Сергей Меняйло: Сибирь – не только кладовая, но и «кузница»

Сергей Меняйло: Сибирь – не только кладовая, но и «кузница»
Фото: Сибирский ОИЦ
Экономика / 11 марта 2019 / 10:19 / Константин Антонов

Полномочный представитель президента России в Сибирском федеральном округе Сергей Меняйло категорически против того, чтобы считать Сибирь по-прежнему, всероссийской «кладовой», откуда лишь выкачиваются ресурсы на продажу. Полпред с цифрами в руках объяснил, что Сибирь – это еще и «кузница», динамично развивающийся регион с высоким промышленным и инвестиционным потенциалом.
 
– Сергей Иванович, у сибиряков есть обида – везде говорят о комплексных программах развития Дальнего Востока, Крыма, а Москва вообще – другой мир. На этом фоне у сибиряков складывается ощущение, что комплексным развитием Сибири никто заниматься не собирается, и наш край по-прежнему остается сырьевым придатком, откуда качаются нефть, газ, вывозятся лес, уголь, никель. Согласитесь, что у сибиряков есть основания обижаться и тревожиться за свое будущее…

– Вы знаете, нет, не соглашусь!  Мы с вами прекрасно понимаем, что ни один регион, что вы перечислили, ни Дальний Восток, ни Москва, сами по себе развиваться не могут. Мы с вами в одиночку добьемся эффекта? Нет. При пространственном развитии учитывается множество факторов: экономические возможности, экологические, этнографические, демографические и другие. Кстати, и политические – тоже. Мы должны понимать, что Москва – столица нашей родины. Столица нашей родины должна быть лучшим городом и лучшим мегаполисом не только России, но и всего мира.

Вот вы сказали про Дальний Восток. Дальний Восток это приграничная территория, стратегическая территория, и ее развитие – это вопрос безопасности государства. Поэтому по Дальнему Востоку такая программа принята.

– Понятно, что каждый регион имеет свое экономическое и геополитическое значение, но Сибирь в этом контексте не менее значима, а может быть, даже более – все основные ресурсы расположены здесь, оборонный потенциал, научный, мощная энергетика, металлургия, лес, химия… Но при этом не существует программ комплексного развития нашего макрорегиона, специфических экономических механизмов стимулирования его потенциала…

– Слушайте, по-моему, вы сами себе противоречите. Если бы к Сибири относились как к сырьевому придатку, то как, например, в тяжелые годы, в 90-е, сохранился бы тот самый научный, образовательный потенциал, о котором вы говорите? В эти же тяжелейшие времена сохранен потенциал промышленный, в частности, военно-промышленного комплекса, и он один из самых мощных. Конечно, если сравнивать с Советским Союзом, то пессимист может сказать, что все порушено. Но то были другие времена, другой промышленный комплекс, составы вооруженных сил другие. К примеру, в Советском Союзе армия была под 12 миллионов, а я заканчивал службу в вооруженных силах с численностью 1,2 миллиона. Задачи меняются, технологии меняются, способы и приемы ведения войны меняются, лет 20 назад не знали бесконтактного способа ведения войны. Мы 20 лет назад не говорили, что существует информационная война, не говорили об IT-технологиях.  Но произошло то, что произошло – те системы вооружений, которые производились на заводах-гигантах в Сибири, уже сняты с вооружения, поэтому эти заводы встали. Но возникают другие производства, более современные, на новейшей технологической базе.

Теперь о Дальнем Востоке, вернее, о том, как он связан с Сибирью. В прошлом году горняки Кузбасса добыли более 200 миллионов тонн угля, который нужно продать на внешних рынках, сейчас очень благоприятная ситуация для этого. Но посмотрите на карту – до морских портов, что на западе, что на востоке, четыре тысячи километров. Как его вывозить, тем более что портовых мощностей практически нет? Эта проблема решается в рамках комплексной программы развития Дальнего Востока – именно там сейчас активно строятся новые портовые мощности для вывоза кузбасского угля.

Строятся мощности и для вывоза сибирского зерна. Для этого, кстати, в том числе, модернизируются БАМ и Транссиб. Так что говорить о том, что куда-то вкладывают средства, а Сибирь обходят стороной, – нельзя.

Красноярск_подстанция_МРСК (1)_2018.JPG

– Здесь тоже есть вопрос: вы говорите о сырье, которое нужно вывозить, поступления от продажи которого формируют российский бюджет. Но есть и другая сторона – в XXI веке мы продолжаем зарабатывать на продаже сырья, в то время как другие совершают мощный технологический рывок и производят продукцию высокотехнологичную, с большей добавленной стоимостью. Не подтверждает ли это тезис о том, что Сибирь по-прежнему всего лишь источник сырья, кладовая, как вы сказали?

