Лента новостей

Все новости

Популярное

Виктор Козодой: Конфликты – не наш стиль

14 августа 2013 10:47  

Заместитель губернатора области Виктор Козодой  занимает кабинет на третьем этаже, в котором в свое время работал, будучи первым заместителем губернатора, Василий Юрченко. После того, как он перебрался этажом выше, в губернаторское кресло, здесь расположился новый первый заместитель Алексей Хомлянский, после увольнения которого, кабинет и «политические дела» унаследовал Виктор Козодой. Чуть более года назад,  после назначения «политическим замом», Виктору Козодою предрекали скорую отставку – не потянет, не тот масштаб, не хватит ресурса и авторитета тягаться с «тяжеловесами». Виктор Козодой в интервью порталу Сибкрай.ru ответил скептикам и объяснил, что такое региональная политика и как ее «делать».

Поднятая целина

– Виктор Иванович, скоро начало политического сезона,  вернутся с каникул  депутаты-думцы, областные законодатели, закончится пора отпусков, оживится деловая жизнь. Какую политическую повестку предложат областные власти,  развитие каких политических тенденций вы ожидаете?

– Главное для любого органа исполнительной власти в этот период – формирование и утверждение бюджета. Это основной программный документ, вокруг которого все будет крутиться. Нас ожидает еще несколько знаковых событий. В октябре будет отмечаться 95 лет со дня основания комсомола. Это была государственная молодежная организация, которая проводила государственную политику. Так мы к ВЛКСМ и относимся, без всякой идеологии. Есть повод людей собрать, подвести итоги.

В следующем году будет отмечаться годовщина – 60 лет –  с начала освоения целинных и залежных земель. Некоторые южные районы области были основаны благодаря масштабным усилиям по освоению целины. Мало кто помнит, но в 1956 году Новосибирская область была награждена Орденом Ленина – высшей государственной наградой СССР – как раз за освоение целинных и залежных земель. Тогда область дала 100 миллионов пудов зерна, это более 1,6 миллиона тонн. Сейчас это кажется не очень большим объемом, а тогда это было очень много.  Многие жители области были награждены медалями и Звездами героев соцтруда. Создан оргкомитет, он начал работать. Будет утверждена юбилейная медаль. Еще немало осталось первоцелинников.

– С Вашим назначением впервые в области был введен институт «политического» вице-губернатора. Это произошло после провала «думской» компании, весьма неприятной истории с льготным проездом, конфликт между оппозицией и исполнительной властью вылился в острой форме в публичное пространство.  Как Вы можете оценить свою деятельность на посту «политического» зама?

– Не так много времени прошло, чтобы оценивать... Да мне и нескромно оценивать…

– Если не хотите оценивать, можно отчитаться…

– Исполнительная власть строится по принципу единоначалия. Моя должность не избираемая. Я должен отчитываться только перед одним человеком, перед губернатором. А он уже отчитывается перед депутатами, перед населением…  То, что было сделано… Есть краткосрочные и среднесрочные результаты. Станут ли они долгосрочными, покажет время. Наша работа, как в сельском хозяйстве, где от погоды все зависит, так и у нас зависит от общих трендов – российских, мировых. Тем не менее, проводим работу по структурированию информационного пространства, стали делать определенные шаги по созданию медиахолдинга. Второе – гражданское общество. Сформирована Общественная палата, которой придаем большое значение, куда было избрано много активных людей, активистов  гражданского общества. Там сейчас очень  живо проходят выборы руководителей комиссий.

Принципиально новая структура создана – министерство региональной политики, куда собраны подразделения, которые раньше работали порознь, и трудно даже было понять, чем они занимаются. Например, департамент информационной политики существовал отдельно от пресс-службы, хотя она является инструментом информационной политики. Сейчас мы все это структурировали.

Продолжается работа по взаимодействию с общественными организациями – грантовая политика.

