Немодное рукоделие, или На что способны искитимские бабушки

Культура / 16 сентября 2014 / 11:03 / Александра Леонтьева
Изделия hand made – ручная работа – за несколько лет набрали огромную популярность и в мире, и в России. Такие украшения, одежда, аксессуары – все это снова вошло в моду. Однако «хенд-мейд» «хенд-мейду» рознь. Бабушки в Искитиме тоже создают порой даже невероятные поделки. Некоторые из них хотят продавать свои изделия в интернете, но не выходит. Их рукоделие совсем другое, немодное.
Обычная квартира в типичной для Искитима двухэтажке. Обычная комната со стенкой югославского производства, яркими коврами и вязаными салфетками на всех горизонтальных поверхностях. Но главное в этой комнате не хрустальный сервиз в стенке и не выключенный телевизор, а старенькая швейная машинка, стоящая в углу. Рядом с ней коробочка, наполненная иголками, нитками всевозможных цветов и прочей нужной мелочью.

1.1.jpg

Хозяйка всех этих сокровищ, Зеленцова Людмила Яковлевна, скромно сидит на диване. Видимо, ждет каверзных вопросов. Вопросы есть, но совершенно простые, житейские. Например, о том, как она начала заниматься рукоделием.

«Знакомая у нас тут жила. Мы работали вместе в школе когда-то. Она увидела у своей подруги, что она вяжет, ну и сказала мне, мол, иди, поучись у нее. Я пошла, она мне показала. С тех пор вяжу уже 30 лет», – рассказывает старушка.

1.6.jpg

Людмила Яковлевна говорит по-простому, но с недоверием глядя на диктофон. Рассказывая о себе, старается не путаться в годах и местах работы, которых у нее было немало.

Почти все детство после смерти матери Людмила Яковлевна провела в детском доме. Единственной страстью и мечтой тогда еще девчонки было шитье. Когда в 16 лет отец забрал ее из детдома, будущая рукодельница пошла учиться на швею. Но с работой не сложилось, и Людмила Яковлевна устроилась работать техничкой в школу. Говорит, что очень уж любит детей. Наверное, именно поэтому, всякий раз уходя из школы, она возвращалась обратно. Работала уборщицей, сторожем, гардеробщицей, но никак не швеей. Шила только своим детям на досуге.

1.2.jpg

– Тогда же еще ничего не было в магазинах. Ни колготок, ни брюк. Ну, я им сошью мало-мальски, они и бегают. Ничего не понимали же, носили. Внучкам я тоже шила сама, у меня их три. Сейчас три правнучки, но они такое носить не будут. Их надо модно одевать. Не хотите? Ну и не надо! Покупайте сами.

И все же «специализируется» Людмила Яковлевна не на одежде, а на салфетках и скатертях. За 23 года, которые она на пенсии, сколько их было связано, сколько ниток было истрачено на эту, кажется, невесомую «паутинку»…  Людмила Яковлевна раскладывает на диване огромные салфетки. Удивительные узоры причудливо переплетаются между собой. Это выставочные работы. Они были и в Новосибирске, и в Бердске, и в Искитиме, и в прочих небольших городах области, но их пока никто не купил.

1.3.jpg

«Покупают сейчас нечасто, – сетует Людмила Яковлевна. – Молодежь не хочет. Не модно, говорят. А у стариков, пенсионеров денег нет покупать».

Цена рукоделий Людмилы Яковлевны относительно невелика: от тысячи рублей до трех за салфетку. На последнем фестивале, где выставлялись ее работы, рукодельница продала четыре салфетки. Говорит, что это неплохо.

Помимо вязания Людмила Яковлевна занимается аппликацией. Нет, это не детсадовские работы, когда дети лепят кусочки бумаги на картон, составляя из них картинку. Но что-то общее, конечно, есть. Аппликации Людмилы Яковлевны состоят из разных лоскутов ткани. Кое-где они украшены бисером или пуговицами. Забавно думать, что вот это цветочное поле когда-то было стареньким халатом, а едущая по нему машина – рваной рубашкой.

1.4.jpg

1.5.jpg

Людмила Яковлевна находит время и на другие увлечения. Она делает из бисера и ниток деревья в японском стиле, украшает рамки для фотографий всеми подручными средствами, крутит  бумагу (это недавно ставшее модным искусство квиллинга), делая из нее разные цветы и прочую красоту.

