Итоговый взлет рождественского фестиваля

Итоговый взлет рождественского фестиваля
Фото: Виктор Дмитриев / Новосибирская филармония
Культура / 16 декабря 2015 / 10:07

Более 15 тысяч человек посетили концерты и мероприятия XI Международного рождественского фестиваля искусств, который прошел в столице Сибири в декабре. По оценке музыковеда и музыкального критика Сергея Коробейникова, последние пять дней были не просто насыщены, а перенасыщены музыкальными событиями. Сибкрай.ru представляет его третий, итоговый текст, посвященный масштабному культурному форуму. 

По два интересных концерта каждый день, исключая только последний. Эта, как говорят музыканты, стретта, не дала возможности посетить все, что хотелось. Очень жаль!

Одиннадцатый рождественский: весьма контрастное начало >>
Музыкальные открытия рождественского фестиваля >>

Вот краткая хроника завершающей фазы фестиваля.

8 декабря. 

Пропущен музыкально-графический перформанс «Посвящения» с польскими артистами. Просмотрен «Степ & Бэнд» – концерт новосибирского Биг-бэнда Владимира Толкачева и дуэта нидерландских чечеточников Мариеке Ван дер Вен (это дама) и Александра ван Готема. Признаюсь, я впервые видел на сцене подобный танец, который в международном формате именуют степом. Праздничная атмосфера была задана с первых же минут броским саундом нашего замечательного оркестра. Джаз и танец всегда были прекрасным сочетанием. Танцовщики оказались удивительно эффектными. То, что они выделывали своими ногами, издающими причудливо-заковыристые ритмические рисунки, трудно описать – причем, как показалось, мужчина был на голову виртуознее своей напарницы. Мы увидели и синхронный дуэт, и два сольных танца,  и степ-диалог (наподобие пластического эха). А руки Александра Ван Готема напоминали порой то парение  птицы, то броски пловца в водной глади… Его технику я бы без преувеличения назвал головокружительной.


8 декабря Степ и Бэнд (9) Фото Виктора Дмитриева.jpg


8 декабря Степ и Бэнд (8) Фото Виктора Дмитриева.jpg

Но ведь танцоры вели  диалог не только с собой, но и с Биг-бэндом. Знакомые и не очень темы в стиле джазовой классики звучали ярко и приподнято – благодаря искрометному саунду, который под руководством маэстро Толкачева умело создавал весь оркестр (так называемое тутти), а также с помощью виртуозов-солистов, среди которых блеснули (кого-то мог пропустить, извините…) саксофонисты Андрей Турыгин, Роман Сурняев, тромбонист Вадим Добряков, пианист Евгений Серебренников, ударник Михаил Беляев, мощные соло которого, а также оригинальный дуэт со степистом, я думаю, оценили все присутствующие на концерте. Этот музыкальный коллектив Новосибирской филармонии, недавно отметивший 30-летие своей творческой деятельности и являющийся, по оценкам многих выдающихся музыкантов нашего времени, одним из лучших джазовых оркестров России, по-прежнему активен и готов к новым неожиданным проектам – вроде того, который зрители и увидели 8 декабря.


8 декабря Степ и Бэнд (4) Фото Виктора Дмитриева.jpg

9 декабря. 

К великому сожалению, мною была пропущена монументальная оратория Генделя «Мессия» в исполнении ансамбля солистов «Новосибирская камерата» и камерного хора Новосибирской филармонии. Прослушан концерт «Опера. Джаз. Блюз», в котором оперная звезда Хибла Герзмава и трио Даниила Крамера в переполненном зале (публика была даже на сцене!) представили кроссовер – так называется стиль современной музыки, соединяющий академическую, оперную и эстрадную традиции в единое целое. В этом концерте компонентом стилевого объединения стал джаз, благодаря чему на рождественском фестивале 8 и 9 декабря возникла своеобразная «джазовая дилогия». 

Концерт начался так: в полной темноте тихо-тихо заиграл рояль и задал своей нежной прелюдией лирический тон всего предстоящего музицирования. Чуть пробивающийся свет так и не рассеял мягкого обволакивающего зал полумрака, в котором выдающиеся музыканты – оперная певица и джазовый пианист – вели друг с другом изысканный стилевой диалог. Красота и тонкость академического вокала, с которыми певица исполняла любимые мелодии Генделя, Шуберта, Дворжака и Верди, накладывались на жемчужно-бриллиантовый стиль игры Крамера, умеющего звучать то деликатно, то с энергетическим драйвом. Великолепный саунд создавали также контрабасист Сергей Васильев и ударник Дмитрий Власенко. Из тонкой пианистической паутины Крамера возникали «видения» –  отголоски, аллюзии тем то Шопена, то Моцарта. Поистине гениальной можно назвать композиторскую фантазию Крамера, оттолкнувшуюся от  «Октября» Чайковского и незаметно вплывшую на территорию песенного хита «Yesterdays» Джерома Керна. Получилась щемящая джазовая элегия, в которой русский романтик «лицом к лицу» неожиданно встретился с мастером американской эстрады. 

