Лента новостей

Все новости

Популярное

Бывший тренер ХК «Сибирь» обвинил в своих неудачах новосибирских болельщиков

 


Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>Однажды его отправили в отставку с поста главного тренера столичного «Динамо», хотя с командой было все в порядке. Дважды его отстраняли от работы с «Сибирью», последний раз – две недели назад. Трудно встретить тренера, которому не везло больше, чем Владимиру Семенову.

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Вам второй раз не удалось доработать до конца контракта с «Сибирью». Ситуации похожи?

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Ничуть. Совершенно два разных случая. О тех временах я вспоминать не хочу – сказано уже много слов. Достаточно того, что в этот раз все по-другому.

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Прежде чем сказать о различиях, позвольте узнать, зачем вы вообще поехали в Новосибирск? Ведь ничего не изменилось: вы же знали, что в руководстве те же люди, которые увольняли вас осенью 2004-го.

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Азарт. Я хотел доказать, что в прошлый раз они поторопились, уволив меня через четыре матча после начала чемпионата. Ведь до этого был нормальный период с января по апрель предыдущего сезона.

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– А сейчас что?

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– И в этот раз руководство поторопилось.

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Так в чем различия, если и пять лет назад, и сейчас руководство поторопилось?

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Не буду уточнять. Я готов говорить только про нынешнюю отставку. Нет ощущения, что у меня что-то не получалось. Просто опять же у владельцев команды не хватило терпения.

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Летом «Сибирь» укреплялась так, как от нее и ждали. Без громких трансферов, конечно, но вы были достаточно активны. Совершили какие-то серьезные ошибки в этом направлении?

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Только во вратарской линии. У меня были опасения насчет Томаса Лоусона, мы же с ним работали в ЦСКА. Так вот, все сомнения подтвердились.

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Почему с ним не расстались?

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– У Лоусона есть действующий контракт на этот сезон. Прервать с ним соглашение и взять нового голкипера мы не могли – «Сибирь» не настолько богатая команда.

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Но и не бедная.

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– По финансам – средний клуб. У нас в этом году не возникало никаких проблем, не было задержек по зарплате. Всем платили вовремя – и надеюсь, что и со мной рассчитаются до конца, я ведь ничем договор не нарушил. Но, конечно, на трансферном рынке мы не могли себе позволить швыряться деньгами. Так вот, разойтись с Лоусоном и взять нового голкипера было просто неподъемно.

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– В команде есть еще и вратарь Александр Фомичев.

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Его приглашал я. Хорошо знаю этого парня. Но не было стабильности – это я говорю не отдельно про Фомичева, а в целом про вратарскую бригаду. Когда она выручала – мы набирали очки. Но получалось так, что нам надо было забрасывать четыре-пять шайб, чтобы победить.

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Если бы вы проиграли все матчи с разницей в пять шайб, то ваша отставка была бы совершенно понятной. Но ведь разгромов не было. Чего от вас хотело руководство клуба?

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Им нужен был результат. Задача перед «Сибирью» была простая: попасть в плей-офф, желательно с как можно более высокого места. Но мы должны были при этом показывать хороший хоккей.

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– К вам были претензии из-за того, что вы его не показывали?

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Нет-нет, по качеству игры ко мне не было претензий. Любой специалист скажет, что новосибирская команда не была слабой. Мы были хорошо готовы физически, несмотря ни на какие разговоры.

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Вы хотите сказать, что «Сибирь» всегда показывала хороший хоккей?

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Ну как, были невыразительные матчи. Например, с «Автомобилистом», с «Барысом». Их не назвать провальными – просто так случается. Знаете, если бы мне дали доработать, то мы бы все недостатки исправили. Внесли бы точечные изменения в составе, например. И решили бы свои задачи.

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Почему вам не верили?

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Мне кажется, акционеров очень сильно нервировало то, что мы дома играем хуже, чем на выезде. Но я не могу ответить, с чем это было связано. Не исключено, что в Новосибирске команда подвергалась очень сильному давлению со стороны болельщиков. И не всегда ребята с ним справлялись. Отметил бы, кстати, что во время моего предыдущего прихода в Новосибирск, поклонники команды были лояльнее и терпеливее. Сейчас я этого не увидел.

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– А вы показывали руководству клуба турнирную таблицу? Объясняли, что шансы на место в плей-офф по-прежнему высоки? Вот «Витязь» – чемпион первых двух недель турнира – уже на последнем месте. А казанский «Ак Барс» стартовал еще хуже вас, и никто не паниковал.