«Вот сейчас надо найти время и украсить рамки, – говорит пенсионерка, указывая на ракушки, лежащие за стеклом в пресловутой стенке. – Дети с моря привезли, а у меня все времени нет: фестивали да выставки…»

«Машинистка башенного крана с романтической душой»

Евгения Назаровна Мартынюк только приехала из Новосибирска, возила туда на продажу рушник. Хромающее здоровье не мешает ей заниматься любимым делом и получать за него деньги. В крохотной 11-метровой квартире все завалено вышивками, рушниками и нитками, а на стенах всюду почетные дипломы и грамоты. Еще и старый пекинес Микки мечется из стороны в сторону.

2.5.jpg

Этой героине нашего рассказа без малого 75 лет. Один глаз у пенсионерки почти не видит, да и ходить в последнее время ей все тяжелее. Вот только вышивку забросить она не может никак. 

«В декабре мне операцию делали на правом глазу. Я пишу записку с вопросами, которые надо задать врачу, когда он придет в палату на обходе. Ну, и последний вопрос у меня был: можно ли после операции вышивать? – усмехается Евгения Назаровна. –  Он вопрос прочитал и только рассмеялся. Конечно, нельзя после операции сразу вышивать. Но разве я утерплю? Приехала из больницы домой, взяла и вышила большую салфетку в знак благодарности тем, кто меня на эту операцию отправил».

Она не прекращает шить с 1989 года. Говорит, что и десяти минут не может провести без иголки в руках. А началось все гораздо раньше.

2.3.jpg

Отец маленькой Жени погиб на войне, мама в одиночку растила 13 детей, в живых осталось только восемь. «Тяжело было, конечно, – вздыхает она. – А я хотела большую куклу. Мама не могла ее купить, и я взяла иголку в руки. Как ее правильно взять, как начать шить – этому меня никто не учил. Стала сама шить себе кукол, костюмы им, шляпы, платья. Воровала у мамы с икон бисер и расшивала одежку. В четвертом классе мои работы уже были на выставке. Мне начали делать заказы, и я стала помогать маме деньгами».

В 16 лет она мечтала уехать из родной деревеньки в Тюменской области. Местные власти не отпускали. Пришлось писать Хрущеву. Приехав в Новосибирск, она окончила торговый техникум, но работать в торговле не стала: «Надо воровать, а я не умею. Не научили меня». Затем окончила техническое училище и стала… машинистом башенного крана. Отработала на нем 27 лет.

Евгения Назаровна гордо рассказывает о том, как строила девятиэтажки по Вокзальной магистрали, Дом советов, весь Железнодорожный жилмассив. Неожиданно уехать на заработки на Север? Легко! Пройти на огромной высоте по стреле на перекрытии, чтобы попить воды? Запросто! Сама она говорит, что ее жесткую натуру делает мягче увлечение вышивкой.

2.1.jpg

«Как-то раз мне знакомая помогла купить стиральную машинку с центрифугой, в то время не было таких в магазинах. И вот я решила ее отблагодарить. Вышила шесть салфеток, ей понравились. Я ее потом целый год обшивала». 

Рукодельница один за одним достает свои рушники, рассказывает про каждый узор. Говорит, что выставлялись ее работы и в Москве, и в Бресте, и в Клайпеде, и в Ханты-Мансийске…  В общем, везде, где живут знакомые или родственники.

– Я всегда, когда еду куда-нибудь, беру с собой работы. Там прихожу в отдел культуры, спрашиваю, можно ли у них сделать выставку. А они всегда рады! Скоро поеду к племяннику в Омскую область, там уже договорилась насчет выставки.

Так она стала известна и в Искитиме. Переехав сюда, Евгения Назаровна первым делом позвонила в местный Дом культуры, спросила, не хотят ли они провести выставку. Когда там согласились, принесла 135 работ. Они и сейчас у нее лежат, завернутые в пакеты, мешки, сумки.

Достает огромные вышивки в рамках, попутно рассказывая о своих достижениях: «У меня множество дипломов, грамот, благодарственных писем… А нынче, в марте, меня наградили десятью тысячами и занесли в Золотую книгу как «мастера – золотые руки». Я очень рада. Ну и, конечно, я востребована. Коль такое награждение, такая почесть, я должна еще больше делать, еще больше людей удивлять».

2.2.jpg

Цветы и животные на вышивках действительно кажутся настоящими. Об этом читаем и в книге отзывов. «Машинистка башенного крана с романтической душой», написано на одной из страниц. Евгению Назаровну забавляют эти слова. Книга отзывов толстая, практически вся исписана добрыми пожеланиями и благодарностями за проданную работу.

