Упадок или перезагрузка? Современная театральная критика в поисках нового формата

Культура / 26 мая 2012 / 10:25
Театроведы и театральные журналисты Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска и других городов в рамках круглого стола обсудили проблемы существования театральной критики в современном информационном пространстве.

Виктор Борзенко,

театральный критик, журнал «Театрал» (Москва):

Начну с того, что до сих пор бытует стереотип, будто театральная критика – это профессия. Однако профессией критика сегодня быть не может. Во-первых, потому, что на жизнь ею не заработаешь: у нас слишком низкие гонорары. Во-вторых, в разы сократилось количество изданий, куда можно писать. И в-третьих, сократилось количество театральных площадок, где критик мог бы выступать. В этом легко убедиться на примере той же областной и городской прессы. Вы больше не увидите в местных газетах тех серьезных критических разборов премьерных спектаклей, на которых мы с вами когда-то воспитывались.
Но значит ли это, что театральная критика умирает? Вовсе нет. Просто со временем меняются функции человека, который ею занимается. Сегодня театральный критик – больше, чем критик. Это специалист, который знает о театральной жизни порой больше, чем само Министерство культуры. Потому что он аккумулирует процессы, происходящие не только в отдельных труппах, но и в регионах, и за рубежом. Поэтому многие известные критики сейчас входят в состав конкурсных жюри, становятся экспертами театральных фестивалей и премий. Кроме того критик сегодня в большей степени, чем в советское время, является связующим звеном между драматургом и театральным коллективом. В частности, новая драма нередко попадает в театр именно благодаря вкусу и вниманию критика. Таким образом критик превращается в театрального менеджера.
У многих критиков – свои сайты, свои блоги, своя страничка в Фейсбуке. Меняется формат, меняются инструменты, которыми мы воздействуем на свою аудиторию. Раньше мы знали только статью в газете или журнале, сейчас появились социальные сети. И социальные сети вернули социум в театр. Сегодня критиком – к счастью или к сожалению, – может стать любой, кто заведет себе аккаунт и начнет писать о спектаклях, которые он посмотрел.

Можно приводить множество примеров, когда завлиты создавали группы поклонников театра и через эти группы продвигали свои премьеры. Однако нехватка театральных сайтов в России колоссальна. Хотя потребность в такого рода информации со стороны читательской аудитории, куда входят и режиссеры, и артисты, и зрители, существует. Есть множество событий, которые требуют освещения и осмысления, - спектакли, актерские работы, фестивали. Но сайтов, на которых можно об этом рассказать и прочитать, крайне мало.
Кстати, наш журнал «Театрал», 90 процентов тиража которого расходится в Москве и Питере, чтобы как-то охватить просторы страны, тоже создает свой сайт. Пока этот ресурс находится в разработке, но с нового сезона станет уже полномасштабным. Там будет представлена вся информация о фестивалях, о грантах, о ярмарках вакансий…

Ирина Алпатова,

театральный критик (Москва):

Я не соглашусь с Виктором. Да, действительно, критики сейчас занимаются фестивалями, работают в театрах, пишут книги и даже ставят собственные спектакли. Но Виктор говорит, что критик сегодня – больше, чем критик. Это не так. Критик сегодня – меньше, чем критик. Потому что наша работа: глубокая аналитика, серьезные критические разборы, пристальное, в течение лет наблюдение за театральным процессом – что происходит с данной труппой, с данным режиссером, с данным актером, – все это сегодня в печатных изданиях востребовано на 5 процентов. Существует такое понятие, как формат. И театральная критика в этот формат не укладывается. Обычное пожелание редакторов: только, пожалуйста, без аналитики, живенько, коротенько, весело. В результате смысл профессии просто утрачивается. То, что происходит с печатной критикой, это просто беда. Возможно, надо развивать, как альтернативу, какие-то интернет-издания, не требующие больших материальных вложений. Но делать что-то надо, потому что критика – все равно часть театра, без нее театр существовать не может.


Надежда Стоева,

«Петербургский театральный журнал» (Санкт-Петербург):

Конечно, не может. Критик и театр – единый, неразрывный организм. Собственно, по большому счету они заняты одним делом. Критика – это то, что позволяет театру не только совершать, но и обдумывать свои поступки. И в связи с этим вот на что я хотела бы обратить внимание.