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– С профессиональной точки зрения ситуацию оценивал только генеральный менеджер клуба Александр Канцуров. Он понимал, что, раз есть игра, то и результат придет. Остальные же оценивали игру с точки зрения болельщика. А это, чаще всего, эмоции.

Arial<#two#>>


3<#two#>>– Летом вы пригласили в команду Михала Микеску из «Салавата Юлаева», но затем от него отказались. Почему?

3<#two#>>– Мы брали его как забивного хоккеиста. Но не прошло и месяца, как пришлось с ним серьезно поговорить. Говорим, что ждем от него хорошей результативности, а он в ответ: «Так я нигде никогда много не забивал, я отдавать привык». Нормально, думаю. Зачем нам такой легионер? Ладно бы у него на счету было 15 передач, так он и отдать не может. Да и потом он повел себя не совсем правильно.

3<#two#>>– Как?

3<#two#>>– Начал искать ошибки не в себе, а в партнерах. Это всегда угнетает коллектив. Его отчисление оздоровило команду.

3<#two#>>– Расскажите, зачем вам нужен Эрик Рейтц. Он что-то умеет, кроме того, что дерется?

3<#two#>>– Чистый тафгай нам был и не нужен. С «Сибирью» работает один иностранный агент, и он нам предложил хорошего, по его словам, защитника: жесткий игрок обороны, умеющий бить, толкать с пятачка. Оказалось, что все не так.

3<#two#>>– Смотрите, что получается: Лоусона вы не могли отчислить, Рейтца вам навязали, Микеска оказался не тем, за кого себя выдавал. Странная селекция.

3<#two#>>– Без меня решения о приобретении игроков не принимались, если вы об этом. Микеска? Были сомнения, но и Александр Канцуров признает, что это его вина. Рейтца же нам привезли, его взяли вслепую. А в остальном: мы брали игроков по финансовым возможностям.

3<#two#>>– Зачем вы взяли Александра Харитонова? Кажется, он просто доигрывает?

3<#two#>>– Скажу, что он своих качеств не растерял, а в «Торпедо» у него был очень высокий контракт. К нам он пришел на меньшие деньги. Надеялся, что Саша станет лидером в «Сибири», но что-то не получилось. Может быть, он найдет свою игру.

3<#two#>>– Вы уже упомянули агрессивных болельщиков в Новосибирске. А с чем была связана их завышенная требовательность?

3<#two#>>– Наверное, там никак не могут забыть пятое место, которое было завоевано с Сергеем Котовым. Считают, что команда всегда должна была играть на таком уровне. Что ж, это их право. Но излишняя требовательность не приносит пользы. Вот в прошлом году поклонники «Авангарда» не отворачивались от команды до последнего, и клуб воспрянул. А в Новосибирске-то вообще ничего страшного не происходило.

3<#two#>>– Вы с новосибирскими болельщиками контакта не нашли?

3<#two#>>– Они меня недолюбливали.

3<#two#>>– Почему?

3<#two#>>– Наверное, им просто москвичи не нравятся.

3<#two#>>– Вы в Интернет заглядывали?

3<#two#>>– Нет, я не очень люблю Интернет. Конечно, рассказывали, как меня ругают, но сам я не любитель лезть в эту сеть. Я так понял, там вообще не бывает хорошего – один негатив.

3<#two#>>– Если бы мы были болельщиками «Сибири», то некоторые вещи тоже бы попросили объяснить. Например, вы неоднократно говорили на пресс-конференциях, что с игроками приходится дополнительно разговаривать во время перерывов. Почему они с первого раза не понимали главного тренера?

3<#two#>>– Никакого умысла с их стороны не было. Ошибались – да. Есть хоккеисты, не хочу называть их фамилии, которые просто постоянно допускали брак. Некоторые просто не понимают… Они умеют играть, но у них мысли не о том. Например, не об обороне, а только об атаке.

3<#two#>>– Назовете имена?

3<#two#>>– Нет, зачем. Они сами себя узнают в этих словах, пользуясь случаем – привет им. Не знаю, почему они не выполняли установку. То ли не умеют. То ли не хотят.

3<#two#>>– Вы имена не называете, получается, что виноватого знаем только одного – вас.