– В общем-то, я делаю все для выставки. Но коль люди спрашивают, продаю, потому что нужда заставляет. На одну пенсию-то не протянешь.

На все изделия цены разные. Вышивку с очень большой палитрой цветов мастерица продала за пять тысяч. Рушники, которые в интернете стоят от пяти до восьми тысяч, она продает за три-четыре. 

– Я дешево отдаю, и то все считают, что это дорого, – замечает Евгения Назаровна.

В Искитиме работы почти не берут. Город маленький, цены для его жителей все-таки высоковаты. Звонят из Бердска, Новосибирска, просят привезти работы туда. Чаще всего это свадебные рушники.

«Вчера ко мне приезжал батюшка, выбирал рушник. Выбрал за три с половиной тысячи, попросил сбавить. Ну, я сбавила до трех. Он еще попросил сбавить. Мол, «для батюшки», – возмущается мастерица, – А я ему и говорю: «Батюшка, вы ко мне на машине приехали, а я пешком хожу и я слепая. Вы меня должны понять. Я не могу снизить вам цену только потому, что вы батюшка. Посмотрите, сколько они в интернете стоят, тогда вы поймете».

Евгения Назаровна тоже хочет продавать свои работы через интернет, вот только нет компьютера, да и внуки далеко. «Сегодня мужчина в электричке сказал, что поможет выйти на сайт, чтобы продавать работы. Дал свой номер телефона. Вот хочу сейчас завести страничку в интернете. Еще у одной моей знакомой компьютер есть, надо и с ней переговорить. Но мне так стыдно просить. А делать-то нечего. Одна вон рамка для вышивки больше 500 рублей стоит», – говорит пенсионерка.

2.4.jpg

Кроме денег рукоделие требует времени. Рушник можно делать и четыре дня, и неделю, и пару месяцев. Зависит от желания и физических возможностей.

– Я однажды об одной пенсионерке прочитала, что она шьет до изнеможения, пока поясница не заболит, и глаза не устанут. Так вот это точно про меня.

2.6.jpg

Заигравшись в куклы

В Искитимском городском историко-художественном музее сегодня необыкновенно много посетителей. Повода два: открытие выставки Пивоваровой Людмилы Эмильевны и ее же юбилей. Имениннице исполнилось 75. Она бодра и счастлива. Благодарит всех, кто сегодня пришел, принимает поздравления и пышные букеты, улыбается.

3.2.jpg

3.1.jpg

«Переоценить вклад Людмилы Эмильевны в культуру нашего города и в народное образование невозможно! – выступает перед собравшимися одна из работниц музея. – Она проработала в школе 47 лет, отдавая тепло своей души, свой опыт и частичку своей души детям, параллельно занимаясь искусством. Так любить народные традиции – это дорогого стоит!»

Народность в небольшом зале всюду: на столах лежат вышитые скатерти, за стеклом – куклы, на стенах – вышивки. Большая их часть – иконы. Христианская тематика у Людмилы Эмильевны одна из любимых. Несмотря на то, что она давно на пенсии, преподает военно-патриотическое воспитание в школах и детских садах, куда ее часто приглашают. Говорит, что делает это через свои вышивки. 

– Это, во-первых, и отношение детей к вышивке формирует. Им сразу хочется сделать что-нибудь своими руками. А во-вторых, я рассказываю им о том, о чем они, может быть, даже и не знали. Я рассказываю про войну, про то, как бог допустил ее, и про то, как с помощью наших святых ковалась победа.

Война для Людмилы Эмильевны – тема особенная, связанная с детством. Она родилась на Украине. Папа немец, мама украинка. После войны они были репрессированы всей семьей в Сибирь. С младшей сестрой Людмила Эмильевна прошла через четыре тюрьмы, они много раз расставались с родителями. Но, как и во многих семьях, после смерти Сталина все изменилось. Выпустили отца, семья воссоединилась, переехала в Искитим. Людмила Эмильевна окончила школу, которая была в здании этого самого музея, выучилась на преподавателя географии. А вышивать начала еще в 14 лет.

