Илья Пономарев: Я принял решение стать мэром Новосибирска

Общество / 10 сентября 2013 / 12:25
Итоги прошедших выборов глав муниципальных образований подтолкнули справедливороса, депутата Госдумы от Новосибирской области Илью Пономарева принять такое решение. Став мэром Пономарев обещает добавить теплых красок в облик города, всегда дружить с любым губернатором и забрать из Москвы волю новосибирцев и их идентичность. Он готов победить Городецкого, если тот пойдет на выборы, если  оппозиция выдвинет единого кандидата, если до того времени в России не случится революции.

– Сначала о прошедших выборах. Катастрофически низкая явка – отчуждение избирателей от власти и от политических институтов. Ничтожный результат оппозиционных партий – их идеологический, идейный, организационный кризис, но полноценной замены им нет. Потолок, в который уперлась «партия власти», свидетельствует о том, что ее ядерный электорат – чиновники, бюджетники и некоторая часть пожилых людей – в дальнейшем не смогут обеспечить ей легитимность. Налицо – кризис политической системы. Тупик. Что делать?

– Единоросы – Володин, Сурков - мне говорят: не ругайте нашу политическую систему, она работает. Она действительно работает, самовоспроизводит  себя, не разрушает себя пока. Правда, она пользуется тотальным недоверием общества. Она, скорее всего, не просуществует какое-то реальное продолжительное, с исторической точки зрения, время. Что будет причиной ее разрушения - трудно сказать. Но это должно произойти. Люди отчаялись, что они не могут ничего изменить. Голосуют ногами. В интернете ходила фраза, которая приписывается Черчиллю:  плохих людей выбирают хорошие, которые не ходят голосовать. Вот наши довыборы [В Новосибирске] – 13% явка. Естественно, на этом выигрывает человек, который просто обеспечил привод [своих сторонников] на участки. Не буду говорить, за деньги ли без денег. Хотя, я думаю, что там не обошлось без подкупа избирателей. Но если бы пришли 30%, то этот подкуп добавил бы [всего] 5%. А так он добавил 30%. Причем, кто не ходит голосовать? -  Как раз те, кто хочет перемен. Но они не верят. В этом есть вина оппозиции: они всегда посылают двойной сигнал, говорят, что выборы нечестные, с  другой стороны, хотят куда-то избраться. Но других-то  выборов нет. 

– И, тем не менее, пока не просматриваются существенные изменения политической системы, вряд ли изменится расклад сил. Архаичная система, по вашим же словам, воспроизводит саму себя и меняться не будет. Внешних сил для ее смены нет. Тем временем, напряжение в обществе нарастает, конфликтность. То тут, то там вспыхивают стихийные протесты в ответ на недееспособность институтов – вспомним Пугачев. Каковы сценарии развития политической ситуации в стране?

– Пути есть два – революционный и эволюционный. На революционный путь невозможно повлиять – ни ускорить, ни обойти. Если он произойдет, а вероятность этого с каждым днем возрастает, бесполезно в этом участвовать. Катализатором может быть что угодно. Причем это будет не какой-то системный процесс, типа усугубляющегося экономического кризиса или роста тарифов на ЖКХ. Скорее, это будет какое-то одномоментное действие, не знаю, может быть, не дай бог, Алексей Анатольевич Навальный попал под машину. Конечно, машина будет направлена «кровавым режимом». Все, народ - на улицы, по всей стране волнения, власть скрывает настоящие причины, чем больше она оправдывается, что у машины колесо спустило, тем больше ей не верят. Или - тяжело заболел Путин, его окружение говорит: папа плохо себя чувствует, возникает подозрение, никто никому не верит. Страна выходит на улицы. Это могут быть только иррациональные причины. 1905 год, почему в народ тогда стреляли? Люди мирно пошли царя просить, кому надо было стрелять? Февраль 1917-го,  ничего особенного не происходило. Кто-то пустил слух, что в Петрограде нет хлеба. Ну, в каком-то районе были очереди… Через день царь отрекся. Когда власти говорят, что Удальцов сговаривается с Гиви Таргамадзе… Власть не понимает, что так невозможно сделать [революцию]. Скорее всего, революция будет спровоцирована первыми лицами государства:  или с ними что-то случится, или они что-то сделают… Политики должны учитывать в своей траектории, где они будут, если это случится.