Знаменитая абхазка пела на этом концерте и эстрадные хиты, отнюдь не стараясь изображать джазовую певицу – она, конечно, ей не является. Вот почему ей не помог, а, скорее, помешал микрофон, на мой взгляд, ей совершенно не нужный. Утрированная подзвучка перегрузила голос певицы, из-за чего он был временами слишком электронно-искусственным и резковатым.


9 декабря. Опера.Джаз.Блюз. Хибла Герзмава Трио Даниила Крамера (2) Фото Алексея Цилера.jpg

Джазовые вечнозеленые хиты «Fly Me To The Moon» и  «Summertime» прозвучали из уст Герзмавы как настоящая вокальная классика. В этом-то и была вся изюминка концерта – кроссовер возникал путем диалога музыкантов, принадлежащих к разным стилевым планетам, но их притяжение и вращение по общим орбитам и рождало чудо. Таким чудом стала исполненная вокальным скэтом финальная тема «Маленькой ночной серенады» Моцарта – и я, признаюсь, не сразу ее опознал, так она изменилась. Если бы еще добавить том-томы и маракасы, то из Моцарта вышла бы стопроцентная сальса!

Концерт был наполнен юмором и непринужденностью. Представителям классического вокала вроде Герзмавы так хочется иногда «пошалить»! Сбросить оковы академического этикета, пообщаться с публикой – попеть с ней дуэтом, спустившись в зал, «похулиганить», например, звонко похохотать в романсе Глинки – и певица с явным удовольствием делала это. Публике понравилось.

10 декабря. 

Я не смог послушать совместное выступление выпускника Московской консерватории, ныне живущего в США, Александра Палея с новосибирским Filarmonica-квартетом, о чем очень жалею. Удалось воочию познакомиться с творчеством столичного ансамбля древнерусской музыки «Сирин» Андрея Котова. Концерт под названием «Ангелы и человеки» открыла горьковатая шутка Котова о юбилее: ровно 25 лет ансамбль НЕ гастролировал в нашем городе. Не долговата ли пауза для коллектива такого ранга? И вот она, к счастью,  прервана.

Концерт этот стал  желательным в контексте нашего разножанрового фестиваля соприкосновением с корневой системой русской музыки, в которой фольклорное и профессиональное являются двумя ветвями единого, православием вскормленного, мощного музыкального древа. Они и предстали практически нераздельными: многие песнопения, исполняемые в фольклорной манере, звучали как народные песни.


10 декабря Ансамбль Сирин Фото. Виктор Дмитриев (1).jpg

12 человек разного возраста были одеты в костюмы – пестрые и цветастые у женщин и строго-монашеские, черные и белые, у мужчин. Атмосфера духовной сосредоточенности и отрешения от суетного концертного блеска была задана сразу же просьбой руководителя не хлопать. Целостное действо из двух отделений-кругов создало двуликий Образ Времени – божественного, нескончаемого – и человеческого, песенно-бытового. Две эти субстанции Времени сопрягались друг с другом в сопоставлении разных жанров древнерусской музыки. Бесконечно тянущиеся распевы на тексты Священного Писания  чередовались с духовными стихами – этим личным обращением человека к Господу. Путешествие по аскетичному миру древнерусской музыки показало: при всей ее принципиальной бесконтрастности – какое разнообразие красок в этих музыкальных гравюрах! Необычно звучащее диссонантное многоголосие, и сегодня кажущееся экзотичным и скорее похожим, к примеру, на  Стравинского,  мягкое терцовое бесконечно льющееся партесное, суровое знаменное одноголосие, лирическая песенность духовного стиха… Мы слышали печальные моления, витиеватые славления, торжественные гимны. Конечно, нашлось место и теме Рождества – где ж не быть ей, как на концерте православных песнопений? 

Во втором отделении в руках у Котова оказалась колесная лира, из которой он извлекал только один аккомпанирующий голосам тон, словно тянущийся из глубин прошлого. Руководитель тонко раскрашивал напевы разнообразными тембровыми вариантами – пение соло, пение отдельно мужскими, женскими голосами, пение мощным тутти. А то – вдруг! – последовало приглашение на сцену артистов новосибирского ансамбля «Маркелловы голоса» и дружеское слияние двух оригинальных коллективов в акте совместного сосредоточенного «истового пения» – это была настоящая заранее подготовленная кульминация вечера.