Обсуждение на труппе – это тоже процесс, который сейчас подвергается какой-то деформации. Далеко не всегда театр готов к честному, откровенному разговору. Потому что обсуждение – довольно болезненный момент, и случаются конфликтные ситуации. Но если этого не происходит, то сам театр остается в неведении, что он делает.

Александра Лаврова,

журнал «Страстной бульвар, 10», редактор,

театральный критик (Новосибирск – Москва):

Как-то мне пришлось для работы обращаться к газетам и журналам конца 60-х годов прошлого века, и я помню, что, несмотря на всю идеологизированность материалов того времени, они позволяли воссоздать картину жизни театра в подробностях. А сейчас я не очень хорошо представляю, как будет воспринимать картину жизни театров критик будущего. В этой картине имеются огромные провалы. Мы все это понимаем и понимаем, что эту проблему надо решать.
Действительно, сейчас надо искать какие-то иные рычаги воздействия на аудиторию. Мне кажется, тут нужен некий всеобъемлющий ресурс. К сожалению, даже те издания, которые принимают к публикации материалы о театре, все равно имеют ограничения – по объему, по темам, по жанрам, по редакторским предпочтениям. Я когда-то очень давно предлагала создать нечто вроде «Театрального смотрителя» (столичный сайт, посвященный событиям в театрах Москвы. Прим. ред.), но о провинциальном театре. Я считаю, что это давно назрело. И мне кажется, что именно фестиваль «Ново-Сибирский транзит» мог бы послужить началом, точкой отсчета для появления такого ресурса. Подумайте на эту тему. Это был бы огромный плюс вашему фестивалю. Поскольку «Транзит» имеет авторитет в театральной жизни, авторитет у властей, он мог бы стать и инструментом какого-то воздействия.

Роман Должанский,

театральный критик (Москва):

Мне кажется, проблем вообще гораздо меньше, чем мы обычно, собравшись вместе, друг другу жалуемся. Жизнь сама выстраивает некий баланс. Начать с того, что уровень нашей, российской критики и вообще журналистики очень высокий. По-прежнему. Даже в сравнении с критикой зарубежной. Наша критика и западная отличаются в гораздо меньшей степени, чем, к примеру, наши и западные автомобили.
Разрушена иерархия – это да. Когда-то на одном полюсе была статья в газете «Правда», которая являла собой не подлежащий обжалованию приговор, а на другом – критик, который приезжал в театр на обсуждение и эзоповым языком между строк шептал о том, что он видел в Москве в Театре на Таганке или – о ужас – на зарубежном фестивале участием Питера Брука. Это были два разных полюса. Сегодня такой иерархии нет, всем доступно все.
С наступлением эры Интернета наступила другая реальность. И сейчас совершенно другую ценность имеет произнесенное слово. Слово, брошенное на том же Фейсбуке ( где вообще-то много чуши и ерунды, но при этом очень много и важной информации), может иметь такое же воздействие на общественное мнение, как большой, выстроенный, выстраданный текст. Это не значит, что не надо писать большие тексты. Это значит, что нужно понять и принять новую реальность, ее преимущества и недостатки, ее опасности и ее блага – это очень важная проблема нашего сознания и проблема нашего театра. Это проблема, лежащая в той же плоскости, что и проблемы архаичности или современности нашего театра в сравнении с тем, что происходит в мире. Эти проблемы одинаково требуют сейчас от нас осмысления и решения.
А невостребованность критиков – это да. Вот мы сидим и жалуемся: «Все, больше не могу, нужно написать о том, нужно написать туда, из одного самолета в другой, из одного жюри в другое – ах, как мы невостребованы!» Значит, достаточно востребованы. Кто-то востребован, кто-то нет…

Анастасия Журавлева,

тележурналист (Новосибирск):

Мне кажется, все, о чем вы говорите, вызывает какую-то очень серьезную ностальгию. Вот как раньше было хорошо и как нехорошо стало сейчас. И дальше идет речь о том, что следовало бы в этой ситуации сделать. Но я хочу поставить вопрос по-другому: а кто будет это делать? Видите ли вы вокруг себя тех молодых людей, которые готовы завтра прийти в профессию и заниматься ею так же преданно, как и вы?
Мы попробовали сделать такую вещь. Собрали молодых журналистов, которые хотели бы специализироваться на теме театра, и создали дискуссионный клуб. Между прочим, на каждом журфаке есть такая замечательная дисциплина – театральная журналистика. И каждый из наших студентов – а это четыре вуза – нам рассказывал примерно одно и то же: «Когда мы поступили, нас предупреждали – только, пожалуйста, не пишите о театре. Не пишите о музыке, не пишите о литературе. Специализируйтесь на политике и экономике. Потому что никакой перспективы в культурной специализации нет».