– Кладовая – да. А что в этом плохого?  Но сегодня сырье невозможно выгодно добывать, с помощью технологий прошлого века. Сегодня добыча сырья – это высокотехнологичный процесс, требующий не только современных технологий, но и серьезных инвестиций. Я недавно разговаривал с академиком Конторовичем. Есть мнение, что разработки небольших месторождений с небольшими емкостями надо отдать малому и среднему бизнесу. В мире такая практика существует, но в нашей стране эти подходы массово неприменимы – огромная территория, сложная и дорогая инфраструктура, сложная геология – все это требует концентрации ресурсов, которые могут себе позволить только крупные  компании.

Кроме того, надо понимать, что совсем недавно, в 90-е годы наша страна пережила очень сложный период. Тогда стояла задача выжить, не потерять экономику. Теперь – санкции. Президент России сказал, что если бы не было Крыма и Севастополя, то нашли бы повод для других санкций. Вопрос в том, что Россия начала подниматься и занимать те позиции, которые исторически России предназначены. Сегодня мы находимся на другом уровне развития. Но мы с вами прекрасно понимаем, что такое организовать с нуля производство того или иного продукта. За один год это не сделаешь.

Да, президентом поставлена задача организации глубокой переработки. Мы в Сибири идем по этому пути. Например, горно-металлургическая компания «Норильский никель» продолжает реализовывать инвестиционные проекты по реконструкции рудников, обогатительных фабрик, медного заводов. Завершена реконструкция Надежинского завода, где мощности по переработке руды будут увеличены с 1,9 до 2,4 миллиона тонн. Вводится вторая очередь Талнахской обогатительной фабрики – мощность увеличится с 7,5 до 10,2 миллиона тонн руды. Кардинально будут снижены выбросы серы в атмосферу, после того, как будет реализован «Серный проект – экологическая инициатива» – выбросы диоксида серы снизятся на 75%, по сравнению с 2015 годом. Из этого диоксида серы будут производить до 280 тысяч тонн элементарной серы и до пяти миллионов тонн гипса ежегодно.

В Томске в прошлом году был введен в строй новый завод по производству технических газов и сжатого воздуха на площадке «Томскнефтехима». Он полностью обеспечит растущие потребности многотоннажных нефтехимических предприятий в технических газах. Продолжается модернизация нефтехимического производства АО «Ангарский нефтехимический комбинат» в Иркутской области. В прошлом году там уже модернизировали установку по производству дизельного топлива и выработке нефтехимической продукции.

– Кроме сырья в Сибири были развиты обрабатывающие производства, фармацевтическая промышленность, которая, кстати, сейчас становится одним из драйверов современного технологического развития. Она базировалась на собственном научном потенциале. А сейчас мы практически все закупаем за границей.

– Ну не все! Хотя если вы заговорили о фармацевтической промышленности, давайте и о ней поговорим. В ноябре прошлого года в Иркутске открылся завод по производству диабетических тест-полосок – более трех миллионов упаковок, 500 тысяч глюкометров. В Братске (Иркутская область) продолжается реконструкция и техническое перевооружение завода по производству активных фармацевтических субстанций для выпуска препаратов, включенных в программу «Фарма 2020». Из этих субстанций будут выпускаться препараты для лечения туберкулеза, онкологических и ретровирусных заболеваний. Уже завершен первый этап строительства и получена лицензия на производство.

В Бийске (Алтайский край) идет строительство фармацевтического корпуса для производства твердых лекарственных средств и БАДов. Там уже ведется монтаж оборудования. В Кольцово, в Новосибирской области, завершен проект «Создание участка розлива инъекционных препаратов». Так что, процессы идут и в этой отрасли.

– Слишком  медленно! Так, во всяком случае, воспринимают граждане эти «процессы».

– Добавьте еще – «мало». Но мы должны понимать, для того чтобы реализовать любое направление экономики нужны деньги – инвестиции бюджетные и внебюджетные. Советский Союз  приучил нас к тому, что все инвестиции – это бюджет. Когда появилось понятие государственное и частное партнерство? Лет пять-восемь назад начали о нем говорить, а закон вышел 2015 году. У нас такого понятия как государственно-частное партнерство не было. Сейчас оно существует, и президент России ставит задачу как можно больше привлекать частный капитал. Сейчас в сибирских регионах активно развивается не только государственно-частное партнерство, но и применяются современные управленческие практики, направленные на стимулирование и поддержку частного бизнеса. В округе продолжается развитие трех особых экономических зон – в Алтайском крае, Иркутской и Томской областях. Общая стоимость проектов развития зон – 56,7 миллиарда рублей, из которых около 21,4 миллиарда уже вложены. Наиболее успешно реализуется проект ОЭЗ технико-внедренческого типа «Томск». На первое января этого года в ОЭЗ было зарегистрировано 64 резидента, создано 2,5 тысячи рабочих мест.