Эволюционный путь: в чем наши интересы совпадают с интересами власти – улучшать доверие к политической системе. Если этого доверия нет, то бессмысленно что-то делать. Каким образом? Только одним, если человек будет понимать причинно-следственную связь: если я пришел на избирательный участок или совершил какое-то легитимное политическое действие, то я должен быть вознагражден. Нет, не кандидат даст денег на выходе с участка, что что-то должно измениться [после голосования]. Ведь какая главная причина кризиса легитимности,  голосуй - не голосуй, а от меня все равно ничего не зависит.

Сейчас Кремль принял такое решение: губернаторов мы не отдадим, про президентство и парламент я вообще даже не говорю, но мэров можем. Пусть народ там поупражняется. Тем более, за последнее время было столько примеров того, как мэров сажают. Если вы там даже изберетесь, то аккуратнее. Самый яркий пример – [Евгений] Ройзман в Екатеринбурге [избран мэром], в Петрозаводске – Галина Ширшина [избрана мэром]. Реально можно было победить еще в Воронеже и в Вологде. Но не дожали там. Поэтому я для себя ставлю реальной задачей Новосибирск. Я дозрел до этого решения, и эти выборы довольно сильный аргумент, что это надо делать [выдвигать свою кандидатуру на пост мэра Новосибирска]. Если я буду верить, что новосибирская оппозиция имеет перспективы договориться о едином кандидате, то проиграть будет очень сложно. Результаты выборов меня на это подвигли – это реально и это нужно.

– И с чем вы придете к новосибирским избирателям? 

– Я думаю над этим достаточно давно, но все идеи крутятся вокруг одного и того же, что Новосибирск – столица Сибири и столица края нереализованных возможностей, которые у нас постоянно кто-то ворует. Главная вещь, которая мешает нам жить, что за последние 20 лет мы превратились в колонию, утратили столичность, способность принимать самостоятельные решения. Право самим определять  свою судьбу отдали полностью в Москву. 

– Да, но это, как раз, особенность нынешней политической и административной системы. Взять хотя бы, те же  межбюджетные отношения...

– Я с этим категорически не согласен. Мы волю отдали в Москву, свою идентичность. Я убежден, что мы не решим внутренние проблемы, если не обретем себя заново. Сырьевые регионы-соседи имеют возможность с Москвой торговаться. У нас есть интеллект, но интеллект в России вообще никто не ценит. Но мы даже не предлагаем интеллект для нашего внутреннего потребления. У нас самое большое количество малого бизнеса, высокотехнологичных производств, мы сбалансированы с точки зрения [количества] городского и сельского населения, мы самодостаточны. Мы такая территория, которая вполне может реализовать проекты внутри себя. У нас власти абсолютно не умные. Они все время живут выживая. Пытаются сопротивляться внешним условиям, плюс не забыть распихать по карманам, что могут распихать. Новосибирск сложился как полицентричный город. Все что нужно – выстроить нормальную инфраструктуру между центрами [города] и развивать их. Вместо этого, у нас уплотнительная застройка без всякого развития инфраструктуры. А потом выходим на улицы – ай, пробки!.

Начинаем строить развязку на Южной, притом, что главный транспортный поток выходит с Каменской магистрали, и очевидно, что выход с нее надо строить там, где будет четвертый мост – [строящийся сейчас] третий мост надо было строить здесь. А развязка [строительство которой заканчивается на Южной площади] строго перпендикулярна. А сколько денег в нее вбухано!