Татьяна Тихоновец,

театральный критик (Пермь):

Вопрос, кто придет в нашу профессию завтра, действительно очень серьезный, и я часто себе его задаю. Но и в РАТИ, и в Санкт-Петербургской театральной академии ответ на него получаешь совершенно однозначный. Такие молодые люди есть, они никогда не исчезали и никогда не исчезнут. Да, студенты сегодня очень поменялись, любой преподаватель это подтвердит. Но когда я с ужасом начинаю говорить, какие они стали необразованные, как мало они читают, как с ними скучно и неинтересно, мне моя коллега Марина Дмитревская возражает – вовсе нет, это предвзятый взгляд на современное молодое поколение. И встречаясь с ее выпускницами, которые очень активно вошли в профессию, я убеждаюсь, что она права. Я вижу, что это хорошие, умные, начитанные девочки. Им просто приходится очень трудно – потому что все места в журналах и газетах заняты. Тем не менее они находят для себя какие-то ниши, какие-то новые возможности – и конечно, они меняют инструменты. Потому что надо уже уходить от печатной критики. Ведь что говорить – газеты потихоньку умирают, особенно в регионах. Всё переходит в Интернет. Причем я не имею в виду ни Facebook, ни другие социальные сети, где много всякой дури. Я говорю о театральных порталах, которые есть во многих регионах. Эти порталы пишут о своем, местном, провинциальном театре, но зайти на них можно отовсюду.
И мне кажется, что никакого поколенческого разрыва нет. Есть разрыв между новыми инструментами и прежним поколением журналистов, которые этих инструментов не знают и не понимают, которые привыкли писать только в газету. Им очень трудно поменять свои профессиональные стереотипы. Потому что в Интернете надо писать по-другому. Там другая аудитория, другой формат.

Я сама 20 лет работала в обычном общественно-политическом издании, и лет девять параллельно вела сайт «Пермь театральная» - и я понимала, что раздваиваюсь. На сайте одна аудитория – в газете другая. В конце концов, я обнаружила, что газетная аудитория меня совершенно перестала интересовать. Молодые газет не читают, а для бабушек мне писать неинтересно.
Еще о профессии театрального критика и о воспитании нового поколения. Давайте признаем, что профессия эта всегда была достаточно штучной. Выпуск критиков нельзя поставить на поток. И когда целыми курсами начинают обучать в университетах театральной журналистике, это неправильно. Это создает какую-то усредненность. Театроведов – как и театральных журналистов – надо воспитывать штучно, это должен быть какой-то узкий семинар.

Я понимаю, почему преподаватели говорят: «Только не пишите про театр, не пишите про кино». Потому что восторженные девочки, которые идут в журналистику, они все хотят писать именно об этом. Они про другое не умеют и не знают, а про кино и про театр им кажется – ну как не написать, всякий дурак напишет. И преподаватели их ориентируют правильно: культурная тематика – далеко не самая главная в журналистике. Поэтому, мне кажется, надо выбрать несколько человек, заниматься с ними – и готовить хороших театральных журналистов. Потому что профессиональная театральная критика по большому счету не может существовать в регионе – в общественно-политических изданиях то, что умеет критик, попросту не нужно. Зато в регионе может быть хорошая, грамотная театральная журналистика. Это совершенно разные профессии.

Надежда Стоева,

«Петербургский театральный журнал» (Санкт-Петербург):

У «Петербургского театрального журнала» есть свой блог. Задуман он был не просто для того, чтобы популяризировать театры, отписывать какие-то премьеры, а чтобы люди в регионах могли хотя бы качестве комментариев к основному тексту оставлять свои мнения о спектаклях. Но пока это практически не работает. Зрители не оставляют комментариев, мы, как журнал, не чувствуем обратной связи, не видим человека, который бы готов был высказаться по поводу той или иной премьеры, той или иной рецензии.