Наша деятельность не является особо публичной. Это в сельском хозяйстве посеяли, собрали урожай – молодцы, не получили урожая – погода виновата. Наша работа несколько иная, чем нас меньше видно, тем лучше.

«Цензура? А что это такое?»

– Вас стало «видно», когда Вы объявили о создании медиахолдинга. Решение объединить управление радио «Слово» и ОТС под одной крышей вызвало подозрение и упреки в наведении цензуры, стремлении лишить оппозицию доступа к информации.

– Это глупость, которую комментировать сложно. Все, кто слышит, они понимают, что есть средство массовой информации, а есть предприятие, которое осуществляет хозяйственную деятельность. Что касается средства массовой информации, оно остается. Заксобрание продолжает иметь право выдвигать редактора по Уставу. У нас прошло объединение на уровне предприятий – финансовой деятельности и хозяйственной. Какой смысл иметь две бухгалтерии, технические службы? Никто и никогда не вмешивался в редакционную политику и вмешиваться не собирается. Если есть желающие привести такие примеры, пусть скажут. Наоборот, ОТС как объединенное предприятие, у них сейчас новое здание, объединенная техническая служба, может быть, стоит создать единую информационную службу, освободиться от лишних людей. Кое-кому уже вручили уведомления о сокращении. У нас более 20 радиоканалов, если человек профессионален, он найдет себе работу. Если не найдет, будем помогать с трудоустройством.

Мы сделали глубокий анализ всего эфира радио «Слово». Что касается депутатской деятельности, а в соответствии с Уставом радио должно освещать деятельность Законодательного собрания, а, во-вторых, предоставлять слово депутатам, из всего эфира это составляет только 10% – от 50 минут до двух часов в день. Вот и весь «депутатский» эфир.

Мы ставим задачу выйти на другой формат – длинные волны не слушает никто. Социология показывает, что радио «Слово» – на последнем месте среди всех радиостанций. Неэффективно тратятся бюджетные деньги. Лет десять  я слышу, что люди возмущались, требовали принять  меры, но никто ничего не делал. 

В «Советской Сибири» появилась парламентская полоса, депутаты чаще стали появляться на ОТС. Здесь много зависит и от самих депутатов, они сами должны проявлять интерес.

Виктор Козодой_Конфликты не наш стиль 2.JPG

– Повторит ли судьбу радио «Слово» газета «Ведомости Законодательного собрания»?

– Безусловно, очередь дойдет до всех государственных СМИ. Я думаю, это дело недалекого будущего. То, что должна редакция сохраниться, у меня нет вопросов. А какая правовая, юридическая форма… Есть «Вечерний Новосибирск», входит в предприятие «Советская Сибирь». Газета за счет этого сократила издержки, вышла на окупаемость. Нет никаких лишних затрат. Можно рассмотреть такую же возможность и для газеты «Ведомости». По социологии такие же показатели – она занимает невысокие позиции в рейтингах. Долгие годы редакции государственных СМИ не занимались ни распространением бренда, ни изменением форм работы. Это свойственно государственным СМИ – есть деньги из бюджета, зачем им еще о чем-то думать!

Такая же ситуация и с районными газетами. У нас кое-где остались газеты черно-белые, нефальцованные. Недавно мы сделали контент-анализ районных СМИ и обнаружили удивительные вещи. Например, из 16 полос в еженедельнике собственных материалов  – полполосы. Редакция из 11 человек, работали в поте лица всю неделю и выдали только полполосы.

Есть районные газеты, где тираж одна тысяча экземпляров на 100 тысяч населения. Спрашивается, для кого редакция выпускает эту газету, каким влиянием она пользуется? Да никаким. В то же время, у них есть помещения, транспорт. Они нам говорят – нашу газету из рук в руки передают, как «Искру», до дыр зачитывают. Это несерьезно.

– Судя по тем масштабным задачам, которые вы перед собой ставите – медиахолдинг, оптимизация государственных СМИ – несколько странным выглядит назначение на должность руководителя департамента информационной политики Ильи Стахеева. Логичным было бы видеть на этом посту опытного управленца, человека, способного выстраивать управленческие модели, убеждать людей, а не блогера, известного только в среде интернет-пользователей.

