугают финансистов возможные риски, к которым регион может прийти по итогам года, но, по мнению депутатов Заксобрания, они решаемы – парламентарии готовы при необходимости оперативно обсуждать и принимать нужные региону законодательные инициативы.

Для меня как финансиста, самый большой риск – просроченная кредиторка, когда по финалу года, а как правило, учитывая, насколько сложно идет расторговка и выполнение работ, когда в декабре будет запрос на большое финансирование, мы будем иметь риски вылететь на 2023 год, – пояснил докладчик.

Это такая некомфортная ситуация для текущего года. Мы не отстраняемся от публичных обсуждений, – снова заверил Голубенко. – Пожинать финалы года мы будем вместе.

Обязательно, – ответил Николаев.

Вновь к обсуждению возможности использования резервного фонда вернул членов комитета и представителей правительства депутат Валерий Червов. Как отметил парламентарий, использование резервного фонда для решения перечисленных задач скорее форс-мажор, чем маневр.

Текущая плановая индексация в законе прописана, и мы должны были коэффициент утвердить на сессии. И, согласно этому коэффициенту, вы делаете роспись по всем получателям. Значит, вы просто не успеваете и загоняете нас в форс-мажор. Это совершенно неправильный подход. Загонять эту статью в форс-мажор – это нарушение законодательства. Так можете скоро утвердить закон – разогнать депутатов, потому что не нужны, и будете сами делать без нас, – рассуждает депутат.

Он также обратил внимание на то, что область регулярно недоосваивает миллиарды рублей. К тому же и 26 миллиардов рублей в реальной экономике участвовать не будут.
Прямой вопрос о возможном использовании резервного фонда для дополнительных выплат инвесторам задал депутат Николай Машкарин.

В вашем докладе был блок – последствия удорожания строительных ресурсов. Порядка 3,5 миллиардов было обозначено. У меня максимально прямой вопрос: заложено ли в этой сумме удорожание концессионных соглашений и ГЧП, часть из которых еще не начала реализовываться?

Виталий Голубенко пояснил, что на 2022 год таких планов пока нет.

Министр вновь предпринял попытку доказать депутатам необходимость расширить резервный фонд.

Чтобы мы не сотрясали воздух, откройте, пожалуйста, вторую страницу. Обведите в ней четвертую строчку – 15 миллиардов 800 миллионов, дальше – 2 миллиарда 465 миллионов и последняя – миллиард 474 миллиона. Это те цифры резервного фонда, по которым никаких решений правительством еще не принято

Виталий Юрьевич, мы очень внимательно посмотрели, – прервал министра председатель комитета.

Мнение о том, что такие затраты, которые в докладе перечислил глава Минфина, необходимо утверждать в соответствующих расходных статьях бюджета, также выразил депутат Сергей Титков. Ранее транспортный комитет, в котором он является заместителем председателя, решил сформировать перечень поправок по направлению дополнительных средств бюджета на мероприятия государственных программ Новосибирской области, в том числе с учетом исполнения наказов избирателей.

После долгой дискуссии, в которой правительство не смогло убедить депутатов в необходимости увеличения резервного фонда, комитет по бюджетной, финансово-экономической политике и собственности принял решение рекомендовать правительству Новосибирской области снизить объемы резервного фонда до 5-6 миллиардов рублей. Кроме того, исключить положения законопроекта, которые предусматривают возможность областному правительству осуществлять дополнительную индексацию соцвыплат в случае принятия правительством Российской Федерации решений об индексации, так как остается необходимость утверждения коэффициента.

Средства, которые будут высвобождены, депутаты предлагают распределить по целевым статьям, а также на увеличение объема финансирования мероприятий госпрограмм региона, в том числе с учетом наказов избирателей депутатам. Также депутаты рекомендовали правительству рассмотреть вопрос о перенесении сроков реализации наказов, которые были запланированы к реализации в 2021-2022 годах и должны быть профинансированы на средства облбюджета, на 2024-2025 годы.

Проект закона внесен на рассмотрение сессии Заксобрания 7 июля.