Автовокзалы. Какое-то время назад была правильная идея, что автовокзал должен быть объединен в мультимодальный транспортный узел с железнодорожным вокзалом. Только он должен быть с обратной стороны от площади Гарина-Михайловского. Тогда этот транспортный узел работает абсолютно нормально. Вместо этого – идиотская идея с [строительством] четырьмя-пятью вокзалами в разных концах [города]. А как люди добираться будут? Получается, опять люди будут нести на себе транспортную нагрузку. Это кому в голову приходит? Логика принятия решения проста. Так - один инвестиционный объект, где украсть можно, а так – пять. Другая история – обеспечение города теплом. У нас есть «Сибэко». У нее с городом совместное предприятие, которое отсасывает из города все ресурсы. Никто в эти трубы не вкладывает. В Москве сидит Миша Абызов [совладелец «Сибэко»], который рубит на этом свое бабло. Мише хорошо, он министр по совершенно непонятному вопросу «Открытое правительство». А город теряет по миллиарду в год. Но эту историю можно превратить на условиях частно-государственного партнерства. Если  люди, вложат эти деньги, которые утекают Мише в виде дивидендов, они получат через некоторое время прибыль, и все будет нормально работать.

Я заказал исследование. Москва и Новосибирск – цвет города. Проехали и просчитали цвета фасадов домов. В Новосибирске 63% [фасадов домов] имеют серый цвет. Еще процентов 20 выглядят как серые. В Москве такого доминирующего цвета нет, но самые распространенные – оттенки желтого, т.е. теплые цвета – 40%. И еще 20%  - сочетания бело-красного, бело-коричневого. За счет этого Москва яркая, плюс подсветка. Вот Варламов приезжал в Новосибирск, это конечно, неприятно, что он написал у себя в блоге про Новосибирск, но процентов на 70 все верно. Засилье идиотской рекламы на улице – съезди на пл. Маркса. С парковками чертовщина. Связь между районами надо повышать. Плана развития нет, все хаотично… 
 
– Если действующий мэр Владимир Городецкий решит пойти на выборы, он может не оставить шансов «нераскрученному» кандидату. За ним – опыт, административный ресурс, узнаваемость. Вы просчитывали такой сценарий?

– Действующий мэр – человек самый раскрученный. Люди знают, что от него ожидать, он – привычное зло. Некий гарантированный рейтинг он имеет. Есть серьезные сомнения, достаточно ли это для победы? Новый человек не имеет такого рейтинга, но он не имеет и  антирейтинга. Если есть большое количество людей, которые за него  никогда не проголосуют, потому что достал, то, соответственно, к новому поколению управленцев [избиратель отнесется по принципу], глядишь, новая метла по новому будет мести, к  нему негатива меньше. Есть плюсы и минусы. Но если мы посмотрим по общему настроению населения города, то оно к власти относится по принципу – чтоб вы там все сдохли и провалились. Поэтому, если убедить, что новая власть будет честной и эффективной и не будет заниматься борьбой с ветряными мельницами, а будет заниматься решением конкретных проблем конкретных горожан, то это [победа на выборах мэра] абсолютно реальная задача.

– Есть еще один «подводный камень»: отмена второго тура, которая скорее всего произойдет уже на ближайшей сессии горсовета. Если будет только один тур, то шансы Городецкого на победу значительно повышаются: за него точно хоть кто-то проголосует, а вот за новичка…

– Второй тур… Она может вернуться к ним бумерангом. Это может обернуться против Городецкого. Он может взять свои 40% в первом туре, а оппозиционер может взять 45. Это зависит от того, есть ли единый кандидат. У нас с коммунистами контрольный пакет в городе избирателей. А если мы сумеем привести еще избирателей, если не будем критиковать правительство, а предлагать решение конкретных проблем… Я оппозиционер, но считаю, что мэр должен быть членом команды губернатора. Он не может работать с ним в конфликте, может быть, он должен быть вице-губернатром одновременно. Я с любым [губернатором] должен дружить, иначе ничего не получится. 
Детали, основные контуры программы, слоган я представлю в конце месяца на большой пресс-конференции.





comments powered by HyperComments