Лента новостей

Все новости

Популярное

«Я от артистов добиваюсь – играйте конкретно!»: в НДТ «Советский» покажут «Сердце не камень» по Островскому

 Рихарда Лем   Фото: автор, НДТ

«Я от артистов добиваюсь – играйте конкретно!»: в НДТ «Советский» покажут «Сердце не камень» по Островскому

Спектакль «Сердце не камень» по одноименной пьесе Александра Островского в Новосибирске ставит приглашенный режиссер Андрей Воробьев. Корреспондент Сибкрай.ru понаблюдала за репетицией в НДТ «Советский» и узнала, как заставить классику звучать современно – без уплощения и опошления.

Андрей Воробьев – главный режиссер Братского драматического театра. Ранее он работал актером и режиссером пермского театра «У Моста» и в Алтайском государственном театре для детей и молодежи в Барнауле. В творческом багаже – свыше 20 поставленных спектаклей и более 80 ролей. Творческий путь в НДТ «Советский» в качестве режиссера-постановщика он начал с гоголевской «Женитьбы». Эта комедия до сих пор собирает аншлаги, хотя премьера состоялась 21 сентября 2023 года.

«Естественно, не бывает идеального результата, потому что вообще-то театр – это живое искусство, – говорит Андрей Воробьев. – Есть такое расхожее мнение, что если даже на 50% удается реализовать изначальную картинку, которая складывается в голове, это уже можно занести себе в актив. Это уже успех. Пока я здесь, стараюсь “Женитьбу” контролировать. Я посмотрел ее четыре раза и каждый спектакль не похож на предыдущий! В зависимости от того, какой зритель пришел, с какой ноги артист встал, совершенно по-разному идет. Но главное, что он всегда идет по живому. И этим я доволен».

photo1713257760 (2).jpeg

И вот, полгода спустя, братский режиссер-постановщик приступил к работе над новым материалом. Выбор пал на пьесу «Сердце не камень» Александра Островского, нареченного современниками еще при жизни «русским Шекспиром». В центре сюжета – богатый и немолодой купец Каркунов, задумавший составить завещание. Но кому достанется несметное богатство: супруге Вере Филипповне, которая вышла за него в 15 лет и осталась ему верна; племяннику-интригану Константину или бесчисленным сирым и убогим, чтобы молились за спасение души Потапа Потапыча, успевшего немало нагрешить за долгую жизнь?

Для Андрея Воробьева эта история в первую очередь про освобождение. Освобождение Веры Филипповны от тирании нелюбимого мужа и внутреннего чувства несвободы, освобождение души Потапа Потапыча от всего низменного и мирского через прощение и смирение.

«Эпиграфом к спектаклю я выбрал стихотворение Пушкина “В чужбине свято наблюдаю”», – процитировал Воробьев:

В чужбине свято наблюдаю
Родной обычай старины:
На волю птичку выпускаю
При светлом празднике весны.
Я стал доступен утешенью;
За что на бога мне роптать,
Когда хоть одному творенью
Я мог свободу даровать!

По словам Воробьева, этот драматургический материал для него не нов. Когда он обучался режиссерскому мастерству у Николая Коляды, то писал разбор пьесы. Выбор пал на нее не случайно.

photo1713338533.jpeg

«Это незамыленный материал. Когда был очередной юбилей Островского и по всем театрам страны шли только “Гроза” и “Бесприданница”... Но у Островского же еще куча пьес! Он был человеком театра, написал невероятное количество пьес», – объяснил режиссер-постановщик.

При знакомстве артистов с текстом, Воробьев задавал им вопросы: о чем для вас эта история?

«Я от артистов все время добиваюсь: играйте конкретно! – говорит режиссер. – Я вообще люблю говорить, что театр – это искусство простых вещей. В своей творческой карьере я изначально, как артист, работал со множеством режиссеров. И порою поражаешься сложности режиссерского анализа. Думаешь: “О, классно, я под таким углом на материал не смотрел! Какой же потрясающий получится спектакль!” А потом приходишь смотреть и не понимаешь: а где это все? За счет чего зритель должен это понять? Я немножко иначе работаю. Мне все-таки хочется, чтобы люди что-то очень конкретное понимали про человека на сцене и про себя в контексте этого».

Это полностью совпадает с концепцией НДТ «Советский», потому что он придерживается классической школы русского национального театра.

Корреспонденту Сибкрай.ru удалось побывать на репетиции. Как опытный педагог, Воробьев тонко различает малейшие движения души артистов. Если кто-то ушел в себя, загрустил – приободрит; если забыл смысл фразы, повторяя ее раз за разом, – напомнит. Нельзя просто проговорить свои реплики с выражением, это не пройдет незамеченным. Даже если режиссер ничего не скажет, для себя он сделает пометочку.

