Лента новостей

Все новости

Популярное

Закон об охране здоровья – недовольны все, кроме Минздрава

02 ноября 2011 13:50   Татьяна Малкова

Законопроект был принят в первом чтении в мае, и Минздравсоцразвития очень рассчитывало оперативно пробить его и в остальных двух чтениях, но, благодаря вмешательству Рошаля и других представителей медицинского сообщества, процесс удалось притормозить. Профессиональные ассоциации врачей активно высказывали свое недовольство и настаивали на том, что закон нуждается в существенной доработке.

Особенно негативное отношение вызвало то, как в законе были прописаны перераспределение полномочий между региональным и муниципальным уровнем, деление медицинских услуг на платные и бесплатные, декларации о свободе выбора врача и лечебного учреждения и многие другие статьи законопроекта. На сторону Леонида Рошаля в начале лета, когда законопроект уже был принят в первом чтении и готовился ко второму, встал премьер Владимир Путин, заявивший, что нет никакой необходимости «гнать в приемке этого закона». В итоге законопроект отложили до осени с тем, чтобы огромное количество замечаний и поправок, предлагаемых всеми заинтересованными сторонами, могли быть рассмотрены и учтены.

Национальная медицинская палата, президентом которой является Леонид Рошаль, посвятив работе над усовершенствованием закона все лето и начало осени, предложила Минздравсоцразвития внести более 300 поправок. В результате при окончательном принятии закона было учтено лишь около трети из них.

В разработке пакета поправок активное участие принимала помощник уполномоченного по правам ребенка при президенте РФ, глава новосибирского благотворительного фонда «Здравоохранение – детям» Дарья Макарова. По ее словам, работа была проделана огромная.

– Многие поправки касались принципиальных моментов, – говорит она. – Национальная медицинская палата сделала очень много, работали компетентные специалисты, предложения вносились самые актуальные. Но далеко не все они были учтены, – в итоге внесено меньше половины из предложенных поправок, этого совершенно недостаточно для того, чтобы закон реально заработал на благо и пациентов, и врачей. А в нынешней редакции он работает непонятно на чье благо. Конечно, такой закон нужен, но не в том виде, в котором он был принят.

Заместитель директора НИИ терапии СО РАМН по научной и лечебной работе, доктор медицинских наук, профессор Ирина Логвиненко не отрицает важности и необходимости принятия такого документа, однако с оговорками.

– Законопроект конкретно определяет права граждан на охрану здоровья и медицинскую помощь в рамках сложившейся структуры системы здравоохранения,– говорит она. – Впервые на законодательном уровне закрепляется порядок оказания медицинской помощи и ее стандарты, которые включают в себя этапы оказания помощи, перечни методов диагностики, лечебных медицинских услуг, лекарственных препаратов, медицинских изделий. Упорядочен институт медицинской экспертизы, детально регламентируются вопросы подготовки медицинских и фармацевтических работников, вводятся нормы, устанавливающие для них ограничения в профессиональной деятельности. Законопроект вводит механизм выбора врача и медицинской организации с учетом сроков оказания медицинской помощи, компетенции медицинских работников и необходимого диагностического и лечебного оснащения. Однако, на мой взгляд, в нем недостаточно проработан механизм оказания экстренной медицинской помощи участковой службой при прикреплении пациента не по месту жительства. Не уточнен порядок прикрепления к лечебным учреждениям с учетом их технических возможностей (наличие необходимых помещений, штатов, оснащение медицинским оборудованием). В связи с этим не всегда получится соблюсти права пациента в отношении выбора медицинской организации и лечащего врача.


Кроме того, у специалистов по-прежнему массу нареканий вызывает невнятное определение платных и бесплатных услуг, предстоящая отмена обязательной интернатуры для участковых терапевтов, отсутствие исчерпывающей информации о финансировании здравоохранении и гарантий полной и равномерной для всех регионов материальной обеспеченности медицинских учреждений.

– На мой взгляд, этот закон более был принят в защиту страховых компаний, а не простых граждан, и направлен на повышение их прибыли, – считает депутат областного Заксобрания, член комитета по социальной политике, здравоохранению, охране труда и занятости населения Вадим Агеенко. – Мы не увидели в этом законе ничего, что улучшало бы медицинское обслуживание граждан. Четко не прописана индексация средств, выделяемых на здравоохранение, как они будут выделяться, как распределяться? Все отдано на откуп правительству и субъектам Федерации. Мне кажется, что закон пролоббирован страховыми компаниями. Он больше технический, экономический, чем социальный.

Много вопросов вызвали нормы закона, регулирующие проведение абортов: вводится так называемый «срок тишины» – время, которое должно пройти между обращением женщины, желающей прервать беременность, в медицинское учреждение, и самим прерыванием (от двух до семи суток). Не предусмотрена ответственность за нарушения врачебной этики, Зато много деклараций о качественных услугах и праве выбирать врача один раз в год, которое Леонид Рошаль с самого начала называл «абсолютно популистским лозунгом».

Родительские общественные организации заявляют, что будут проводить голодовки в знак протеста против положений закона, увязывающих определение детского здоровья с социальным благополучием, что, по их мнению, грубо нарушает права человека, ребенка и семьи. Представители общественности не без оснований полагают, что подобная норма позволит изымать детей из семей с небольшим достатком. Серьезные опасения у общественности вызывают и статьи, разрешающие суррогатное материнство на коммерческой основе и донорство детских органов.

– Я считаю, что этот закон направлен не на охрану здоровья граждан, а, напротив, на ограничение ответственности государства перед гражданами, – высказал свое мнение по принятому документу депутат Госдумы от Новосибирской области, член фракции «Справедливая Россия» Илья Пономарев. – То, что преподносится как повышение гарантий оказания качественной медицинской помощи, на практике эти гарантии снижает. В этом главный вред закона. Огромное количество профессиональных, технических вопросов об оказании медицинской помощи при детальном их изучении оказываются просто возмутительны. Они защищают интересы фармацевтических компаний, коммерческих медицинских структур, но только не пациентов. Ограничение доступа к анальгетикам, нарушение прав женщин, желающих сделать аборт – этот список можно продолжать долго. Поэтому, хотя после бурного обсуждения в документ и были внесены некоторые изменения, многие принципиально недопустимые моменты остались. Полагаю, что депутатам Госдумы следующего созыва придется возвращаться к этому закону и дорабатывать его.

comments powered by HyperComments

В России и мире

Без суда россияне смогут списать свои долги: закон принят
Заведено еще одно уголовное дело после гибели семьи на турбазе в районе озера Ая
Первыми в стране прививки от Covid-19 получат учителя и медики
Любителей вейпов приравняли к обычным курильщикам
Европа не откроет границы с Россией до конца августа
Жену депутата лишили квартиры в столице за 65 млн рублей
Третья выплата на детей может «упасть» на карты россиян в августе
«А ВОЗ и ныне там»: на фоне пандемии россияне массово скупают паспорта других стран
Коллекторам запретят преследовать близких и соседей должника
Что нужно знать россиянам перед поездкой на отдых за границу