3<#two#>>– Но у меня были нормальные отношения с хоккеистами. И вообще, я считаю, что эта команда заиграет. Все будет нормально.

3<#two#>>– У вас, наверное, много вопросов к руководству.

3<#two#>>– Единственное, что я не понял, - откуда такое нетерпение? Дайте же время, дайте спокойно проработать сезон. Если не получилось бы, то можно было бы говорить: «Плохой тренер Семенов». Но ведь не дают этого времени.

3<#two#>>– Вы же нигде полный сезон не работали.

3<#two#>>– Да. Начал карьеру в Твери, но потом меня пригласили в Екатеринбург. Там вроде бы все было нормально, но мне приказали принять столичное «Динамо».

3<#two#>>– Как приказали?

3<#two#>>– Обычно. Я же был офицер, как и все в том «Динамо». Пришлось уехать в Москву – и в Екатеринбурге до сих пор на меня обижаются. А в «Динамо» мы шли в верхней части турнирной таблицы, но меня постоянно критиковали. Говорили, что игры не было, хотя результаты были приличные. В общем, и оттуда сняли. Затем – работа в «Сибири». Сначала я там был помощником Владимира Голубовича, затем в середине сезона принял клуб, но через четыре матча после начала сезона меня отставили. И вот снова обжегся с «Сибирью».

3<#two#>>– Да уж. Не везло.

3<#two#>>– А я никого не осуждаю. Просто все хотят результата, игры, чего-то еще – и при этом не вникают в суть работы тренера.

3<#two#>>– Говорят, что для тренера каждый день без работы идет за год. Вы долго намерены отдыхать?

3<#two#>>– Да я бы хоть сейчас начал работать.

3<#two#>>– Тут должно быть: «Но...»

3<#two#>>– Но приглашений пока нет, хотя мой агент действует в этом направлении. Работать хочу, в этом смысле увольнение из «Сибири» не стало для меня потрясением. Мне бы и семья не дала опустить руки.

3<#two#>>– Хотите быть именно тренером? Или могли бы стать генеральным менеджером команды?

3<#two#>>– Давайте прикинем. Рынок игроков я знаю. Понимаю, кто как выступает, кто сколько стоит. Так что почему бы и нет? Но мне хотелось бы еще поработать тренером.

 


 

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>Однажды его отправили в отставку с поста главного тренера столичного «Динамо», хотя с командой было все в порядке. Дважды его отстраняли от работы с «Сибирью», последний раз – две недели назад. Трудно встретить тренера, которому не везло больше, чем Владимиру Семенову.

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Вам второй раз не удалось доработать до конца контракта с «Сибирью». Ситуации похожи?

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Ничуть. Совершенно два разных случая. О тех временах я вспоминать не хочу – сказано уже много слов. Достаточно того, что в этот раз все по-другому.

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Прежде чем сказать о различиях, позвольте узнать, зачем вы вообще поехали в Новосибирск? Ведь ничего не изменилось: вы же знали, что в руководстве те же люди, которые увольняли вас осенью 2004-го.

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Азарт. Я хотел доказать, что в прошлый раз они поторопились, уволив меня через четыре матча после начала чемпионата. Ведь до этого был нормальный период с января по апрель предыдущего сезона.

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– А сейчас что?

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– И в этот раз руководство поторопилось.

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Так в чем различия, если и пять лет назад, и сейчас руководство поторопилось?

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Не буду уточнять. Я готов говорить только про нынешнюю отставку. Нет ощущения, что у меня что-то не получалось. Просто опять же у владельцев команды не хватило терпения.

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Летом «Сибирь» укреплялась так, как от нее и ждали. Без громких трансферов, конечно, но вы были достаточно активны. Совершили какие-то серьезные ошибки в этом направлении?

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Только во вратарской линии. У меня были опасения насчет Томаса Лоусона, мы же с ним работали в ЦСКА. Так вот, все сомнения подтвердились.

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Почему с ним не расстались?

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– У Лоусона есть действующий контракт на этот сезон. Прервать с ним соглашение и взять нового голкипера мы не могли – «Сибирь» не настолько богатая команда.

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Но и не бедная.

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– По финансам – средний клуб. У нас в этом году не возникало никаких проблем, не было задержек по зарплате. Всем платили вовремя – и надеюсь, что и со мной рассчитаются до конца, я ведь ничем договор не нарушил. Но, конечно, на трансферном рынке мы не могли себе позволить швыряться деньгами. Так вот, разойтись с Лоусоном и взять нового голкипера было просто неподъемно.

