Новосибирские политологи предсказывают победу Путина уже в первом туре

Новосибирские политологи предсказывают победу Путина уже в первом туре
Общество / 27 февраля 2012 / 10:50
По результатам прошедших 4 декабря 2011 г. выборов Государственную Думу Новосибирская область оказалась среди регионов на 11-м с конца месте по числу голосов, отданных за Единую Россию» (33,8%), и на 2-м месте по числу голосов, полученных ведущей оппозиционной партией – КПРФ (30,3%).

Попытаемся ответить на вопрос: следует ли ожидать повторения подобных результатов на предстоящих 4 марта выборах Президента? Насколько сильны в Новосибирске протестные настроения и какова их социальная основа?

Расклад голосов на думских выборах свидетельствует о том, что основной социальной базой «Единой России» становится село (в большинстве сельских районов ЕР получила от 40 до 50%, а в двух – Усть-Таркском и Баганском – более половины голосов). Во всех городах области коммунисты получали более 30% и опережали «партию власти» (в стотысячном Бердске за коммунистов проголосовало почти 40% избирателей). В самом Новосибирске «Единая Россия» проиграла КПРФ во всех районах (27,6 % против 34,2 % в целом по городу).

Прокатившаяся после выборов 4 декабря по всей стране протестная волна, оказалась едва ли не самой мощной за последнее (путинское) десятилетие. Ее причиной стали не столько фальсификации в ходе выборов (они послужили скорее поводом), сколько растущее разочарование в «партии власти» и руководстве страны, а также общая усталость населения от низкого качества государственной администрации, коррупции, лицемерия кремлевской пропаганды. Легитимность всей политической системы, создававшейся усилиями Кремля с момента прихода Путина к власти, начала снижаться. Недовольство исходит, прежде всего, от образованных ресурсообеспеченных горожан, в т.ч. и от «online-поколения», которое впервые массово участвовало в голосовании. Причем участвовало, не для того, чтобы поддержать какую либо из «оппозиционных партий», а чтобы высказать своё несогласие, а то и заявить протест наблюдаемому воочию и по телевизору политическому курсу, означающему отсутствие ясных перспектив и работающих социальных лифтов для молодого поколения.

Подчеркнём, что рост числа голосов, отданных за «оппозиционные партии», не связан с тем, что избиратели стали больше идентифицировать себя с их программными и идеологическими установками. Ядерный электорат «оппозиционных партий» (каковым являются преимущественно люди старшего поколения для «левых» и субпролетариат городских окраин для ЛДПР) существенно пополнился за счёт временных и в значительной степени случайных «попутчиков» Наблюдаемый результат – эффект протестного голосования на зачищенном партийно-политическом поле. Избиратели, стремящиеся выразить своё недоверие политическому курсу, осуществляемому «партией власти» и усталость от него, вынуждены выбирать вариант проявления собственного недовольства из дозволенных вариантов.Именно этим, в частности, объясняется достаточно неожиданный рост популярности «Справедливой России» (партия получила 13,2% голосов по стране и 12,7% по области при прогнозируемых 6-9%). Выбирая между коммунистами (к которым многие граждане России испытывают устойчивую неприязнь), жириновцами (которых многие не воспринимают всерьёз) и справедливороссами, избиратель зачастую выбирал последних, просто потому что они не вызывали устойчивых отрицательных аллюзий. В целом можно говорить, что завершившиеся выборы иллюстрируют процесс нарастающей аномии российского общества, то есть ситуации, при которой различные социальные группы перестают чувствовать свою причастность к данному обществу как целому.

Однако уровень недовольства, принявшего организованную форму митингов, оказался значительно ниже. В митингах за честные выборы, прошедших 10 и 24 декабря 2011 г. и 4 февраля 2012 г., участвовали, по разным оценкам, от нескольких сотен до 3-4 тысяч новосибирцев. В их числе были как активисты различных партий и движений (КПРФ, АКМ, монархисты, националисты и пр.), так и представители нового городского образованного класса, которые активно проявили себя на протестных мероприятиях последних месяцев по всей стране. Если присутствие первой категории митингующих на разного рода протестных мероприятиях является вполне ожидаемым, то появление аполитичной, как долгое время считалось, молодёжи на публичных акциях является свидетельством изменения текущей общественно-политической ситуации.