– Не соглашусь. Информационную политику нельзя сводить только к управленческим процедурам. Нельзя рассматривать в качестве доминирующих информационных механизмов только традиционные СМИ. Время очень сильно изменилось, на первый план выходит интернет-коммуникация. И если, например, технология взаимодействия с традиционными СМИ понятна, то появилось новое направление – интернет – с которым нужно работать совершенно иначе. И тут нужен человек, который хорошо знает специфику этого вида массовых коммуникаций. Илья Стахеев – плоть от плоти «интернетчик». Его, кстати, рекомендовал ряд известных руководителей интернет-СМИ, с которыми мы проводили консультации. Он, кроме того, имеет опыт работы в организации пресс-службы и PR-сопровождения крупных проектов.

Кому нужны конфликты и потрясения

– До Вашего прихода в исполнительную власть в области установились взаимоотношения власти и оппозиции. Конфликты, если и были, не переходили в публичную сферу. Существовала система договоренностей, которой политические силы стремились придерживаться. С Вашим приходом конфликты стали способом разрешения политических противоречий и борьбы за влияние.  Сайт новосибирских коммунистов постоянно обвиняет лично Вас в недемократических методах ведения политической борьбы, в давлении на оппозицию. Это у Вас стиль такой?

– Вы преувеличиваете. Если взять 1990-е годы, то какие битвы были, когда власть с оппозицией боролась! Если взять мэрскую, губернаторские кампании. Это были очень жесткие кампании. Если говорить о предшественниках… Почитайте газеты тех лет: Алексей Акимович Беспаликов, какой образ у него складывался? Не скажешь, что его все любили и хвалили. Кампании, которые против него велись, его избирательная кампания 2005 года, ситуация, которая сложилась с его избранием председателем областного Совета... Поэтому сказать, что до моего прихода все было безоблачно, и вот пришел Козодой и тут такое началось…

– Тем не менее, так утверждается…

– Утверждать можно все что угодно. Вспомните противостояние с КПРФ, когда выборы проиграли Карпов, Кузнецов, когда  влияние коммунистов стало падать. У многих короткая историческая память. Я думаю, наоборот, сейчас ситуация складывается наиболее конструктивная, особенно в работе с оппозиционными силами. Например, Общественная палата, где доступ к трибуне получили гражданские активисты. А раньше все было наоборот, Общественная палата так и формировалась – общество само по себе, а власть сама по себе. Наша позиция – не замазывать глаза, а наоборот, мы рассчитываем на открытый диалог. Например, Игорь Лобарев и митинги устраивал, и пикеты. Губернатор спросил его: что ты хочешь, работать хочешь? Иди, работай. И назначил руководителем жилищной инспекции. 

Что касается оппозиции, я бы не стал сводить позицию сайта КПРФ к точке зрения всей оппозиции. И даже внутри КПРФ далеко не все однозначно.

– История с арестом мэра Потапова была приписана Козодою. Мол, это Вы устроили чкобы «провокацию» с передачей денег Потапову. В пользу этой версии называется тот факт, что человек, который «изобличил» Потапова, – член фракции «Единой России» в Законодательном собрании, на деятельность который Вы имеете влияние. Кроме того, подсчитано, что накануне ареста Потапова вы более 30 раз были в Бердске. Опять же, заявление зама бердского мэра Мухамедова о том, что Вы вели с ним переговоры о добровольном уходе Потапова со своего поста. Следующее обвинение – Вам приписывают появление фильма против нынешнего руководства областной организации КПРФ…

– … А также поджог Рейхстага и убийство графа Мирбаха… Я думаю, что это как раз политический заказ, когда люди вместо того, чтобы проанализировать свои поступки и действия, начинают активно искать происки врагов. Какое мы отношение имеем к Потапову? Этим делом занимался Следственный комитет, который правительству области не подчиняется. Это же понятная ситуация: политическая партия выдвинула кандидата, с ним получилась неприятность. Лидер партии заявлял, что «мы вместе с ним несем ответственность». А когда случилась неприятность, оказалось, что ответственность нести не хотят. Ну, выйдите, покайтесь… И вообще, давайте говорить языком цифр, аргументов и фактов. Ведь только сплетни, аргументов никаких нет. Один баламут наболтал, что я с ним встречался и что-то ему наобещал. Да мало ли про кого я так могу сказать. Это же несерьезно. Ходить вокруг этого несерьезно.

