Лента новостей

Все новости

Популярное

В хосписе с умирающим должен жить любимый хомяк

 

В хосписе с умирающим должен жить любимый хомяк

Хосписный (паллиативный) больной – по формулировке Всемирной организации здравоохранения – человек, которому осталось 183 дня жизни. Паллиативная помощь обеспечивает оптимальный комфорт, функциональность и социальную поддержку пациентам и членам их семей на стадии заболевания, когда лечение уже невозможно.

«Проблемы в оказании паллиативной помощи на сегодняшний день у нас не существует, - говорит заместитель министра здравоохранения Татьяна Нестеренко. - Но сегодня происходит систематизация юридической стороны оказания такой помощи в вопросах его финансирования. Неизлечимые пациенты всегда были, но их содержали в общих отделениях. Сейчас Минздрав выпустил документы, разрешающие определять профиль койки как паллиативный, предусмотрена возможность открытия отделений и больниц, которые будут заниматься такими пациентами, формировать госзаказ и направлять на этот вид помощи средства ОМС».

По словам замминистра, сначала это будут отделения в больницах широкого профиля с возможностью оказания реанимационной помощи.

Президент фонда «Здравоохранение – детям!» Дарья Макарова назвала размещение в больницах паллиативных отделений, а тем более коек недопустимым. Она подчеркнула, что в международной практике понятие «паллиативная помощь» включает в себя не только медицинскую, но и социальную помощь. «Важно работать не только с больным, но и с его родственниками. Здесь медицины гораздо меньше, чем сопутствующих нормальной человеческой жизни вещей, - убеждена Дарья Макарова. – Что касается медицины, то это тоже важно, поскольку есть жесткие условия выдачи наркотических препаратов, которые снимают боль. Я была в Лондоне в детском хосписе. Это отдельное здание. С ребенком, который туда попадает, могут жить родственники, его собака, любимый хомяк. Это напоминает санаторий, где есть врачи, которые при необходимости оказывают помощь. При этом хоспис входит в структуру многопрофильной клиники, и если нужно, ребенка могут сразу же туда транспортировать. Основная задача хосписа – помочь человеку достойно и комфортно уйти из жизни. Чтобы это было не больно и не страшно».

По мнению Дарьи, в хосписах должны работать не только врачи, но и психологи, которые общаются, в том числе, и с родственниками, волонтеры, занимающиеся детьми. «Если в семье несколько детей, и так получилось, что один из них умирает дома – это очень страшно. Это огромный шок для всей семьи, а особенно для братьев и сестер этого ребенка».

Дарья Макарова также считает, что паллиативных больных ни в коем случае нельзя размещать в отделениях, где есть выздоравливающие.

С этой позицией согласен начальник департамента по социальной политике мэрии Александр Львов. По его словам, за рубежом, как правило, систему ухода за больными делят на несколько категорий: за теми, кто нуждается в надомной медико-социальной помощи, теми, кому нужен сестринский уход, оказываемый на базе стационаров, и людьми, которые по определению не могут выздороветь. «Нигде в мире места для умирающих людей не являются койками или отделениями в лечебных учреждениях, - подчеркнул Александр Львов. – Для этой категории больных важно создать в первую очередь комфортные психологические условия: общение с такими же людьми, с родственниками. А, кроме того, обеспечить безболезненный уход из жизни. Сейчас мы работаем над проектом создания в Новосибирске хосписа, который будет находиться в системе социальной службы».

О необходимости создания специальной службы говорила и президент благотворительного фонда «Защити жизнь» Евгения Голоядова. «Паллиативная помощь, кроме снятия болевого синдрома, что очень важно, включает в себя снятие страха перед смертью, - подчеркнула Евгения Голоядова. - Специалисты-паллиативщики знают, что такое – переход от жизни к смерти, они помогут человеку уйти спокойно. Врачи не смогут этого сделать, это вообще не их задача»

Директор частной медицинской службы «Милосердие» Алла Бобылева предложила включить в систему оказания паллиативной помощи выездные службы. Такая схема предполагает, что больной находится дома, но в сложных случаях к нему приезжают специалисты и оказывают необходимую помощь.

Содействие в организации службы паллиативной помощи предложила представитель департамента общественно-политических связей администрации Новосибирской области Ирина Ким. «Понятно, что наш департамент не может решить медицинские проблемы, но работа волонтеров, психологическая подготовка людей, создание условий для того, чтобы больной мог как можно дольше вести активный образ жизни – это могут сделать общественные организации при нашей финансовой поддержке, - заявила Ирина Ким. – Мы предоставляем некоммерческим организациям субсидии в размере до одного миллиона рублей на оказание определенного вида социальных услуг».

По итогам круглого стола Дарья Макарова предложила создать из его участников рабочую группу и заняться разработкой проекта создания комплексной паллиативной помощи на основе частно-государственного партнерства. 

