Лента новостей

Все новости

Популярное

Адвокат предупредила врачей: отвечать за ковидный коллапс будут они, а не начальство

27 октября 2020 07:23   Ирина Гребнева   Фото: автор

Известный новосибирский адвокат, управляющий партнер адвокатского бюро «Гребнева и партнеры» Ирина Гребнева несколько дней назад разместила эмоциональный пост на тему «Кто ж будет сидеть» про оказание медицинской помощи в условиях пандемии. Сибкрай.ru опубликовал его, после чего последовали разные комментарии. Автора обвинили в том, что она обесценивает труд врачей, что они и так работают на износ и падают с ног. Но как раз с этим автор  согласна. Однако система здравоохранения, по мнению Ирины Гребневой, и государство вообще оказались не готовы к нынешнему коллапсу. Адвокат решила продолжить начатую тему в сегодняшнем материале. 

Я не борец с коррупцией, а о медицинских закупках, в том числе и экстренных в связи с ковидом, не писал только ленивый. Купили кучу аппаратов для ИВЛ, закупили маски за тройные цены, да и обрадовались. Но все не так, как планировали.

Меня же беспокоит другое.

Как нас учили в университете, право – это система норм и система общественных отношений. Это юристы проходят на первом курсе. Все просто. В обществе складываются отношения, а нормы права их регулируют. Но нормы права иногда очень отстают. И устаревшие нормы применяют на фактически сложившиеся отношения.
 
Давайте разберем: неужели и правда падающих с ног врачей можно привлечь к уголовной ответственности и за что?
 
Вот часто встречающаяся ситуация сегодня, в моем рассказе она, как припев.
 
Гражданин Х почувствовал признаки ОРВИ и остался дома, на работу не пошел. Так бывает? Да. Что надо делать? Гражданину надо вызвать врача по месту жительства (ему же нужен листок временной нетрудоспособности). Вызвал гражданин Х врача (через сколько десятков звонков и как он дозвонился до регистратуры – не обсуждаем).

А врач не пришел. Допустим,  один участковый на десять участков.  У него прием с утра до обеда и 60 вызовов. Ну физически же нереально всех обойти. 

Но участковый у нас ответственный.

Он позвонил гражданину Х, сообщил, что не придет. Спросил про самочувствие и даже дал рекомендации по лечению. Бывает такое сегодня? Бывает. И больничный пообещал открыть на неделю. Чтобы через неделю гражданин Х в поликлинику пришел и врачу, как водится, показался. Но не помогли гражданину Х рекомендации пить противовирусные и витамины. И стало ему хуже. Температура выше. Дыхание тяжелее. И что делает гражданин Х? А он вызывает «скорую». Сообщает о состоянии и... ждет...

Ну, возможно, у него получается самому на МСКТ попасть. А может, и нет.  Возможно, ему кто-то на фейсбуке схему лечения посоветовал, а может, он ее в газете прочитал. Гражданина Х понять можно. Ему плохо, а врачей нет. «Скорая» не едет.

Для красоты, допустим, «скорая» приехала. Через 15 часов или на следующий день. Но, говорит, мест в стационарах нет и мы вас не повезем в больницу. Лежит этот наш гражданин Х, болеет, а ему все хуже.

Опять в «скорую» позвонил. Опять приехали. Даже побыстрее. Часов через семь. Или родня в приемный покой привезла ковидного госпиталя. Посидел там наш гражданин часов пять, да и оказался в отделении. Правда, в коридоре. Но зато диагностика и лечение начались.

Начались, но, увы. Ухудшилось состояние гражданина Х. И несмотря на реанимационные мероприятия, гражданин Х пополнил печальную статистку смертности от COVID-19.
 
Погоревали родственники, но вспомнили, как отчаянно ждали врачей, как сто раз звонили в регистратуру и в «скорую», как переживали в приемном покое. И решили они, что не просто так   скончался гражданин Х. А скончался он потому, что несвоевременно была оказана ему медицинская помощь.
 
А дальше что?

