«От туалета до буфета»: Кехман ответил на вопросы горожан

«От туалета до буфета»: Кехман ответил на вопросы горожан
Культура / 04 декабря 2015 / 19:34 / Татьяна Косачева

Новосибирский театр оперы и балета откажется от участия в конкурсе «Золотая маска», будет ездить на гастроли в США и возьмет шефство над легендарным трамваем №13. Такие заявления сделал директор учреждения Владимир Кехман. Он ответил на критику проведенного ремонта и подорожания билетов, а также заверил недоброжелателей: «не будет божьей воли, никто не сможет со мной ничего сделать».

Владимир Кехман возглавил Оперный театр в конце марта, когда после скандала вокруг «Тангейзера» был уволен прежний руководитель Борис Мездрич. Та опера была снята с репертуара, после чего новосибирские общественники потребовали отставки нового директора. Кехман не только сохранил свой пост, но и начал дорогу реконструкцию в театре. Эти работы вызвали еще большие вопросы, но на мнение общественности он уже внимания не обращал. Проведенная в офисе НГС онлайн-конференция, по сути, была первой «встречей» дерзкого топ-менеджера с широкой аудиторией в Новосибирске.

Про цены на билеты

В начале онлайн-конференции ведущая Ива Аврорина заметила, что, как только Владимир Кехман был назначен руководителем Оперного театра, в интервью «Известиям» он рассказал, что интерес к театру и репертуар будет направлены на семейный подход и на привлечение студентов. «Чтобы сделать наполняемость зала близкой к 95% нужно резко снизить цены на билеты. Что и сделали –  цены и сейчас небольшие, будут еще ниже», – процитировала она слова самого Кехмана.  И следом спросила: «Вы планировали снижать цены, а вместо этого повысили?»

Кехман ответил, что стоимость билетов выросла только на высокий партер: «дорогие цены только на 200 билетов». По его словам, эти 200 билетов, которые стоят по 3,5-5 тысяч за место, обеспечат возможность продавать оставшуюся часть билетов от 100 до 800 рублей. «Есть абонементы по 300 рублей, «студенческие среды» есть, есть спецпредложения для общества ветеранов по 100 рублей. У нас есть свои абонементы, на четыре спектакля – 1,2-1,4 тысячи рублей. Любые можно выбрать», – ответил гость.

Также директор НГАТОиБ заметил, что изменился и принцип продажи билетов. «Вопрос когда [будет куплен билет]. Если день в день, то и полторы тысячи [рублей]. Изменяется сам принцип продажи: чем заранее покупаются билеты, тем ниже. Первый тариф – 100-600 рублей, если покупать сейчас на апрель, май», – сказал Кехман.

По его словам, верить статистике, согласно которой ранее средняя цена на билеты в театре была 471 рубль, нет смысла; спустя почти месяц после открытия нового сезона заполняемость зала составляет 85%. «Статистика была катастрофическая, формально 60%, но мы не имеем никакой статистики, чтобы как-то опираться на нее, она вообще не соответствует действительности», – добавил Кехман. Он поставил перед собой задачу добиться посещаемости минимум 600 тысяч человек в год. По словам руководителя учреждения, в данный момент театр продает 1-1,5 тысячу билетов в день.

«Заполняемости раньше просто не было. Мы ее даже не используем. Там есть средняя статистика, что билет стоил 471 рубль. Но что это, на какой спектакль? Такой статистики не существует. «Терем-теремок» в малом зале? Или солдатик какой-то? Ну, о чем говорить», – продолжил Кехман.

По поводу тона выступления своего заместителя Светланы Наборщиковой, которая ранее комментировала подорожание билетов, он заметил – тон был безупречный. «Всегда, как говорил Геббельс, лучше чудовищная ложь, и в нее будут верить люди. Ситуацию насчет билетов считаю полной инсинуацией», – сказал Кехман. 

Про аудиторию театра

Кехман рассказал, что, с одной стороны, он восторгается «старой публикой». Одной из уникальных ее черт он назвал пунктуальность. «Все что касается публики, с большим уважением относимся к старой публике. Это уникальные люди. Такой интеллигентной публики нет ни в Питере, ни в Москве. Уникальность: третий звонок – и все на местах. Такого порядка, как есть в Новосибирске, такого трепетного отношения я не видел в России», – сказал директор НГАТОиБ. Однако он признался, что кто эта «старая публика» и в чем ее особенность, он не знает.

