Следователям запретили обвинять Алексея Мозго

Следователям запретили обвинять Алексея Мозго
Общество / 29 мая 2013 / 23:29
Защита Татьяны Мозго, взявшей на себя вину за гибель сбитой насмерть Нины Шестаковой, признала факт самооговора своей подопечной. Все данные последних экспертиз говорят о том, что автомобилем Honda Civic в момент аварии управлял бывший инспектор ГИБДД Алексей Мозго. Вместе с этим следствие упорно отказывается привлечь его в качестве обвиняемого по этому громкому делу. Адвоват матери погибшей студентки заявила, что указание судить за ДТП жену полицейского, а не его самого, пришло «сверху».
«В настоящее время нам объявлено об окончании предварительного следствия по данному делу. Проведены необходимые экспертизы, в том числе и по нашим ходатайствам. Их итоги окончательно убедили нас в том, что за рулем автомобиля во время ДТП находился Алексей Мозго», – заявила адвокат Елена Шиповалова.

Она выделила три момента, которые подтверждают версию защиты:

Первое. Получены данные комплексной экспертизы; в заключениях экспертов, в частности, указывается на то, что травма (ссадина) в правой височной части головы Алексея Мозго не могла быть получена о стойку автомобиля, а соответствует травме от удара о рулевое колесо. Более того, в месте предполагаемого удара на руле обнаружен волос, принадлежащий Алексею Мозго. Экспертами отмечается, что этот волос не мог осыпаться с головы и быть случайно занесен на руль ветром, поскольку это живой волос, и он обнаружен вдавленным в обод руля, что соответствует удару о руль волосистой частью головы.

Второе. В деле есть показания свидетелей, наблюдавших всю картину ДТП с близкого расстояния. Это водитель и пассажир, выезжавшие со 2-ой Станционной и едва ушедшие от столкновения с автомобилем Мозго за минуту до ДТП. Эти свидетели утверждает, что непосредственно перед ДТП, когда машина Мозго проезжала на большой скорости на красный свет светофора мимо их автомобиля, они видели что за рулем Honda Civic находился именно мужчина. Они проследовали следом за Honda и остановились, когда произошла авария. Они видели, что сразу после столкновения из-за руля вышел мужчина и жестом позвал на водительское сидение женщину с заднего сидения автомобиля.

Третье. По поводу исследований на полиграфе, якобы подтверждающих вину Татьяны Мозго, о которых писали журналисты. Проведены исследования в отношении двух супругов Мозго. Специалисту, проводившему исследования на полиграфе в отношении  двух пассажиров, находившихся в автомобиле, и свидетеля Черепанова дать заключение не представилось возможным в связи с индивидуальными особенностями указанных лиц. К результатам исследования на полиграфе мы до окончания предварительного следствия  допущены не были, несмотря на наши требования. Не был допущен к результатам исследования Александра Черепанова даже он сам и его адвокат. В то же время стоит отметить что, согласно действующему законодательству данные исследований на полиграфе не являются доказательствами и не могут быть положены в основу обвинения. Следует также отметить, что следствие не желает признавать Александра Черепанова потерпевшим, несмотря на причинение ему физического, имущественного и морального вреда в результате наезда автомобилем.

1.jpg

«Таким образом, на наш взгляд,  первоначальная версия следствия может опираться только на показания лиц, находившихся в автомобиле, и то не всех. В пользу же версии о том, что за рулем в момент столкновения находился именно Алексей Мозго, и не могла находиться Мозго Татьяна, свидетельствуют не только показания независимых очевидцев происшествия, но также данные практически всех проведённых экспертиз», – указала Шиповалова.

Она отметила, что «на основании этих данных к выводу о самооговоре своей подзащитной пришла также и Ольга Брилевская, адвокат Татьяны Мозго, и ходатайствовала о прекращении уголовного преследования в отношении своей подзащитной за отсутствием в ее действиях состава преступления». Шиповалова также добавила, что представители следствия после последних данных по делу «пришли  к тому же выводу» и собирались предъявить обвинение Алексею Мозго.
 
«Однако в понедельник, когда мы вручали следователю два ходатайства – о проведении комплексной психолого-психиатрической экспертизы Татьяны Мозго и о привлечении в качестве обвиняемого Мозго Алексея, мы неожиданно получили в ответ уведомление о начинающейся 29 мая 2013 года процедуре нашего ознакомления с материалами дела, – рассказала представительница Светланы Шестаковой. – Это означает окончание следствия и автоматически означает, что в наших ходатайствах нам будет отказано без рассмотрения, в нарушение нормы закона».

«Такие действия следователя, доселе объективно и беспристрастно расследовавшего дело, нельзя объяснить какой-нибудь внутренней логикой. Причина такого поворота может быть только одна: на финальном этапе следствия в него вмешалось руководство Следственного комитета и, вопреки выводам следователя, приказало дело немедленно завершить, предъявив обвинение Татьяне Мозго», – продолжила она, добавив, что «об этом имеются в деле прямые письменные указания заместителя начальника следственного управления Следственного комитета России по Новосибирской области». 