В 12 моногородах округа продолжается организация территорий опережающего развития. В реестр резидентов ТОСЭР в моногородах включены 50 юридических лиц: 30 в Кемеровской области, 12 в Иркутской, 6 в Алтайском крае и по одному резиденту в республике Хакасия и Новосибирской области.

Очень перспективный межрегиональный проект республик Хакасия, Тыва и Красноярского края «Енисейская Сибирь», его цель – обеспечить дополнительные эффекты социально-экономического и пространственного развития за счет координации и совместного управления. В него входит ряд проектов, в том числе, строительство железной дороги Кызыл-Курагино, агропромышленного парка в Шарыповском районе Красноярского края. В прошлом году Правительство России утвердило условия концессионного соглашения по дороге Кызыл-Курагино на создание и эксплуатацию объектов инфраструктуры железнодорожной линии. Проект будет реализовываться на условиях государственно-частного партнерства. Это 20 тысяч рабочих мест, более 400 километров дороги. Объем налоговых поступлений в бюджеты всех уровней планируется в объеме 15 миллиардов рублей.

Иртыш_2018 (2).jpg

– Вы уже коснулись темы агропромышленного комплекса…

– Вы мне сейчас про зарастающие поля будете спрашивать? Про то, что в свое время Сибирь пол-Европы маслом снабжала?.
.
– И про это тоже. Но, кстати, именно в сельском хозяйстве заметны более всего позитивные перемены. Но я опять вернусь к мысли о «сырьевом» придатке – ведь вывозим зерно, то есть, сырье. Тем более, его и вывезти сложно!

– Уже не так сложно, как это было пару лет назад. Правительство приняло своевременные и эффективные меры для стимулирования экспорта зерновых, в том числе и льготный железнодорожный тариф был введен. В своем предыдущем послании президент сказал, что впервые за долгие годы Россия экспортировала 25 миллионов тонн зерна. До этого у нас не было такого экспорта зерна в Советском Союзе.

Вторая задача, помимо выращивания и экспорта зерна, глубокая  его переработка. У нас есть технологии. Самая лучшая мука – Алтайского края. И не только здесь, в Сибири. Мы сейчас с нашими институтами работаем над другими видами переработки, например, над получением клейковины.

Кроме того, будет увеличено внутренне потребление зерна за счет развития животноводства. В прошлом году завершился инвестиционный этап строительства третьей очереди животноводческого комплекса в Каргатском районе Новосибирской области. Вся стоимость этого проекта – восемь миллиардов рублей! В селе Елбань Маслянинского района Новосибирской области построен животноводческий комплекс КРС на шесть тысяч голов – самый большой за Уралом. В Шушенском районе Красноярского края функционирует животноводческий комплекс с полным циклом воспроизводства стада и откормом бычков до мясных кондиций. Уже сейчас поголовье составляет 1570 голов, а в перспективе будет 3180 голов.

А чего стоят колоссальные изменения в тепличном хозяйстве! Только в прошлом году в тепличном комбинате «Толмачевский» в Новосибирской области была введена вторая очередь для круглогодичного выращивания овощей и зеленой продукции. А в начале 2019 года планируется вывести комбинат на полную мощность – около 25 тысяч тонн овощей в год. 

– До сих пор вы говорили о модернизации, расширении производства, так сказать, в традиционных отраслях. Есть ли какие-то изменения, связанные с развитием современных технологий, с развитием тех направлений, которых в Сибири никогда не было, но которые сейчас находятся на пике технологического прогресса?

– Когда-то мы даже не знали, что такое экологический стандарт «евро 5», а сегодня на Алтайском заводе прецизионных изделий выпускается топливная аппаратура для дизельных двигателей всех типов. Это единственное в России производство топливной аппаратуры и пятое в мире, которое отвечает всем современным международным требованиям. Продукция поставляется компании Bosh.

В Республике Алтай ведется строительство солнечных электростанций. Проект предусматривает строительство восьми электростанций сетевого типа, общей мощностью 90 МВт в четырех районах республики. Уже построены пять электростанций. К 2020 году планируется строительство генерирующих объектов, что позволит увеличить выработку солнечной энергии до 140 МВт и полностью закрыть потребности республики в электроэнергии.

В Томской области – это научно-производственной фирма «Микран», которая специализируется в области СВЧ-электроники и микроэлектроники, контрольно-измерительной аппаратуры, радаров для навигации и обеспечения безопасности.