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– В команде есть еще и вратарь Александр Фомичев.

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Его приглашал я. Хорошо знаю этого парня. Но не было стабильности – это я говорю не отдельно про Фомичева, а в целом про вратарскую бригаду. Когда она выручала – мы набирали очки. Но получалось так, что нам надо было забрасывать четыре-пять шайб, чтобы победить.

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Если бы вы проиграли все матчи с разницей в пять шайб, то ваша отставка была бы совершенно понятной. Но ведь разгромов не было. Чего от вас хотело руководство клуба?

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Им нужен был результат. Задача перед «Сибирью» была простая: попасть в плей-офф, желательно с как можно более высокого места. Но мы должны были при этом показывать хороший хоккей.

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– К вам были претензии из-за того, что вы его не показывали?

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Нет-нет, по качеству игры ко мне не было претензий. Любой специалист скажет, что новосибирская команда не была слабой. Мы были хорошо готовы физически, несмотря ни на какие разговоры.

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Вы хотите сказать, что «Сибирь» всегда показывала хороший хоккей?

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Ну как, были невыразительные матчи. Например, с «Автомобилистом», с «Барысом». Их не назвать провальными – просто так случается. Знаете, если бы мне дали доработать, то мы бы все недостатки исправили. Внесли бы точечные изменения в составе, например. И решили бы свои задачи.

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Почему вам не верили?

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– Мне кажется, акционеров очень сильно нервировало то, что мы дома играем хуже, чем на выезде. Но я не могу ответить, с чем это было связано. Не исключено, что в Новосибирске команда подвергалась очень сильному давлению со стороны болельщиков. И не всегда ребята с ним справлялись. Отметил бы, кстати, что во время моего предыдущего прихода в Новосибирск, поклонники команды были лояльнее и терпеливее. Сейчас я этого не увидел.

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– А вы показывали руководству клуба турнирную таблицу? Объясняли, что шансы на место в плей-офф по-прежнему высоки? Вот «Витязь» – чемпион первых двух недель турнира – уже на последнем месте. А казанский «Ак Барс» стартовал еще хуже вас, и никто не паниковал.

Arial<#two#> size=<#two#>3<#two#>>– С профессиональной точки зрения ситуацию оценивал только генеральный менеджер клуба Александр Канцуров. Он понимал, что, раз есть игра, то и результат придет. Остальные же оценивали игру с точки зрения болельщика. А это, чаще всего, эмоции.

Arial<#two#>>


3<#two#>>– Летом вы пригласили в команду Михала Микеску из «Салавата Юлаева», но затем от него отказались. Почему?

3<#two#>>– Мы брали его как забивного хоккеиста. Но не прошло и месяца, как пришлось с ним серьезно поговорить. Говорим, что ждем от него хорошей результативности, а он в ответ: «Так я нигде никогда много не забивал, я отдавать привык». Нормально, думаю. Зачем нам такой легионер? Ладно бы у него на счету было 15 передач, так он и отдать не может. Да и потом он повел себя не совсем правильно.

3<#two#>>– Как?

3<#two#>>– Начал искать ошибки не в себе, а в партнерах. Это всегда угнетает коллектив. Его отчисление оздоровило команду.

3<#two#>>– Расскажите, зачем вам нужен Эрик Рейтц. Он что-то умеет, кроме того, что дерется?

3<#two#>>– Чистый тафгай нам был и не нужен. С «Сибирью» работает один иностранный агент, и он нам предложил хорошего, по его словам, защитника: жесткий игрок обороны, умеющий бить, толкать с пятачка. Оказалось, что все не так.

3<#two#>>– Смотрите, что получается: Лоусона вы не могли отчислить, Рейтца вам навязали, Микеска оказался не тем, за кого себя выдавал. Странная селекция.

3<#two#>>– Без меня решения о приобретении игроков не принимались, если вы об этом. Микеска? Были сомнения, но и Александр Канцуров признает, что это его вина. Рейтца же нам привезли, его взяли вслепую. А в остальном: мы брали игроков по финансовым возможностям.

3<#two#>>– Зачем вы взяли Александра Харитонова? Кажется, он просто доигрывает?