«Меня ничем не устраивала старая публика. Я просто ее не знаю. Меня назначили, и мне нужно было сдать дела в Михайловском театре. Думаете, это все было спланировано. Как будто я этот «Тангейзер» сделал? Здесь основная интрига в том, что в эту точку театр пришел семимильными шагами сам», – продолжил Кехман.

По словам руководителя Оперного, ему нужна неискушенная публика. Социальная задача театра, по его словам, заключается в том, чтобы человек, придя в театр, мог получить такое, чего он не мог встретить в обыденной жизни. «От туалета до буфета, от оперы до балета. Это должна быть особая атмосфера, и мне кажется, мы ее создали. Люди просто должны прийти в театр, это главное. Пусть они придут на один акт, на одну арию, это неважно», – сказал Кехман.

Спросили его про отмененный бесплатный автобус, который ранее курсировал между Оперным театром и Академгородком. «О чем тут говорить. Все эти трюки со мной не пройдут. Всем обеспечить, чтобы бесплатно приехали и уехали? Если бы у меня был бюджет пять миллиардов, как у «Большого театра», ну, два миллиарда, я сделал бы вообще бесплатные билеты, мне вообще не надо было бы зарабатывать. Но у нас бюджет маленький. Вопрос транспортной доступности театра нужно решать с городом. Здесь, думаю, нужно решать компромисс», – сказал Кехман.

Про гастроли

Владимир Кехман рассказал, что уже есть договоренность о трехнедельных гастролях НГАТОиБ и Михайловского театра в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе. Он планирует показать американским зрителям «Спартак» Юрия Григоровича и «Лебединое озеро». «С точки зрения публики и труппы, и коллектива на сегодняшний день [Новосибирский оперный театр] – это мировой уровень. К моей радости, это никто не знал. Вот такого масштаба. Особенно вчера я услышал, как играл оркестр «Чиполлино», могу сказать, что это один из моих любимейших спектаклей. Я не видел, чтобы дети так реагировали. Колорит армянского дирижера уникальный», – заметил директор оперного.

Про отказ от премьер

Кехман рассказал, что анонсированных ранее премьер нового сезона – балета «Медный всадник» и оперы «Борис Годунов» – не будет. Изначально 71-й сезон планировалось открыть постановкой Андрона Кончаловског, однако итальянские партнеры, туринский театр «Реджио», запросил за использование готовой версии 350 тысяч евро. «Когда мы разговаривали, той беды, которая была в театре, конечно, я ею не владел. У театра просто нет денег. Я принял театр с долгом в 100 миллионов. Их физически просто нет», – заявил Кехман.

Также он сообщил, что в этом сезоне запланированы показы в двух разных постановках балетов «Щелкунчик» и «Спартак», на подготовку которых потребуется «минимум два года».

«Мне приходится насиловать детей. Понимаете? Детки – 60 человек, они должны отдыхать в январе, а они у меня танцуют. Это неправильно. Когда они учатся, будут танцевать «Щелкунчика» Василия Вайнонена, а когда будут отдыхать, покажут «Щелкунчика» Начо Дуато», – сказал Кехман.

Про «Тангейзер»

Обсуждать скандальную оперу «Тангейзер» Кехман отказался. Он лишь сказал, что постановка снята и в репертуар не вернется. «Тангейзер» не хочу обсуждать даже, все все знают – богохульство. Более того, у меня все рабочие сцены были раздеты, а там (в опере «Тангейзер» – прим. ред.) было столько костюмов. Мы их всех одели в эти костюмы, они прекрасно выглядят сейчас. Ходят в костюмах из «Тангейзера», туда ему и место», – сказал Кехман.

Про «Золотую маску»

Кехман в ходе онлайн пресс-конференции также сообщил, что Новосибирский оперный театр больше не будет претендовать на всероссийскую театральную премию «Золотая маска». «Кому нужны эти «золотые маски»? Для меня это загадка какая-то. Это фестиваль, который не отражает вообще никакого уровня», – сказал Кехман.

Он также заметил, что Михайловский театр получил «Маску» за «Онегина» в рамках действий против Мариинского театра: «Почета нет для нас. Ни денег у тебя не прибавляется, ни славы – ничего. Фестиваль этот является пережитком прошлого <…> Есть 18 масок, зачем еще? Ставить некуда».

Про завоевания

Директор НГАТОиБ сообщил, что для него важна международная слава новосибирского оперного театра. Завоевывать он собрался два города, один из которых Лондон, второй не назвал (намекнул, что в США). «Я хочу, чтобы [труппа Новосибирского театра оперы и балета]стала лучшей зарубежной балетной труппой. Именно этого уровня. Получит в течение двух-трех лет в зависимости от того, как быстро поедут [в Лондон]», – сказал Кехман.