10 декабря Ансамбль Сирин Фото. Виктор Дмитриев (3).jpg

Кода концерта произвела незабываемое впечатление. Прозвучала известная композиция «Заповеди блаженства» Владимира Мартынова, много лет сотрудничающего с «Сирином». По сути, она является «всего лишь» композиторской гармонизацией распева XIX века, состоящего только из четырех звуков. Но как прихотливо комбинируются эти четыре ноты! В ореоле тихого света этой хоровой миниатюры, под ее угасающие звуки музыканты медленно удалялись со сцены. Это было замечательно! 

11 декабря.

Вся фестивальная публика собралась в Большом зале Каца, чтобы послушать итоговый концерт, завершающий фестиваль, благо других концертных конкурентов у этого вечера не было. Конечно, со сцены звучали итоговые речи. Министр культуры Василий Кузин напомнил присутствующим красивую рождественскую историю из Евангелия от Луки, которая вот уже не одно столетие будоражит умы и заставляет вновь и вновь вспоминать ее и многократно отражать в искусстве. Под ее сенью, собственно, и возник наш фестиваль. Директор фестиваля и генеральный директор Новосибирской филармонии Татьяна Людмилина поблагодарила артистов и все службы филармонии за огромную работу, а слушателей – за не угасавшее внимание к концертам фестиваля.


Закрытие фестиваля 2.jpg


Закрытие фестиваля 1.jpg

А далее вновь блистала Хибла Герзмава, на этот раз – в классическом репертуаре, что хорошо согласовывалось с торжественным финалом концертного марафона. На этот раз партнером певицы был Новосибирский академический симфонический оркестр под управлением маэстро Фабио Мастранжело, который уже много лет активно выступает в нашем городе в качестве главного приглашенного дирижера этого оркестра и художественного руководителя ансамбля солистов «Новосибирская камерата».

Первый и последний фестивальные концерты начались, как ни странно,  одним и тем же произведением – увертюрой Моцарта к опере «Свадьба Фигаро». В контексте теории вероятностей случайность данного выбора практически равна нулю, если учесть общее количество классико-романтических  увертюр и иных оркестровых пьес небольшого формата, созданных великими композиторами. Это совпадение  следует рассматривать как запланированную драматургическую репризу, смысл которой очень прост и ясен: только вечная и празднично звучащая классика способна наилучшим образом выполнять самые ответственные функции, создающие некое целостное впечатление – функции начала и завершения. Причем камерный оркестр, исполнявший увертюру Моцарта 1 декабря, уступил место большому симфоническому, и эта реприза стала гораздо более мощной. Я оценил оправданность получившейся классической рамки нашего фестиваля.

Но на этом концерте также присутствовала уместная религиозная  нотка – в виде тихой молитвы Моцарта «Хвалите Господа» – все-таки мы находимся накануне рождественских празднеств. Господствовала же здесь итальянская оперная классика, причем почти вся довольно известная – от Доницетти до Пуччини. Выходы блестящей Герзмавы чередовались с оркестровыми пьесами тех же композиторов. Вокальный и образно-эмоциональный диапазон артистических красок, предложенных  певицей, был чрезвычайно широк – от деликатных, невесомых пиано (в том числе, и в высочайшем регистре), драматически-накаленных кульминаций и восторженно-победительных бравурных концовок. Ее Норма, Адриенна Лекуврер, Дездемона и Лючия ди Ламермур, сошедшие с оперных подмостков в концертный зал, получились живыми и полнокровными личностями. Избранные же певицей героини Пуччини – Лауретта и Мюзетта (даже имена похожи!) – образовали своими ариями оазис легкости, солнечного света и упоения счастьем красоты и молодости. Дирижер, кстати, весьма артистичный в своей пластически-жестовой партитуре, и обворожительная певица были в явном энтузиастическом творческом настрое. Их итальянско-абхазский темпераментный музыкальный диалог, дополняемый горячими поцелуями и объятьями после каждого номера, вышел очень симпатичным и живым. Публика награждала каждую вещь громогласными овациями, Словом, праздник удался. 


Закрытие фестиваля 4.jpg

Итак, XI-й рождественский фестиваль закончен. Его художественная состоятельность несомненна. Десант гастролеров, прибывший в нашу сибирскую столицу, подарил публике за 11 дней незабываемые часы соприкосновения с высоким и таким разным искусством. Надо отметить и другое – на равных с маститыми музыкантами Москвы и разных стран  выступали новосибирские филармонические коллективы. Они выглядели прекрасно, как равноправные партнеры сибирских гостей, и это лишь еще раз показывает и доказывает высокий профессионализм наших музыкантов. Всем браво!

Как пообещала со сцены Татьяна Людмилина, новое возвращение рождественского фестивального праздника уже запланировано. Будем ждать XII фестиваль, предвкушая встречи с новыми именами, новыми программами и радость от свидания с Прекрасным.

comments powered by HyperComments