Но я должна сказать, что в последнее время, по крайней мере у нас в городе, в блог ПТЖ все больше пишет молодых критиков. Пусть они пишут наивно, несовершенно, но это моментальный отклик, это собственное сформулированное мнение. Нам бы, конечно, хотелось, чтобы откликались не только студенты, не только начинающие критики, но и взрослые аналитики, педагоги театральной академии. Но они на наши просьбы не поддаются и в подобную полемику включаются с трудом. Поэтому претензии к молодым, что они ленивы и равнодушны, надо переадресовать, скорее, их старшим коллегам.

Елена Коновалова,

журналист, редактор (Красноярск):

У нас в городе практически не осталось газет, которые бы публиковали серьезные театральные материалы. Попытки аналитики в печатных изданиях категорически не приветствуются. Максимум, что могут заказать журналисту по поводу такого масштабного события, как «Транзит», - это какие-нибудь «Пять фактов из жизни фестиваля».

Правда, есть у нас интернет-журнал «Красноярск Daily», и есть энтузиасты, которые туда пишут. Журнал существует на средства гранта Фонда культурных инициатив Михаила Прохорова, но гранта хватает только на обслуживание самого сайта, гонораров мы платить не можем. А ждать, что профессиональные люди станут работать с нами бесплатно, не приходится. Поэтому все упирается в отсутствие средств и невозможность дальнейшего развития.

Нина Пашкова,

журналист, редактор (Новосибирск):

А какова посещаемость вашего сайта?

Елена Коновалова:

Порядка 500 человек в день. Да, это немного. Но я работала в очень раскрученном издании, там посещаемость театральных страниц была не намного выше.

Нина Пашкова:

Собственно говоря, в этом-то и суть. Мы сетуем, что серьезная критика не востребована в СМИ, что газеты не публикуют театральную аналитику, и я сама готова подписаться под всеми этими сетованиями. Но не надо забывать, что прежняя умная и подробная театральная журналистика существовала в иные времена. Сегодня любое издание, за редким исключением, существует на коммерческих началах. Задачи воспитывать читателя и зрителя, задачи дать ему пищу для ума не стоит. Стоит задача выжить и по возможности заработать. Поэтому любое СМИ будет публиковать только то, что у читателя априори пользуется спросом – то, что будет куплено, кликнуто, прочитано. Захочет читатель театральной аналитики – пожалуйста, будет аналитика, не захочет – значит, журналист станет писать «Пять фактов из жизни фестиваля». Мы существуем в рыночной ситуации. То, что востребовано, будет оплачиваться. Что не востребовано – пишите в свое удовольствие, но бесплатно. Поэтому если есть у вас замечательный культурный сайт – попробуйте заняться его раскруткой, увеличить посещаемость, привлечь рекламу, дополнительные источники доходов, и у вас появятся деньги на развитие и гонорары авторам. Понятно, что это отдельная очень большая работа, требующая и времени, и специалистов, и материальных затрат, один человек ее не сделает. Но если на данный момент ситуация такова, что культурная информация пользуется у среднестатистического читателя куда меньшим спросом, чем политика и криминал, – что мы можем сделать? Только дать ему политику и криминал и свести к минимуму культурную информацию.

Правда, остаются еще те самые «500 человек», которые желают получать эту информацию. Но ими можно пренебречь, если ты хочешь быть коммерчески успешным. Или создавать для них такие «культурные резервации», как ваш малобюджетный сайт.

Нравится нам это или нет, но сейчас публикуется то, за что люди готовы платить. Серьезная профессиональная театральная критика нужна театрам. Читатель за нее платить не будет. Поэтому газеты ее и не публикуют. В какой степени, кому и какая нужна театральная журналистика – это вопрос, который решает для себя каждое отдельное издание.

Я еще раз хочу подчеркнуть, что мне самой, как журналисту и редактору, нынешняя ситуация, может, вовсе не по душе. Но это та реальность, в которой мы живем.

Александра Лаврова:

Это примерно та же ситуация, что и в театре. Извечный вопрос: что делать театру – показывать публике то, что она хочет, или предлагать какие-то эксперименты, воспитывать зрителя, предоставлять ему возможность выбора? Если вернуться к недалекому прошлому, когда я работала в газете «Новая Сибирь», на нее подписывались во многих странах мира – именно благодаря отделу культуры, полосам, посвященным литературе и театру. Потом мне сказали, что это никому не нужно и неинтересно, я долго пыталась что-то сделать, но в конце концов подумала: «Зачем мне это нужно?» - и ушла. И что, после этого «Новая Сибирь» стала популярнее?

