Внутриновосибирские вещи: театр смерти, мифы и любовь

Внутриновосибирские вещи: театр смерти, мифы и любовь
Фото: «Старый дом»
Культура / 03 декабря 2018 / 11:21 / Виктория Бурбилова

Театр «Старый дом» в декабре представит премьеру документального спектакля о Новосибирске. Постановку под названием «Пыль» готовят столичные специалисты, которым из-за детальной подготовки уже пришлось перенести премьеру. Режиссер спектакля Михаил Патласов рассказал корреспонденту Сибкрай.ru, каким он увидел современный Новосибирск, как это отразится в постановке, и о том, как город сам вмешался в подготовку спектакля. 

Сюжет спектакля строится на исследованиях. Создатели «Пыли» изучили исторический, мифологический контекст города, взяли интервью у простых новосибирцев на обыденные темы, попытались узнать, что каждого волнует больше всего. В основе спектакля лежат реальные диалоги и монологи, которые на сцене прозвучат из уст актеров. 

Принять участие в создании спектакля, рассказать свою историю, поделиться проблемами мог каждый новосибирец. Сценарист «Пыли» Алина Шклярская так определяет главную задачу проекта: привлечь к созданию спектакля горожан, определить главные волнующие городские темы, узнать прошлое Новосибирска и задуматься о его будущем. 

Режиссером постановки стал санкт-петербургский режиссер Михаил Патласов. «Пыль» – не первая документальная постановка, которую он представляет зрителям. Спектакль о жизни бездомных «Неприкасаемые» – социальный, свидетельский, документальный и игровой, в котором Михаил Патласов попытался исследовать театральными средствами явление бездомности. «Старый дом» предложил режиссеру поставить документальный спектакль о городе – и он согласился. Сразу после была собрана творческая группа, приехавшая в столицу Сибири провести нужные исследования. Об особенностях работы над постановкой о городе с Михаилом Патласовым поговорила корреспондент Сибкрай.ru.

– Михаил, конечно, первый вопрос будет таким. Как вообще получилось реализовать идею документального спектакля о Новосибирске? Все-таки горожане сами часто упоминают об обыденности города, отсутствии самобытности и его традиционности. Как удалось этому противостоять? И было ли это нужно?

– Именно сложные задачи всегда нас привлекали. Установка, обратная связь, которую мы получили, заставили глубже изучить этот непростой город, поискать идентичность и найти самобытность. На первый взгляд кажется, что ничего нового в сибирском городе нет. Но если начать проникать в историю, в рассказы, в проблемы, то Новосибирск самоидентифицирует себя. Вариантов и тем было масса. Мы остановились на немногих внутриновосибирских вещах. И сделали вывод: это город события. Может, он и похож своей типичностью на другие города. Но уникальность его в том, что он молод, и его необычность рождается только сейчас. И у нас сейчас прекрасный момент, возможность, чтобы зафиксировать это рождение, засвидетельствовать его в спектакле. 

пыль (1).jpg

– Вы сказали, что нашли самобытность Новосибирска. Но самобытность – это ведь не только о молодости города и его развитии. Есть ли в городе что-то еще – особенное, как-то выделяющееся? 

– Может, внешне самобытность в глаза и не бросается. Но! Человеческий фактор, вот, что нас поразило. Новосибирец – это человек, который готов в любое время сорваться, переехать в другое место. Он мобильный – готов к неожиданностям и переменам. Такой же молодой и динамичный, как и сам город. Конечно, играет роль и транзитная история Новосибирска. Тем не менее, здесь абсолютно уникальные специалисты. Нам попался весь срез, весь спектр профессий и специалистов. Люди и их проблемы – это основная тема «Пыли». Поэтому нам было важно, чтобы зрители были подключены к подготовке спектакля, еще на моменте его создания. Мы выкладывали в паблике «Старого дома» опрос по темам, которые интересны жителям. В соответствии с голосованием и выстраивали наши сцены. 