А дальше, как водится похороны. И горе. И беда. Но часто возникает вопрос: а как же так? Гражданин Х был активен, полон сил и планов. И умирать не собирался. Оптимист. Как же так? И тут кому-нибудь придет в голову светлая мысль: а правильно ли его лечили? И поверьте, очень быстро безутешные родственники найдут профессионалов, которые быстренько восстановят картинку.

А дальше – припев прекрасной песни, который мы уже пели после первого куплета:
 
Гражданин Х почувствовал признаки ОРВИ и остался дома, на работу не пошел. Так бывает? Да. Что надо делать? Гражданину надо вызвать врача по месту жительства (ему же нужен листок временной нетрудоспособности). Вызвал гражданин Х врача (через сколько десятков звонков и как он дозвонился до регистратуры – не обсуждаем).

А врач не пришел. Допустим,  один участковый на десять участков.  У него прием с утра до обеда и 60 вызовов. Ну физически же нереально всех обойти. 

Но участковый у нас ответственный.

Он позвонил гражданину Х, сообщил, что не придет. Спросил про самочувствие и даже дал рекомендации по лечению. Бывает такое сегодня? Бывает. И больничный пообещал открыть на неделю. Чтобы через неделю гражданин Х в поликлинику пришел и врачу, как водится, показался. Но не помогли гражданину Х рекомендации пить противовирусные и витамины. И стало ему хуже. Температура выше. Дыхание тяжелее. И что делает гражданин Х? А он вызывает «скорую». Сообщает о состоянии и... ждет...

Ну, возможно, у него получается самому на МСКТ попасть. А может, и нет.  Возможно, ему кто-то на фейсбуке схему лечения посоветовал, а может, он ее в газете прочитал. Гражданина Х понять можно. Ему плохо, а врачей нет. «Скорая» не едет.

Для красоты, допустим, «скорая» приехала. Через 15 часов или на следующий день. Но, говорит, мест в стационарах нет и мы вас не повезем в больницу. Лежит этот наш гражданин Х, болеет, а ему все хуже.

Опять в «скорую» позвонил. Опять приехали. Даже побыстрее. Часов через семь. Или родня в приемный покой привезла ковидного госпиталя. Посидел там наш гражданин часов пять, да и оказался в отделении. Правда, в коридоре. Но зато диагностика и лечение начались.

Начались, но, увы. Ухудшилось состояние гражданина Х. И несмотря на реанимационные мероприятия, гражданин Х пополнил печальную статистку смертности от COVID-19.

И напишут бравые юристы заявления. Да не одно.


Сначала они попросят копии медицинской документации в поликлинике. Потом в скорой помощи. Потом в стационаре. А если им и не дадут – да ничего страшного. Только больше осерчают бравые юристы. Да напишут заявление в правоохранительные органы.

Ну пнут их пару раз с этим заявлением, а на третий раз и примут. И начнется, не поверите, доследственная проверка. А вы думаете, что оперативный работник, как заявление увидит, его сразу выбросит? Мол, совести нет такое у людей писать? Тут же ПАНДЕМИЯ. Тут же ПОДВИГ ВРАЧЕЙ. Вон, и плакаты по городу висят! И концерт по телевизору показывали. Куда уж тут качество медицинской помощи требовать? На все воля божья. И напишет ответ: не пишите сюда больше.
 
Да не так все будет, уверяю вас. Заявление зарегистрируют и начнется проверка по нему. Сначала, как водится, запросят везде медицинскую документацию. Где ее не потеряли, там дадут. А потеряли – так тоже для врачей ничего хорошего. Вызовы-то фиксируются. И программ куча разных, где следы обращений фиксируется, вызовы сохраняются и даже разговоры записываются. Да и больничный же как-то открыли.
 
И окажется тут (о ужас), что медицинская документация велась неправильно. Участковый врач больного не видел. Назначения дал «со слов».
 
И что «скорая» сразу в больницу не забрала, а дома оставила.  А надо было сразу в больницу везти (ибо возраст и хронические заболевания).
 
И в отделении надо было, надо было, много чего надо было.
 
Да и родню для проформы опросят пару раз. А родня с удовольствием все как на духу расскажет. Смотри припев.
 