«Вышивать я научилась сама, – рассказывает рукодельница. – У нас в школе было машиноведение, мы учились водить грузовики, а домоводства не было. Я об этом жалею. Тогда, может быть, еще больше бы умела. У меня сохранились мои ранние работы, они неплохие. Я вышивала с перерывами всю свою жизнь, потому что порой ткани не было, ниток или еще чего-нибудь. Ну а сейчас все есть, но времени не хватает. Я очень часто выставляюсь. Вот в прошлом году у меня было 22 выставки, а в нынешнем эта уже 13-ая».

3.4.jpg

3.5.jpg

Людмила Эмильевна проводит мини-экскурсию, рассказывая о своих работах пришедшим на выставку. Атмосфера камерная, спокойная. Правда, все немного удивлены появлением здесь Евгении Назаровны, которая тихо стоит в стороне. Между пенсионерками-мастерицами явная конкуренция, хотя Людмила Эмильевна свои работы не продает.

«Вы знаете, они все у меня выставочные, мне жалко их продавать. Они как дети для меня. Одна женщина просила продать вот эту вышивку, – указывает на одну из работ, на которой изображен малыш в памперсе. – Но понимаете, люди еще не понимают ценности вышивки. Чтобы ее сделать, месяца два надо. Это очень кропотливая и трудная работа, а они думают, что ее можно за тысячу купить… Вот этот украинский рушник я шила три месяца. Там мелкий-мелкий крестик. А они хотят за тысячу-две купить его. Вот вы будете три месяца работать за тысячу?»

Чаще Людмила Эмильевна свои работы дарит – на счастье или чтобы в семье появился долгожданный ребенок. Недавно пять куколок, сделанные ее руками, полетели в Канаду. А на выставку пришла женщина с маленькой девочкой, которая появилась на свет после того, как Людмила Эмильевна подарила ее родителям маленького ангелочка.

3.8.jpg

3.6.jpg

Вообще, к куклам у рукодельницы особое отношение. «Я в детстве не наигралась, – объясняет она. – У нас никогда ни кукол, ни игрушек вообще не было. Всю жизнь хотела научиться делать кукол сама. Ну и научилась. Сначала подруга помогала, потом литературу читала, затем сноха в интернете схемы нашла. А сейчас, если я вижу кукол, я уже представляю, как их делать».

Все ее куклы разные: зерновушки, травницы, куклы-неразлучники, свадебные куклы, сороки, бабушки… Мастерица говорит, что кукла будет оберегом, если, делая ее, думать о том человеке, которому ее подаришь, желать ему здоровья и добра.

3.7.jpg

Людмила Эмильевна проводит мастер-классы, на которых учит детей и взрослых делать такие куклы, вышивать крестиком или лентами. Вышивкой лентами она сама занялась, когда дети в воскресной школе спросили: «А вы можете ленточками?» Потом уже яркими цветами вышила себе платок, которым, по ее словам, восхищаются все без исключения. Мол, не верят, что такое можно сделать своими руками.

Мастерица делится впечатлениями от мастер-класса, который она недавно проводила в Бердске:
«У меня учились взрослые, пять человек, два из них душевнобольные. Вот у нее пальцы толстенькие, неумелые, но она так хотела эту куклу сделать! И сделала же на второй день! У людей на лицах такая радость, когда они сами, своими руками что-нибудь сделают, это так здорово!»

3.3.jpg

Посетители выставки постепенно расходятся, прощаются с именинницей, зовут в гости. Она, в свою очередь, благодарит их и просит написать что-нибудь в книгу отзывов.

– Когда мне грустно, тяжело бывает, я читаю свою «творческую книгу судьбы» и посылаю добро людям, которые писали в нее. Вы знаете, как это здорово? Даже через книгу отзывов. Потому что все наши мысли – и плохие, и хорошие – передаются на расстоянии.

3.9.jpg

Звонким, девичьим голосом Людмила Эмильевна рассказывает о своей повседневной жизни: о том, что зимой она вышивает до двух-трех ночи, а летом из-за дачи времени нет совсем;  о том, что она очень любит цветы, которые для нее тоже как дети; о своих собаках, которые водят ее гулять, когда она засиживается за вышивками; о людях, для которых она занимается рукоделием.

– Мои игрушки, вышивки люди воспринимают очень хорошо, с добром. Крестятся даже… Вот знаешь, говорят, какое тепло от них идет… И те, кому я дарила игрушки, а я очень много их подарила, все говорят, мол, утром встаю, здороваюсь с ней. Какое-то добро от них идет. И, понимаете, воспринимают их, действительно, как обереги.
comments powered by HyperComments