Илья Потапов и Виктор Козодой.jpg

– Оставим в покое оппозицию. Но ведь были конфликты и с однопартийцами. Приводится в пример ситуация с выборами уполномоченного по правам человека, когда фракция «Единой России» не смогла обеспечить избрание кандидату от исполнительной власти. 

– Это надуманные вещи. По поводу выборов уполномоченного по правам человека уже 100 раз комментировали, повторяться не буду. У нас конструктивные взаимоотношения с фракцией.

– Да, но ведь были случаи, когда депутаты-единоросы критиковали деятельность правительства Новосибирской области, когда отказывались голосовать за решения, предложенные правительством…

– Это нормально. Депутаты избираются, они чувствуют ситуацию на местах. В этом и моя роль –  быть посредником. Я сам был депутатом, я пытаюсь до коллег-министров довести точку зрения депутатов, как работать. Что такое демократия? До принятия решения должны быть жаркие дискуссии. И обвинять людей за то, что они высказывают точку зрения, глупо. Другое дело, если решение принято, а ты его нарушаешь, этого не должно быть. И посмотрите: все принципиальные решения принимаются. Есть диалог – есть результат.

– Еще один пример существующих противоречий с «Единой Россией» или внутри самой ячейки – изгнание из партийных рядов одного из отцов-основателей регионального отделения партии Виктора Игнатова. Кстати, это тоже Вам приписывается…

– Не изгнали, а исключили. Я напомню, что на заседании президиума регионального политсовета было 17 человек, и «за» проголосовали 16, только один воздержался. Главная претензия была со стороны членов президиума – Ильенко, Морозова, Карелина, Покровского: если ты член партии, ты не можешь работать на выборах против другого члена партии, это наносит вред в целом организации. А ведь наказание – не только акт возмездия, это еще и сигнал другим людям, чтобы они делали правильные выводы.

– История «происков» Козодоя последних дел. Скандал с конференцией регионального отделения ОНФ, куда не были допущены представители общественных организаций, которые в 2011 году принимали активное участие в его создании. Там оказались лояльные Вам люди. Говорят, список утверждался в этом кабинете.

– Вы так красиво говорите, что не хотелось бы опровергать, хотелось бы верить, что так и было на самом деле.

– А разве нет?

– Что касается ОНФ, по Уставу все руководящие органы формирует центральные федеральные органы. Не здесь на местах. Запрашиваются списки от общественных организаций, и они формируют. Я не знаю, почему была принята такая модель, но она такая. Координационный совет, который два года был, он так и остался. 

Красный проспект и улица Державина: противостояние продолжается?

– Еще один тлеющий конфликт – между областным правительством и полпредством. Говорят, что  назначение Виктора Игнатова на должность в полпредстве Вы восприняли как вызов лично себе. И в разжигании затихшего было конфликта между правительством и полпредством тоже Вас обвиняют.

– Когда мне задают этот вопрос, я все время говорю – нет никакого конфликта. Эта тема в городе интересует максимум 40-45 человек. Недавно открываю газету: «началась борьба силовиков и губернатора». Это по поводу встречи губернатора со следователем. Что они там в редакции курят? Есть закон. Если в деле фигурирует чья-то фамилия, его по закону обязаны допросить или взять объяснения. Была избирательная кампания, кто-то написал, что я где-то принимал участие. Меня пригласили в прокуратуру, я сходил, дал объяснения. В нашем государстве правовом это нормально.