Антонина Стерина,

журналист (Новосибирск):

Наконец-то к концу нашей беседы мы добрались до темы конечного потребителя. Я слушаю уже полтора часа, как тяжело приходится критикам, как они нуждаются в публикациях. Но вдруг прозвучала мысль, что читателям вообще не нужен раздел культуры. И это настолько удивительно слышать, что мне тоже захотелось включиться в обсуждение. Последнее время я тесно общаюсь с нашим оперным театром. Театр очень активно ведет работу со своим зрителем, у него есть несколько официальных групп, в частности в Фейсбуке. Публикуются любые отзывы, в том числе негативные, в том числе непрофессиональные, и видно, как после этого сразу буквально в 4-5 раз вырастает количество посещений.

Конечно, нашей аудитории важно и нужно читать о театре. Это востребовано, это интересно. Другой вопрос – в наше время, когда есть Интернет, когда сами зрители, приходя на спектакли, могут делать и публиковать свои снимки, иметь и публиковать свои мнения, какова роль профессионального критика, профессионального журналиста? Над ответом стоит подумать. Но то, что востребованность такого рода «культурной», театральной информации есть, это очевидно.

Яна Глембоцкая,

театральный критик, преподаватель Новосибирского театрального института (Новосибирск):

Я хотела бы вернуть наш разговор в практическую плоскость. Очевидно, что в провинции не может существовать никакой критики и театральной журналистики в изданиях, существующих на коммерческой основе. Это факт. Предположим, что у нас появятся бюджетные деньги на некое издание, посвященное театру, – неважно, бумажное или интернетное. Бумажное менее актуально. Если театры позволяют себе отказаться от подписки после неприятной рецензии, то в провинциальном издании придется публиковать только приятные, что само по себе абсурдно. Но предположим, мы откажемся от дорогостоящего журнального проекта и сделаем интернет-издание, что более реалистично. И возглавит его, скажем, Сергей Самойленко, или Елена Климова, или кто-то еще из тех немногих, кто у нас занимается темой театра. Я представляю, каких это сил от него потребует: консолидировать провинциальное пишущее сообщество, разыскивать новых авторов, оставить свою прежнюю профессиональную карьеру, бросить все свои прежние дела и полностью посвятить этому сайту жизнь. И при этом страшно рисковать – потому что в любой момент проект может быть закрыт. Кончатся бюджетные деньги, сменится власть, а новой власти культурный проект будет уже не нужен.

Кто на такое пойдет? Никакой здравомыслящий человек так своей профессией рисковать не станет.

Нина Пашкова:

Я категорически согласна со всем, что сказала Яна. И только хочу сделать еще один, следующий шаг. Такой проект действительно нельзя реализовать в рамках одного региона – будь то Новосибирск, Красноярск или любой другой провинциальный город. Но! Такой проект можно реализовать на федеральном уровне. Газета выходит в одном городе, журнал надо получать по подписке, все это локально и местечково. А Интернет – это общее пространство, способное объединить театры России. В каждом городе есть два-три профессиональных критика, кроме того наши столичные театроведы много ездят по стране и знакомятся с премьерами на провинциальной сцене. Объединив силы, консолидировав ресурсы, сконцентрировав информацию на одном сайте, мы получим мощный межтеатральный, межрегиональный коммуникатор – которого, судя по всему, нам всем сегодня так не хватает.

Александра Лаврова:

Собственно, примерно то же самое говорила и я в начале нашего круглого стола, когда предлагала «Ново-Сибирскому транзиту» стать инициатором такого объединяющего театральную провинцию портала.

P.S. Под занавес круглого стола представитель Министерства культуры Новосибирской области Наталья Кузнецова рассказала о долгосрочной целевой программе, которая сейчас реализуется министерством. В частности, в настоящее время выделены средства на выпуск журнала «Под маской» и проекта, посвященного возрождению театральной критики, на сайте Сибкрай.ru.
comments powered by HyperComments




источник cmyki.ru . Stairstep - изготовление монолитных лестниц проектирование и изготовление . тут