Недавно в Новосибирске я был на предприятии «Элтекс», одном из ведущих разработчиков и производителей телекоммуникационного оборудования. Еще в специальном конструкторско-технологическом бюро «Катализатор» – крупнейшем в России разработчике и производителе катализаторов, сорбентов и носителей катализаторов для нефтепереработки, нефтехимии, сероочистки и промышленной экологии. Но это только два примера, а современных производств только в Новосибирске гораздо больше.

Кроме того, надо переходить на более высокие технологии и в исторически сложившихся отраслях экономики – в переработке, медицине, туризме, услугах. Например, одна компания перешла на автоматическую добычу угля, без участия людей.

Мы переходим на цифровую экономику, меняем образ жизни, который устоялся десятилетиями. А это сложно.

НГТУ_2018 (1).JPG

– Еще одна «обида» сибиряков – лес. Вырубают массово, даже пней не оставляют. Кругляк уходит за копейки в Китай, что называется, мимо кассы. На этом наживаются «черные» лесорубы, а в лесных регионах Сибири сложились целые мафиозные кланы. При этом мы закупаем в том же самом Китае целую номенклатуру изделий из древесины, изготовленных из нашего сибирского леса. Ситуация настолько напряженная, что даже спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко недавно призвала ввести мораторий на продажу кругляка за границу.

– Это последствия 1990-х годов, и мы с ними боремся. Не буду открывать все карты, это дело правоохранительных органов и спецслужб. Но бороться с этим нужно, в первую очередь, экономическими мерами – создавать условия, чтобы переработка была выгодна здесь, чтобы было выгодно лес перерабатывать, а не вывозить сырье. Примеры такие есть, это Приангарье, Богучанский лесопромышленный комбинат, где уже производится 271,6 тысячи кубометров пиломатериалов, в том числе – оконный и дверной брусок, опалубочные конструкции, ДПК, пеллеты.

В Лесосибирке реализуется проект ООО «Сиблеско МКВ» по модернизации и техническому перевооружению производства сухих пиломатериалов и созданию лесной инфраструктуры. Там уже налажено производство пиломатериала. В Сосновоборске создается фанерный комбинат с мощностью 200 тысяч кубометров фанеры. Из отходов будут производить топливные брикеты, карандаши, тонкомерный пиловочник.

В Иркутской области запущены такие проекты, как «Модернизация производства АО «Группа Илим». Ожидаемые результаты реализации проекта – 511 тысяч тонн продукции. В Усолье-Сибирском произведен пробный запуск оборудования при производстве древесных гранул. Годовая мощность завода – 9900 тонн. Томская область – один из пяти регионов РФ, где созданы лесопромышленные кластеры. Это позволит объединить усилия и ресурсы уже существующих производств и создать новые.

Кстати, обращаю внимание, что все эти проекты реализуются или на условиях государственно-частного партнерства, или с применением льгот и мер поддержки, предусмотренных в рамках ТОСЭР. Мы сегодня вплотную подошли к реализации новых технологий вырубки и сохранения леса. Сегодня задачи – это сохранить и восстановить наши леса, но не вводить полный запрет, так как это отрасль экономики. Из крайности в крайность кидаться не надо.

– Об управлении мой последний вопрос. Похоже, руководство государство осознало важность этой проблемы. Тому пример – проект «Лидеры России», призывы российского президента к чиновникам – если не верите, не можете, то уходите. На региональном уровне остро стоит проблема не только нехватки высококвалифицированных управленцев, но есть проблема и примерами удачных, позитивных управленческих практик. Иначе как ответить на вопрос, который задает любой гражданин страны: почему мы так богаты в смысле ресурсов, человеческого потенциала, но при этом мы так бедно живем?

– Любой управленец, особенно в государственном муниципальном управлении, действует в рамках полномочий. Какой бы хороший управленец ни был, он не может превысить свои полномочия, тогда он нарушит закон. Но, с другой, стороны, требования времени очень быстро меняются, и мы должны успевать за ними.
Любая управленческая структура строится под задачи, и если они четко определены, то можно выстроить эффективную систему управления, наполнить ее профессионалами – людьми, которые способны эти задачи выполнить, понять нужен ли, к примеру, некий проект или нет и какой эффект он даст.

Да, это серьезная проблема, и без ее решения никакие инвестиции не дадут должного эффекта. Но, чтобы об этом серьезно поговорить, нам нужно составить отдельный разговор.

– Хорошо, думаю, если вам позволят время и обстоятельства, мы обязательно об этом поговорим, если не возражаете.

– Не возражаю. Тем более что на каждой своей встрече с коллегами я эту проблему постоянно поднимаю и обсуждаю…

– Сергей Иванович, спасибо вам за то, что уделили время и за интересный разговор.



comments powered by HyperComments


Новости СМИ2