Зрители активно привлекались к созданию: на их опыте, действии и их личном включении в судьбы героев строился спектакль. Здесь герой – город Новосибирск. Представители более сотни профессий – именно через них мы покажем, чем живет и дышит непростой сибирский город.

– Какие основные темы будут затронуты в спектакле? За что больше всего голосовали потенциальные зрители?   

– В первую очередь, это мифологический контекст, утраченные обряды, традиции и прочее. Мы идем по социальному срезу города, затрагиваем проблемы семьи – рождение, пубертатный период, взросление, пенсионный возраст. Двигаемся по циклам жизни новосибирцев. Ведь на каждом этапе он сталкивается с определенными проблемными точками. И к этой общей статистике мы подключаем частные истории, интервью, конфликты. Круг тем очень обширный, кажется, нет того, чего бы мы хоть косвенно, но не затронули.

– Из этих всех обширных тем есть какая-то одна-единственная, которая связывает их все и нитью проходит по всему спектаклю?
 
– Конечно. Это жизнь простого новосибирца, рядового жителя города. И это стало для нас главной темой, главным предметом исследования.  

– То есть, мифы города, обряды и традиции, семья и любовь, старение и смерть, отношение к современному городу – это и есть то, что волнует зрителей?  

– Именно так. Спектакль создан только из той проблематики, которая интересует новосибирцев. Есть, конечно, такие вещи, которые мы не смогли обойти. Это жизнь театра, главного архитектора Крячкова... Но главное – это кривая историй и программ, проанализированных нами. Это точка отсчета, с нее мы и начали собирать сюжет. Интересного и заставляющего задуматься – много вокруг нас. Например, есть в спектакле отдельная сцена, посвященная свадьбе. Она порождает самую животрепещущую проблему разводов. Ведь не секрет, что брак очень часто разваливается после года. Свадьба, развод – все это может вести за собой такое явление, которое стали называть «разведенка с прицепом». А отсюда идут проблемы воспитания, психологический перекос, проблема одного родителя и его отношения с ребенком. Этот весь клубок мы и пытаемся развязать в новосибирском контексте.

пыль (7).jpg

– Вы хотели провести перфоманс «Свадьба». Идея в том, чтобы два актера подали заявление в ЗАГС, начали подготовку к свадьбе, к церемонии и дальнейшему торжеству, а потом в ответственный момент сказали слово «нет». Как вам результат этого эксперимента?  

– Мы хотели проверить обрядовость традиций. Ведь когда на человека накладываются традиции, мысли о свадьбе, то относиться просто как к перфомансу уже становится сложно – мы сами не знаем, что они в итоге скажут в ЗАГСе. Перед перфомансом разбирали с артистами, какие темы актуальны именно для них. Естественно появилась тема любви и как ее апофеоз – церемония свадьбы. Формально церемония оказалась осуществлена: молодые люди, нарядные, с гостями и свидетелями, пришли в ЗАГС. Им поставили печати в паспорта. Ведь печати ставят до церемонии, заранее. Получается ответ согласия «да», даваемый перед всеми – действительно формальность, к моменту его произнесения, на бумаге все уже произошло, в системе появилась новая строчка. Оказалось, что ответ «нет» – не подразумевается, он способен сломать логику всех участников этого события. Все достаточно непросто, глубоко, и всплывают те вещи, которые вроде бы и не должны в современном обществе, в XXI веке существовать, а они вдруг на прото-уровне включаются. Также этим мы пытались показать двойственное отношение к браку. Ведь в семью зачастую вступают те люди, которые на самом деле не готовы к этому. И огромный процент разводов вырастает из внутренней неподготовленности. Системный брак не всегда отвечает современным условиям. Еще одна цель такого эксперимента – собрать интервью у тех, кто сидит в очереди на заключение брака, кто на его расторжение. Поговорить с регистраторами и собрать прочую информацию. 

– Значит, проблем было выявлено много и некоторые на достаточно нематериальном уровне. Как получилось все-таки отразить драматургически весь этот пласт вопросов и тем, воплотить на сцене? 