Эти явления связаны с изменениями в российском медиапространстве, обозначившими различия между базовыми видами медиа, используемыми сельскими жителями, с одной стороны, и горожанами молодого и среднего возраста – с другой (мы ведём речь о преобладающих моделях восприятия и поведения, об идеальных типах в веберовском смысле). Для первых основным, более того, едва ли не единственным медиа является телевидение, которое и задаёт легитимное видение происходящих в стране событий. Поскольку ведущие телеканалы находятся под контролем Кремля, то и конструируемая ими социальная реальность оказывается изображена в выгодном для властвующих элит ракурсе. Если прибавить к этому то обстоятельство, что аграрный сектор в наименьшей степени подвергся воздействию рыночных механизмов и преобладающим остается патерналистское отношение к «власти», то становится понятным почему депрессивная деревня, испытывая значительные экономические трудности, тем не менее, поддерживает руководство страны. В отличие от сельских жителей «оцифрованные» горожане имеют альтернативные площадки для рецепции иных моделей восприятия политической действительности, а также инструменты, обеспечивающие мобилизацию активистов.

Впрочем, расклад голосов, полученный 4 декабря, не может быть автоматически перенесён на выборы 4 марта. Падение популярности «партии начальства», рост массового недовольства текущей социально-политической и экономической ситуацией и как результат – протестное голосование – не означает, что все протестные голоса, отданные за оппозиционные партии, отойдут в марте выдвинутым ими кандидатам. У недовольных и протестующих (как открыто, так и солидарных с ними) нет сколько-нибудь единых представлений о «достойном будущем». Нет у них и единого кандидата на роль «спасителя Отечества».

К тому же выборы Президента отличаются от парламентских и политической повесткой. Президентские выборы – это своеобразный референдум о доверии символическому лидеру государства, несущему ответственность за воображаемое целое, именуемое «Россией».

Стартовавшая президентская кампания ощущается весьма слабо как в медиапространстве, так и на повседневном уровне. Приближение выборов Президента можно диагностировать только по рекламным плакатам на улицах и роликам на телевидении и радио. Совершенно очевидно, что региональной повестки дня ни кандидаты, ни их региональные штабы не предложили.

Не заметно и какой-либо общественной дискуссии по поводу предстоящих выборов. Это связано не столько с отсутствием проблем, которые можно было бы обсудить, сколько с отсутствием площадок для подобных дискуссий и со слабостью, неготовностью и незаинтересованностью основных игроков регионального политического пространства (в первую очередь речь о региональных отделениях политических партий) в подобных дискуссиях. В результате их роль сводится лишь к ретрансляции присылаемого из центра рекламного контента.

Вялость президентской кампании во многом объясняется тем, что все её участники убеждены в том, что её результат заранее предопределён. Прежде всего в силу того, что рейтинг Путина не сравним с рейтингом его конкурентов. И превышает рейтинг партии, лидером которой он является.

Ещё одним фактором, который обеспечит Путину результат лучший, нежели партии, лидером которой он является, будет то, что явка на президентские выборы в России на несколько процентных пунктов выше, чем на выборы парламентские. Эта тенденция, фиксировавшаяся на всех последних выборах, безусловно, сохранится и в марте 2012 г. Рост явки дадут представители пассивного пропутинского большинства, не пришедшие на думские выборы в декабре (их «место» тогда заняли представители протестной «оцифрованной» молодёжи). В результате третий президентский срок Путину, вероятно, будет обеспечен уже первым туром.

Козлов Сергей Васильевич, кандидат исторических наук, доцент, заместитель заведующего кафедрой политических наук и технологий Сибирского института - филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ

Березняков Дмитрий Владимирович, кандидат политических наук, доцент, заместитель заведующего кафедрой политических наук и технологий Сибирского института - филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ; доцент кафедры массовых коммуникаций факультета журналистики НГУ
comments powered by HyperComments