Идет заседание правительства, на каждом заседании присутствует федеральный инспектор. Если в полпредство приглашают министров, все там присутствуют, никто не игнорирует, никакой конфронтации нет. Я понимаю, на политическом безрыбье некоторым «независимым» СМИ надо придумать конфликт, потому что без конфликта нет жизни. Вот и придумывают.

Мы очень конструктивно работаем и с мэрией Новосибирска. У нас создан совместный координирующий орган, что касается информационного пространства и политической проблематики. В наших государственных СМИ нет и никогда не будет никакой атаки против полпредства. Если вы говорите о конфликте, это не от нас идет. Есть некоторые СМИ, которым платят или нет, но они это делают. Некоторое время назад собирались в ресторане какие-то люди и говорили – наше дело не допустить, чтобы между мэрией и правительством был достигнут консенсус. Если не будет между ними конфликтов, у нас денег не будет. Эти люди – так называемые политтехнологи.

В целом же, я хочу подчеркнуть, нам удалось сейчас наладить конструктивную работу со всеми региональными политическими субъектами. Это я и называю региональной политикой – уметь договариваться и находить общие точки соприкосновения, достигать компромисса.  И эта политика дает свои плоды. Согласно последним федеральным социологическим исследованиям, как закрытым, так и открытым, уровень доверия населения Новосибирской области к региональной власти растет. И он гораздо выше, чем во многих соседних краях и областях. Да, есть проблемы. Но люди увидели, что их слушают, с ними готовы считаться, учитывать их мнение. И губернатор постоянно это подчеркивает. Эти же задачи он ставит и перед членами правительства.

– Спасибо за откровенный разговор…

– Одну минуточку. Хотел бы обратить внимание на один момент. Мы с Вами часто произносили слово «конфликт». Не хочу, чтобы у читателей сложилось превратное представление о региональном политическом процессе, мол, только и делают, что конфликтуют. Дело в том, что политика губернатора и правительства области – публична и предельно открыта. Когда решения принимались в тиши, когда идет торг с глазу на глаз – ты мне сделаешь это, а я тебе в благодарность тоже что-то сделаю – это вызывало резкое недовольство общества. Никто не понимал, почему такое решение принято, почему именно этот человек назначен на ключевой пост, почему власть проигнорировала мнение общества. Но время изменилось. 

Если раньше именно власть устанавливала политическую повестку, то сейчас ее активно формируют различные группы неравнодушных граждан. Монополии власти на исключительную истину больше не существует. Особенно это проявляется в локальных сообществах, которыми являются город, микрорайоны, область… С помощью современных технологий коммуникации небольшая группа социально активных граждан способна актуализировать любую проблему и сделать ее общественно значимой. Поэтому особенностью региональной политики я считаю поиск механизмов, которые способствуют выявлению и согласованию интересов наибольшего числа социально-активных групп. Они должны быть включены в процесс обсуждения и принятия властных решений. Конечно, в процессе согласования позиций могут быть задеты чьи-то интересы, они начинают бурно реагировать, и создается впечатление конфликтности. На самом деле мы должны научиться слушать, уважать другие точки зрения и принимать такие решения, которые бы позволяли добиваться эффективности в реализации решений.

Фото: архив, vedomosti.sfo.ru


comments powered by HyperComments

В России и мире

Все, что нужно знать о противоковидной вакцине
Пенсионная реформа провалилась. Правительству предложили увеличить налог
Стала известна личность замерзшего у порога храма мужчины
Авиакомпании получили допуски на регулярные рейсы в 12 стран
Ученые доказали: наступление морозов снизит распространение коронавируса
Томские СМИ сообщили о задержании мэра города
Витамин D при ковиде: поставлена точка
Ученые объяснили заражение коронавирусом привитых вакциной медиков
Женщина остановила автобус и спасла пассажиров от смертельного ДТП
Кадры убитых и зажаренных строителями белок повергли в шок соцсети