3<#two#>>– Скажу, что он своих качеств не растерял, а в «Торпедо» у него был очень высокий контракт. К нам он пришел на меньшие деньги. Надеялся, что Саша станет лидером в «Сибири», но что-то не получилось. Может быть, он найдет свою игру.

3<#two#>>– Вы уже упомянули агрессивных болельщиков в Новосибирске. А с чем была связана их завышенная требовательность?

3<#two#>>– Наверное, там никак не могут забыть пятое место, которое было завоевано с Сергеем Котовым. Считают, что команда всегда должна была играть на таком уровне. Что ж, это их право. Но излишняя требовательность не приносит пользы. Вот в прошлом году поклонники «Авангарда» не отворачивались от команды до последнего, и клуб воспрянул. А в Новосибирске-то вообще ничего страшного не происходило.

3<#two#>>– Вы с новосибирскими болельщиками контакта не нашли?

3<#two#>>– Они меня недолюбливали.

3<#two#>>– Почему?

3<#two#>>– Наверное, им просто москвичи не нравятся.

3<#two#>>– Вы в Интернет заглядывали?

3<#two#>>– Нет, я не очень люблю Интернет. Конечно, рассказывали, как меня ругают, но сам я не любитель лезть в эту сеть. Я так понял, там вообще не бывает хорошего – один негатив.

3<#two#>>– Если бы мы были болельщиками «Сибири», то некоторые вещи тоже бы попросили объяснить. Например, вы неоднократно говорили на пресс-конференциях, что с игроками приходится дополнительно разговаривать во время перерывов. Почему они с первого раза не понимали главного тренера?

3<#two#>>– Никакого умысла с их стороны не было. Ошибались – да. Есть хоккеисты, не хочу называть их фамилии, которые просто постоянно допускали брак. Некоторые просто не понимают… Они умеют играть, но у них мысли не о том. Например, не об обороне, а только об атаке.

3<#two#>>– Назовете имена?

3<#two#>>– Нет, зачем. Они сами себя узнают в этих словах, пользуясь случаем – привет им. Не знаю, почему они не выполняли установку. То ли не умеют. То ли не хотят.

3<#two#>>– Вы имена не называете, получается, что виноватого знаем только одного – вас.

3<#two#>>– Но у меня были нормальные отношения с хоккеистами. И вообще, я считаю, что эта команда заиграет. Все будет нормально.

3<#two#>>– У вас, наверное, много вопросов к руководству.

3<#two#>>– Единственное, что я не понял, - откуда такое нетерпение? Дайте же время, дайте спокойно проработать сезон. Если не получилось бы, то можно было бы говорить: «Плохой тренер Семенов». Но ведь не дают этого времени.

3<#two#>>– Вы же нигде полный сезон не работали.

3<#two#>>– Да. Начал карьеру в Твери, но потом меня пригласили в Екатеринбург. Там вроде бы все было нормально, но мне приказали принять столичное «Динамо».

3<#two#>>– Как приказали?

3<#two#>>– Обычно. Я же был офицер, как и все в том «Динамо». Пришлось уехать в Москву – и в Екатеринбурге до сих пор на меня обижаются. А в «Динамо» мы шли в верхней части турнирной таблицы, но меня постоянно критиковали. Говорили, что игры не было, хотя результаты были приличные. В общем, и оттуда сняли. Затем – работа в «Сибири». Сначала я там был помощником Владимира Голубовича, затем в середине сезона принял клуб, но через четыре матча после начала сезона меня отставили. И вот снова обжегся с «Сибирью».

3<#two#>>– Да уж. Не везло.

3<#two#>>– А я никого не осуждаю. Просто все хотят результата, игры, чего-то еще – и при этом не вникают в суть работы тренера.

3<#two#>>– Говорят, что для тренера каждый день без работы идет за год. Вы долго намерены отдыхать?

3<#two#>>– Да я бы хоть сейчас начал работать.

3<#two#>>– Тут должно быть: «Но...»

3<#two#>>– Но приглашений пока нет, хотя мой агент действует в этом направлении. Работать хочу, в этом смысле увольнение из «Сибири» не стало для меня потрясением. Мне бы и семья не дала опустить руки.

3<#two#>>– Хотите быть именно тренером? Или могли бы стать генеральным менеджером команды?

3<#two#>>– Давайте прикинем. Рынок игроков я знаю. Понимаю, кто как выступает, кто сколько стоит. Так что почему бы и нет? Но мне хотелось бы еще поработать тренером.