Про символ города

Владимир Кехман сказал, что он с уважением относится к тому, что новосибирцы считают Оперный театр символом города. Однако заметил, что сам театр, в отличие от Большого, от такого статуса ничего не получает – ни от города, ни от области.

«Большой театр», «Ла Скала» получают роялти. Для меня этот театр не связан с городом, а со страной. Я его локальным не считаю. Когда был построен, в 1941 году, он изначально не делался как театр. К сожалению, он не является предметом этого города. То, что сделали символом города, – спасибо, но это федеральное учреждение», – заявил Кехман.

Про ремонт и реконструкцию

Кехман сообщил, что здание новосибирского оперного театра никогда полностью не реконструировали, работы велись частями. Сейчас руководство НГАТОиБ заказало две экспертизы (историко-культурную и техническую); последнюю будут делать специалисты из Москвы, а историко-культурная уже готова. «После этого будет понятно, в каком состоянии здание, и что делать», – заметил Кехман. Проект реконструкции театра, предложенный его прошлым директором Борисом Мездричем, он назвал ужасным.

Про ремонт фасадов Кехман заявил, что работы необходимо было начинать в срочном порядке, поскольку здание находилось в аварийном состоянии. «Мы обязаны начать работу, и, слава богу, подрядчики без денег пришли и начали работать», – обрисовал ситуацию директор театра.

По поводу объектов, признанных памятниками архитектуры, попадающими под госохрану, Кехман, как «человек, отреставрировавший семь объектов архитектуры», заявил, что под «охрану попадает только большой зал». «Это единственное место в театре, тоже тронуто все историческое, но люстра историческая, плафон и «лодочки» деревянные», – сказал директор.

Мебель и кресла, которые до прихода нового директора были уже отреставрированы, по его словам, – «дрова». «Если был бы Сталин, за это всех бы расстреляли, за эту мебель, которая была сделана в реконструкцию. Все, что было сделано в реконструкцию 2005-2006 годов», – сказал Кехман. По его словам, кресла и светильники, сделанные как раз в период той реконструкции, он готов раздать. «Снимем все с охраны и в тюрьмы раздадим», – сказал Кехман.

Также будет проведена большая работа на малой сцене, где директор театра планирует трансформирующийся партер белого цвета. Кехман напомнил, что раньше на месте малого зала был буфет, а будет один из лучших в России филармонических залов.

Прокомментировал Кехман и ранее появившиеся недовольства общественников и архитекторов новой цветовой палитрой, которая была применена к интерьерам театра. По его мнению, предыдущие оттенки не сочетались и создавали атмосферу интерьеров «как в бане». «Все, что касается фойе и гардероба, не было найдено ни одного исторического цвета. А дальше – идеология», – сказал Кехман.

Директор НГАТОиБ пожаловался, что у театра слишком маленький бюджет. «У нас масштаб – 180 тысяч кубических метров. В год на эксплуатацию выделялось 22 миллиона рублей. Marriott  по своим обязательствам тратит [на обслуживание в год] 18 миллионов», – сравнил Кехман. Также он пожаловался, что в театре восемь лет не делали генеральную уборку, и в итоге пришлось «вывозить тысячу тонн мусора». 

Про трамвай №13

Кехман заявил, что театр может взять шефство над трамваем легендарного маршрута №13, который известен в Новосибирске как участник большого количества ДТП. «С момента, как возьмем шефство над ним, попадать [в ДТП] не будет», – заметил Кехман. Он предложил переименовать маршрут в «театральный».


13.png

Про банкротство

По поводу возможного признания банкротом Владимир Кехман заявил, что вопросы его трудовой занятости в качестве директора будут решать в Москве. «Вариант рассматривать должно Министерство культуры, это их вопрос. У меня есть работодатель, это вопрос будет Минкульт. <…> Эта история точно не закончится 17 декабря, это целая история с отсутствием практики. Я не могу ничего комментировать, потому что это будет впервые в мировой истории, когда человека два раза признают банкротом», – сказал Кехман.

Также он заметил, что он уйдет с поста директора театра лишь в том случае, если на то будет божья воля. «У меня все равно есть план. Если на то не будет божьей воли, никто не сможет со мной ничего сделать. Без шансов», – подытожил разговор Кехман. 

comments powered by HyperComments