Хосписный (паллиативный) больной – по формулировке Всемирной организации здравоохранения – человек, которому осталось 183 дня жизни. Паллиативная помощь обеспечивает оптимальный комфорт, функциональность и социальную поддержку пациентам и членам их семей на стадии заболевания, когда лечение уже невозможно.

«Проблемы в оказании паллиативной помощи на сегодняшний день у нас не существует, - говорит заместитель министра здравоохранения Татьяна Нестеренко. - Но сегодня происходит систематизация юридической стороны оказания такой помощи в вопросах его финансирования. Неизлечимые пациенты всегда были, но их содержали в общих отделениях. Сейчас Минздрав выпустил документы, разрешающие определять профиль койки как паллиативный, предусмотрена возможность открытия отделений и больниц, которые будут заниматься такими пациентами, формировать госзаказ и направлять на этот вид помощи средства ОМС».

По словам замминистра, сначала это будут отделения в больницах широкого профиля с возможностью оказания реанимационной помощи.

Президент фонда «Здравоохранение – детям!» Дарья Макарова назвала размещение в больницах паллиативных отделений, а тем более коек недопустимым. Она подчеркнула, что в международной практике понятие «паллиативная помощь» включает в себя не только медицинскую, но и социальную помощь. «Важно работать не только с больным, но и с его родственниками. Здесь медицины гораздо меньше, чем сопутствующих нормальной человеческой жизни вещей, - убеждена Дарья Макарова. – Что касается медицины, то это тоже важно, поскольку есть жесткие условия выдачи наркотических препаратов, которые снимают боль. Я была в Лондоне в детском хосписе. Это отдельное здание. С ребенком, который туда попадает, могут жить родственники, его собака, любимый хомяк. Это напоминает санаторий, где есть врачи, которые при необходимости оказывают помощь. При этом хоспис входит в структуру многопрофильной клиники, и если нужно, ребенка могут сразу же туда транспортировать. Основная задача хосписа – помочь человеку достойно и комфортно уйти из жизни. Чтобы это было не больно и не страшно».

По мнению Дарьи, в хосписах должны работать не только врачи, но и психологи, которые общаются, в том числе, и с родственниками, волонтеры, занимающиеся детьми. «Если в семье несколько детей, и так получилось, что один из них умирает дома – это очень страшно. Это огромный шок для всей семьи, а особенно для братьев и сестер этого ребенка».

Дарья Макарова также считает, что паллиативных больных ни в коем случае нельзя размещать в отделениях, где есть выздоравливающие.

С этой позицией согласен начальник департамента по социальной политике мэрии Александр Львов. По его словам, за рубежом, как правило, систему ухода за больными делят на несколько категорий: за теми, кто нуждается в надомной медико-социальной помощи, теми, кому нужен сестринский уход, оказываемый на базе стационаров, и людьми, которые по определению не могут выздороветь. «Нигде в мире места для умирающих людей не являются койками или отделениями в лечебных учреждениях, - подчеркнул Александр Львов. – Для этой категории больных важно создать в первую очередь комфортные психологические условия: общение с такими же людьми, с родственниками. А, кроме того, обеспечить безболезненный уход из жизни. Сейчас мы работаем над проектом создания в Новосибирске хосписа, который будет находиться в системе социальной службы».

О необходимости создания специальной службы говорила и президент благотворительного фонда «Защити жизнь» Евгения Голоядова. «Паллиативная помощь, кроме снятия болевого синдрома, что очень важно, включает в себя снятие страха перед смертью, - подчеркнула Евгения Голоядова. - Специалисты-паллиативщики знают, что такое – переход от жизни к смерти, они помогут человеку уйти спокойно. Врачи не смогут этого сделать, это вообще не их задача»

Директор частной медицинской службы «Милосердие» Алла Бобылева предложила включить в систему оказания паллиативной помощи выездные службы. Такая схема предполагает, что больной находится дома, но в сложных случаях к нему приезжают специалисты и оказывают необходимую помощь.

Содействие в организации службы паллиативной помощи предложила представитель департамента общественно-политических связей администрации Новосибирской области Ирина Ким. «Понятно, что наш департамент не может решить медицинские проблемы, но работа волонтеров, психологическая подготовка людей, создание условий для того, чтобы больной мог как можно дольше вести активный образ жизни – это могут сделать общественные организации при нашей финансовой поддержке, - заявила Ирина Ким. – Мы предоставляем некоммерческим организациям субсидии в размере до одного миллиона рублей на оказание определенного вида социальных услуг».

По итогам круглого стола Дарья Макарова предложила создать из его участников рабочую группу и заняться разработкой проекта создания комплексной паллиативной помощи на основе частно-государственного партнерства.