– Материальный план событий и в целом происходящего сегодня – часто именно то, на чем мы фиксируемся и останавливаемся. Интересным стало исследовать не только материальную бытовую поверхность, но и раскрыть дополнительный слой, не всегда ожидая, что именно он принесет. Например, так случилось с историей-перформансом «Свадьба». Это один из примеров. Но принцип работы с документальным событием примерно такой. Это реконструкция этого события на разных уровнях: архитипическом, ментальном, формальном. Каждое пропускается через эти жернова и в результате мы вместе со зрителем должны не испугаться пройти этот путь, совершить над самим опыт, абстрагировавшись от личного опыта. Поместить себя на вневременную и необъективную ось. Спектакль происходит в двух пространствах: пространстве действия (в театре) и в пространстве личного опыта (там присутствуют только зрители) Во время прогона вторая часть длилась четыре часа. Это не просто – провести зрителя через подобную воронку. Но к спектаклю, надеемся, длительность сократится.

пыль (6).jpg

– Как получилось узнавать у новосибирцев то, что их волнует? Как вообще шел этот процесс общения и как получилось исследовать незнакомого человека?

– Мы подключили к работе с материалом нейросеть. Это интересный и новый опыт. Она – та субстанция, которая способна воспринять текст и историю любого человека как факт, поместить в свою статистическую логику. Искусственный интеллект – один из действующих героев спектакля. Ведь считается, что когда он будет создан – никто и не узнает. Так вот: представьте, или знайте, что он создан.  


Артисты также были включены в процесс. Город сам коммуницировал через свои звуки, истории. Например, у меня украли телефон в метро. А на нем было множество нужных аудиозаписей интервью. Получается, есть более совершенный способ у города рассказать о себе, чем только текст и личные истории (они, конечно, тоже будут присутствовать). Новые, невербальные формы присутствия города и его жителей как раз и будут использованы в спектакле. Но это пока секрет.

пыль (2).jpg

– Что получилось узнать из опросников в социальных сетях? Обращались ли новосибирцы к вам лично со своими знаниями? Фотографиями, историями, пожеланиями? 
 
– Мы обращались к специалистам, занимающимся анализом социальных сетей. Это, конечно, бесценная информация: как нас форматирует то, что мы генерируем сами. Бескомпромиссная статистика, полученная из социальных сетей, и смешит, и пугает, и шокирует. Тебя словно препарируют как подопытного. Но с другой стороны такой сторонний взгляд – это и взгляд Бога. Мы привыкли использовать эту метафору, когда в фильме – виды прекрасной планеты, вселенной, космоса. А это тоже взгляд Бога на микрокосмос человека.
 
– Что из рассказанного новосибирскими героями произвело на вас большее впечатление?

– На меня лично театр Смерти. Смерть как театр и как этап, необходимый для проживания, перехода каждого обряда. Мы взяли интервью у директора новосибирского крематория. Это абсолютно уникальный человек, который работает в своем сложном жанре. Эмоциональность в этом жанре просто закшкаливает. Понимаете, там тоже определенная культура, которой сейчас нет во многих крупных городах России, но есть в Новосибирске.  

– На каком этапе сейчас подготовка к премьере и что ждать новосибирцам в декабре? 

– Сейчас заканчивается сценарий, и в декабре зрители увидят спектакль с их участием о них и о нас самих, который происходит в двух пространствах. 

пыль (3).jpg

Название спектакля «Пыль» уже получило несколько интерпретаций. Это и город, в котором «растворяется все, как пыль», и город, в котором «человек – пыль», и пыль, «которую невозможно смыть». Есть здесь и исторический подтекст – при строительстве Новосибирска архитектор Крячков увидел, что город будет покрыт пылью с реки. И предложил сделать дома максимально в сером цвете. Именно поэтому центр города будто «напылен» и сер. Понять для себя название, самобытность города, проникнуться проблемами новосибирцев можно будет 14 и 15 декабря. 



comments powered by HyperComments