Трагедия на «Бетонке»: раскрыты «тайны» следствия

Трагедия на «Бетонке»: раскрыты «тайны» следствия
Общество / 15 февраля 2013 / 11:53
Следственный комитет раскрыл подробности расследования громкого дела о ДТП на Станционной в Новосибирске. В начале января на остановке «Бетонный завод», напомним, была насмерть сбита студентка Нина Шестакова. К делу приковано внимание всего города – прежде всего потому, что неубедительной казалась версия следствия о том, при каких обстоятельствах произошла трагедия.
В пятницу утром на специальном брифинге в следственном управлении Следственного комитета по Новосибирской области описали картину произошедшего, которая была установлена в ходе допросов, экспертиз и экспериментов. Представители ведомства постарались избавить эту трагедию от слухов и домыслов, которыми она успела обрасти.

Версия следствия

В тот вечер инспектор ГИБДД Алексей Мозго, находящийся в состоянии алкогольного опьянения, спал в своей машине Honda Civic. Его жена Татьяна решила сесть за руль. Водить она умеет, хотя и нет прав. На заднем сидении были родственники супружеской пары. 

«Там были два пассажира, они не сотрудники полиции. Была сестра Мозго, она работает в другой сфере, и бухгалтер – муж ее», – заявил руководитель следственного управления Следственного комитета России по Новосибирской области, полковник юстиции Иван Шеенко, опровергнув слухи о том, что в автомобиле сзади сидели два пьяных сотрудника ГИБДД. 

На улице Станционная женщина не справилась с управлением, вылетела на обочину и сбила студентку Нину Шестакову, которая от полученной травмы скончалась. 

В момент столкновения проснулся сам Алексей Мозго. Как рассказали следователи, он за две секунды принял решение поменяться со своей женой местами. В СК показали запись своего следственного эксперимента, который установил, что это возможно сделать за 5-7 секунд.

«Когда начали допрашивать Мозго о том, как он оказался за рулем, он сказал: «двое детей, и жену посадить в тюрьму, это нехорошо, вот мы и пересели», – отметил Иван Шеенко. – Я не знаю, какие там журналисты проводили эксперимент, это смешно просто, поверьте мне. Таких экспериментов я проводил тысячи. Чтобы провести эксперимент, надо быть специалистом, а не просто взять кого попало, не той комплекции. Мы провели эксперимент, оказалось, что 5 секунд хватило Мозго,  чтобы пересесть. Супруги были не пристегнуты».

В аварии Алексей Мозго получил травму головы. Удар пришелся на правую сторону машины. При сборе доказательств именно на правой стойке в салоне автомобиля, это место пассажира, была обнаружена его кровь, что убедило следователей предъявить обвинение именно Татьяне – как водителю.

«Какое состояние было у Мозго? Его доставили в больницу, травма головы с правой стороны. <…> Геномная экспертиза дала заключение: кровь его, травма головы от этой стойки, – указал Иван Шеенко. – Когда они пересели… Потом биться об стойку головой… Никогда так не сделаешь. Левая сторона автомобиля не деформирована, деформирована правая сторона, удар был именно в  правую сторону». 

Следователи нашли трех свидетелей, которые подтвердили, что за рулем сидел не Алексей Мозго. «Установили свидетелей, совершенно чужих людей – они не знают ни Мозго, ни погибшую, ни Черепанова, которые видели эту машину. Первым свидетелем стал охранник одного из руководителей», – сказал Иван Шеенко, уточнив, что с этим свидетелем следователи разговаривали по телефону, так как тот из-за командировок не смог явиться на допрос.

– Видели машину?<br>– Да. <br>– Где? <br>– На светофоре. <br>– С какой скоростью она двигалась? <br>– Километров 70. <br>– Кто был за рулем? <br>– За рулем сидел парень, был одет в черной куртке, пассажир была девушка, в светлой шубе. <br>– Девушка, где сидела? <br>– С левой стороны, парень-шофер с правой стороны, машина японского происхождения. 

«Я уже знал, что руль у нее с левой стороны, – сказал Шеенко. – Таким образом, мы установили трех свидетелей. Все думали, что машина праворукая, отсюда и пошло, что за рулем сидел мужчина».

Следственный комитет перечислил слухи

Иван Шеенко заявил, что вокруг расследования возникло множество слухов, которые разошлись в социальных сетях и СМИ. По его словам, экспертизы по делу о ДТП на «Бетонке» начали проводиться 3 января. 

«Кроме экспертизы крови и следственного эксперимента мы замерили тормозной путь, чтобы определить скорость движения, – рассказал начальник следственного управления. – Мы стали просчитывать, есть научные методы, скорость была до момента торможения порядка 70 километров в час. На трамвайных путях скорость была сброшена. Этот юз, когда шла машина боком, скорость уже составляла 40 километров в час. Татьяна признает, хотя скоростной режим не превышала, но на повороте, чтобы пересечь рельсы, можно было и скинуть скорость».

Под сомнение следователи поставили и показания Александра Черепанова, который первым сообщил, что за рулем машины сидел полицейский. «Черепанов на первоначальном допросе рассказывает, что когда увидел машину, попытался сделать шаг. Его машина ударила, он отлетел на два метра и на какое-то время отключился, закрыл глаза, – пересказал Шеенко. – Когда открыл глаза, поднялся – сидит за рулем парень. Черепанова направили в больницу, никаких повреждений у него не было, судебные медики исключили факт столкновения автомобиля с Черепановым. Сейчас Черепанов уже не говорит, что машина его сбила, по-видимому, не помнит, как это произошло».   