А потом и врачей опросят. А те тоже честно расскажут, как дело было. Что было у них 60 вызовов в день. И что дойти не успели. Но звонили. И врачи «скорой» тоже честно расскажут, как сутками работали, без сна и отдыха. И в отделении врачи тоже расскажут.
 
Только, скажу я вам по секрету, расскажут они это все как на духу, без адвокатов. И в голову не придет, что добрый опер или следователь вроде бы все записал, как они говорили, да только по-своему. И окажется, что сразу и напишут, что медицинскую документацию как попало составили (потому что при таком количестве больных не до медицинской документации). И что больного не смотрели даже. И что забыли отказ от госпитализации подписать: да и он-то хотел, да везти некуда было. И родственники дружно подтвердят и эмоционально раскрасят (а это следователь в протокол занесет), что человек просил, страдал, что сто раз звонили, и что никто не приходил к нему из поликлиники по месту жительства ни разу.
 
А дальше что? Ну дальше, как водится, экспертиза (или исследование, если дело еще не возбудили).  И обычные эксперты  начнут смотреть медицинскую документацию под лупой на предмет правильности лечения и правильности оформления той самой документации. Угадайте, какие будут выводы?

А выводы будут печальные.

Сделают эти самые выводы эксперты без скидок на текущую ситуацию. И, скорее всего, укажут, что имеет место несвоевременная медицинская помощь, необследование пациента и куча других нарушений.

И останется следователю только дело возбудить, да и на основании исследования или экспертизы конкретных виновников установить. Тут уж подумать придется, конечно.

Кто виноват в смерти: участковый, врач «скорой», врачи больницы?

С этим сложности могут быть, конечно, у следствия. Тем более уже врачи, скорее всего, адвокатами обзаведутся. И какую-никакую юридическую помощь получат. Но, уверяю, часть таких дел спокойненько будет закончена расследованием и в суд пойдет.

Что вменят? Ну, варианты есть...

Уголовный кодекс дает разнообразные варианты привлечения медицинских работников к уголовной ответственности. Квалификация зависит от негативных последствий (причинение смерти или вреда здоровью), а также от усердия следствия.
 
Вот, например, варианты:
 
– причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей – ч. 2 ст. 109 УК РФ;
– неоказание помощи больному, если это повлекло по неосторожности смерть больного – ч. 2 ст. 124 УК РФ;
– незаконное занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью, повлекшее по неосторожности смерть человека – ч. 2 ст. 235 УК РФ);
– причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей – ч. 2 ст. 118 УК РФ,
неоказание помощи больному, повлекшее причинение средней тяжести либо тяжкого вреда здоровью (ч. 1, 2 ст. 124 УК РФ);
– незаконное занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью, повлекшее по неосторожности причинение вреда здоровью человека – ч. 1 ст. 235 УК РФ.

И сроки по этим статьям совершенно не шуточные бывают.

Посему я, прежде всего, призываю медицинские профсоюзы, если таковые имеются, и трудовые коллективы медиков объединяться и готовиться к защите своих прав. Не выполнять незаконные устные указания руководства, а требовать письменных приказов, письменно информировать руководство о невозможности вести надлежащим образом медицинскую документацию и оказывать медицинскую помощь, вести аудиофиксацию совещаний.

К сожалению, практика показывает, что ваше медицинское начальство при случае ничем вам не поможет и денег на адвокатов не даст, а будет только за свои теплые места держаться.

Сегодня вас, в крайнем случае, могут уволить.

А если не делать ничего – могут и посадить.


comments powered by HyperComments

В России и мире

«Небесный фаллос»: за траекторию полета в виде полового органа могут уволить главу «Победы»
Все, что нужно знать о противоковидной вакцине
Пенсионная реформа провалилась. Правительству предложили увеличить налог
Стала известна личность замерзшего у порога храма мужчины
Авиакомпании получили допуски на регулярные рейсы в 12 стран
Ученые доказали: наступление морозов снизит распространение коронавируса
Томские СМИ сообщили о задержании мэра города
Витамин D при ковиде: поставлена точка
Ученые объяснили заражение коронавирусом привитых вакциной медиков
Женщина остановила автобус и спасла пассажиров от смертельного ДТП