Остановка Бетонный завод в Новосибирске.jpg

Адвокат также поведала, что с нее и с матери погибшей Светланы Шестаковой потребовали дать подписку о неразглашении материалов дела, на что они ответили отказом: «Напротив, я считаю крайне важным донести до общественности подробности этого дела».

«На наш взгляд, руководством следствия грубо игнорируются доказательства виновности одних фигурантов и вменяется вина другим, – прокомментировал председатель Новосибирской городской коллегии адвокатов Александр Балян. – В чем может быть причина таких действий? Вряд ли это как-то связано с личностью или какими-то связями Алексея Мозго. Так сложилось, что руководитель СУ СК официально высказался по делу раньше, чем следствие получило основную массу объективных доказательств по делу. И сейчас похоже, что кто-то из его высокопоставленных коллег оказывает медвежью услугу ему и ставит в крайне непростое положение следователя и его непосредственное руководство. Они ведь лично ответственны за незаконное привлечение заведомо невиновного и непривлечение заведомо для них виновного лица к уголовной ответственности». 

«Сомневаться в их профессионализме у нас нет оснований, как и в большей части собранных по делу доказательств. И такое решение, если они действительно подпишут его, может свидетельствовать о сильном и бесцеремонном нажиме «сверху». Мы рассчитываем, что прокуратура очень внимательно отнесется к доказательствам, собранным в материалах дела, а общественность продолжит проявлять самый живой интерес к этой теме», – резюмировал юрист.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Мама погибшей Нины Шестаковой: Мозго – заколдованный >>

Дело о гибели Нины Шестаковой – одно из самых резонансных в Новосибирске за последнее время. Прежде всего, потому что с первых же дней разбирательства по нему родные погибшей и общественники поставили под сомнение действия следователей. В итоге просьбы проконтролировать ход расследования были направлены главам МВД России и Следственного комитета, всем новосибирским депутатам Госдумы, недавно свое отношение к произошедшему высказал губернатор региона Василий Юрченко.

Погибшая в ДТП Нина Шестакова.jpeg

Эта трагедия случилась 2 января на улице Станционная в Новосибирске. Стоящих на остановке общественного транспорта «Бетонный завод» Нину Шестакову и ее парня Александра Черепанова (его исключили из списка потерпевших) на скорости 80 километров в час сбила Honda Civic, принадлежащая инспектору ГИБДД Алексею Мозго. 19-летняя студентка скончалась от полученных травм на месте.

Вину на себя за это ДТП взяла жена Алексея Мозго Татьяна, ей впоследствии и было предъявлено обвинение. Однако немногочисленные очевидцы заявляли, что за рулем иномарки был мужчина.

«Был Мозго за рулем или не был, он недостоин звания офицера. И тем более он не должен служить в органах ДПС. Если он был за рулем, перед законом все равны, и пьяным садиться за руль непозволительно никому – ни губернатору, ни инспектору ДПС, ни прокурору. В этом случае никаких специальных прав ни у кого быть не может. Ты сел за руль – ты водитель. И прикрываться спецстатусом, как это делают некоторые должностные лица, нельзя. Это нужно убрать из норм закона. А если Мозго сидел на пассажирском месте – он офицер, сотрудник ГИБДД, он не имел права допустить, чтобы за рулем оказалось лицо, не имеющее водительского удостоверения».
(губернатор Новосибирской области Василий Юрченко, 23 мая 2013)

В середине февраля следственное управление Следственного комитета по Новосибирской области провело специальный брифинг, на котором глава ведомства Иван Шеенко рассказал, что супруги Мозго поменялись местами сразу после наезда. Был даже проведен эксперимент, подтверждающий такую возможность (позднее он был опровергнут журналистами и повторным тестом). Также Шеенко раскрыл результаты некоторых экспертиз, которые говорили в пользу версии о том, что управляла автомобилем именно Татьяна Мозго. Эти данные также были «перекрыты» новыми исследованиями.

P2164425.JPG

В конце марта адвокат мамы погибшей Нины Шестаковой Елена Шиповалова обнародовала результаты нескольких следственных действий по громкому разбирательству. В частности, были раскрыты данные биологических экспертиз, которые указывали на то, что водителем в момент аварии был Алексей Мозго. Кроме того, выяснилось, что у Татьяны Мозго не то, что прав, нет даже навыков для того, чтобы разогнать машину до скорости 80 километров в час – она провалила тест с инструктором по вождению автомобиля.

Так или иначе, все ходатайства о привлечении в качестве обвиняемого по делу Алексея Мозго были отклонены. Мама студентки Светлана регулярно инициирует акции протеста против необъективного, по ее словам, расследования. Последний такой пикет прошел 18 мая. Тогда стало известно, что дело скоро передадут на утверждение в прокуратуру.
comments powered by HyperComments