– Получается Черепанов врал?<br>– Эксперты дали заключение, что у него повреждений нет, это не какая-то заинтересованная экспертиза была. Экспертиза состоялась 4 января. Если машина на скорости 40 километров в час ударит в ноги, это будет перелом, я думаю. Либо кровоподтеки, если как говорит Черепанов, он отлетел на два метра от удара, что было бы на теле. На освидетельствование его отвезли сразу.

Семья Мозго против адвоката Шишебарова

Сразу после аварии, по данным следствия, Алексей Мозго позвонил командиру полка ДПС и рассказал, что жена сбила насмерть девушку. Этот звонок зафиксирован, как и звонок адвокату Геннадию Шишебарову.

«Я беседовал с Шишебаровым, мы его будем допрашивать, работа на этом не остановиться, – уверил Иван Шеенко. – Да, звонок из дома Мозго 3 января к Шишебарову был. Но кто звонил – неизвестно. Это надо еще знать, как живут Мозго. Они живут в бараке, замка на двери нет, а 3 января Татьяна Мозго была у сестры, а не дома вместе с детьми. Я не сужу Геннадия Александровича (Шишебарова), не хочу обсуждать его действия, человек поступает по-своему. Я задал ему вопрос, почему он так поздно сообщил? Он сказал, что читал и думал. Мы проверяем его заявление. Я знаю, что Татьяна Мозго написала встречное заявление прокурору области с просьбой разобраться, поскольку она с Шишебаровым не разговаривала <…> Я знаю, что Мозго обратились в адвокатскую палату с жалобой на Шишебарова».

Шеенко уверен, что сотрудникам полиции не было смысла пытаться повлиять на ситуацию и покрывать Алексея Мозго. «Если бы на ДТП приехал командир полка, он бы, конечно, переживал. Но приехали рядовые сотрудники, им было без разницы, – заявил глава следственного управления Следственного комитета по Новосибирской области. –Один из тех, кто приехал, увидел, что обвиняемая просила прощения у Черепанова, говорила: «прости меня, я совершила такое». Хоть Черепанов говорит, что подъехавшие сотрудники полиции посадили его к себе в машину, но куда там было садить? В патрульные машины посадили всех, кого повезли на экспертизу».

Шеенко также пояснил, почему, несмотря на свою невиновность, Алексей Мозго уволился из органов: «Алексей Мозго написал рапорт, что хотя он спал в машине пьяный и не знал, что жена без прав села за руль, он виноват. Мозго сказал: «Я морального права не имею дальше работать в органах».

История

Напомним, трагедия разыгралась поздно вечером 2 января 2013 года. Автомобиль Honda Civic врезался в автобусную остановку «Бетонный завод» в Ленинском районе Новосибирска и сбил влюбленную пару – 19-летнюю студентку Нину Шестакову и 20-летнего Александра Черепанова. Девушка скончалась на месте. Пострадавший молодой человек (которого, кстати, после экспертизы признали только свидетелем, не найдя на его теле свидетельств удара машины) написал на своей странице в «ВКонтакте» эмоциональное сообщение, в котором предположил, что за рулем был пьяный полицейский

Машина принадлежала инспектору ГИБДД Алексею Мозго. Известно, что в момент аварии в салоне кроме него были еще три человека. Вину на себя взяла 33-летняя жена полицейского Татьяна.

Вместе с этим свидетели аварии, прежде всего, Александр Черепанов, утверждали, что за рулем автомобиля был именно мужчина. «Нина погибла 2 января, а экспертизы по делу начали делать только 17 января, мне ничего не сообщали, – рассказала Светлана Шестакова, мама погибшей студентки. – Свидетели говорят, что за рулем был мужчина, но его жена берет вину на себя. Потому что у нее двое несовершеннолетних детей, и ей ничего не будет. У них же у самих дети, как они могут не понимать, что такое потерять ребенка?».

Сообщалось, что следователями был проведен необычный эксперимент, видимо, проверяющий показания четы Мозго. В ходе него «подтвердилось» утверждение, что Алексей и Татьяна могли сразу после ДТП поменяться местами. И якобы им для этого – в вечерней темноте и учитывая шок от пережитого – потребовалось всего несколько секунд.

В минувший понедельник журналисты новосибирских изданий, в числе которых были и представители портала Сибкрай.ru, попытались повторить тот следственный эксперимент. Три пары на время менялись местами в автомобиле Honda Civic – на точно таком же, что и сбили Нину Шестакову. Самой быстрой удалось это сделать лишь за девять секунд. А ведь в отличие от корреспондентов, супруги Мозго не знали, что через какое-то время им придется меняться местами в машине. Тем более, что в авто после ДТП на Станционной наверняка сработали подушки безопасности, что еще более затруднило бы пересадку.

Защита семьи Нины Шестаковой

15 февраля стало известно, что защитой интересов и прав потерпевших, семьи Нины Шестаковой, займется «Новосибирская городская коллегия адвокатов». Организация согласилась представлять родственников на безвозмездной основе.

«Когда к нам обратился новосибирский союз журналистов с просьбой оказать помощь в установлении истины по этому делу, мы провели общее собрание и единогласно приняли решение помочь, – сообщил порталу Сибкрай.ru председатель НО «Новосибирская городская коллегия адвокатов», кандидат юридических наук Александр Балян. – Сегодня адвокат нашей коллегии заключит соглашение с человеком, признанным потерпевшим по делу, и с понедельника начнет осуществлять предусмотренные законом процессуальные действия».

«Учитывая общественную значимость события и то, что оно обросло всевозможными домыслами и слухами, мы решили, что наша работа будет безвозмездной. Это – форма гражданского участия», – добавил Балян.

Смотреть видео следственного эксперимента:
comments powered by HyperComments