«Репетиционно-постановочный процесс вообще идет словно бы по синусоиде. Получилось – не получилось, – признается Воробьев по итогам четырехчасовой репетиции. – Когда ребята не могут включиться на полную, мы отрабатываем технические моменты, переходы, убираем лишнее. Тут надо себя успокаивать, что, если сегодня было хуже, значит, завтра непременно будет лучше. Например, на репетиции в субботу абсолютно сложилась мужская сцена с участием Каркунова, его племянника Константина и подрядчика Халымова. Интрига спектакля была абсолютно понятна: Каркунов хочет спасти свою душу, раздав деньги нищим, чтобы они за него молились. Но сегодня ребята формально оставались на уровне текста, но в результате я не понимал глубины и масштаба проблемы. Спектаклю очень трудно начаться, если этого нет. Зато девочки очень хорошо выступили – я четко понял, что Вера Филипповна находится не только в плену своего мужа Потап Потапыча, но и в плену неких своих иллюзий, что она не свободна по настоящему, живет как птичка в клетке».

photo1713257760 (1).jpeg

Или взять сцену, в которой племянница Веры Филипповны – Ольга – обличает род мужской. Как отмечает Воробьев, ни одного слова Островского в сценарии он не менял. «Вот она суть классики! – улыбается режиссер. – Мы берем классический текст, проговариваем его очень конкретно и тогда он начинает звучать»:

Посмотрите-ка, что мужчины-то делают, какую они себе льготу дают! Что они боятся, аль стыдятся чего! Какая только придет им в голову фантазия, все и исполняют. А от нас требуют, чтоб не только мы закон соблюдали, а в душе и помышлении непорочность имели. Как еще они, при своей такой безобразной жизни, смеют от нас чего-то требовать! – и у актрисы первого состава Лады Большангорской, и у актрисы второго состава Элины Тягнирядно получается практически феминистический манифест.

Воробьев признался, что, будучи перфекционистом, с одной стороны болезненно относится к критике, но с другой стороны боится, что сам чересчур давит на артистов, концентрируясь на их недостатках. Но со стороны его комментарии выглядят предельно конкретными и корректными.

photo1713257760 (3)-fotor-2024041616327.jpg

«У тебя получается очень убедительная Вера Филипповна, только не умирай в этой сцене, солнышко», «Девочки, во время танца вы должны звучать. Иначе получится, что вы танцуете, потому что Наташа вас заставляет (хореограф Наталья Марченко, – прим.ред.)», – вот она типичная критика из уст Воробьева.

Художественный руководитель театра Анатолий Кубанов рассказал Сибкрай.ru, что за счет психологического и педагогического таланта спектакли Воробьева всегда заряжены и насыщены мыслями, чувствами и эмоциями.

A9_1_07096.jpg

«В работе над серьезным драматургическим материалом, каковым несомненно является Островский (а это всегда очень много аллюзий, многоплановость), чтобы считать все заложенные смыслы и уловить эти тонкие оттенки текста, режиссеру необходимо проявлять в работе с актерами недюжую педагогическую талантливость.
Раскрывая те или иные сцены, находя глубину в диалогах, во взаимодействиях между персонажами спектакля. И мы видим, насколько Андрей Силантьевич увлеченный и даровитый исследователь. Вопрос театрального производства для него – это, прежде всего, поиск смыслов и умение перевести с драматургического языка на язык сценического действия. И использует он в данном случае не хитрые, но очень действенные приемы: режиссерский показ, это подробный разбор мотивов поведения каждого героя пьесы в утверждении своих идеалов, своих интересов», – объяснил Анатолий Кубанов.

В любой комедии внимательный зритель может заметить, какие шутки принадлежат автору художественного текста, а какие – режиссеру. Например, в воробьевской постановке «Сердце не камень» ключница Огуревна напрямую обращается к зрителю, ломая так называемую «четвертую стену», а плут Константин ее показательно боится, словно плохой ученик строгую учительницу.

Кубанов отмечает, что современное прочтение классики должно быть не в ущерб классике: «Вкус – это всегда мера, а Тургенев еще говорил, что “искусство – это всегда подробности”. И вот умение не переборщить, найти те подробности, которые не будут перегружать либо наоборот недогружать композицию – это, конечно, признак высокого профессионализма». И Андрей Воробьев, несомненно, этим владеет.

Премьера спектакля «Сердце не камень» назначена на 26 апреля. Купить билеты можно уже сейчас на сайте театра: https://novdt.ru/repert/26

Спектакль «Сердце не камень» по одноименной пьесе Александра Островского в Новосибирске ставит приглашенный режиссер Андрей Воробьев. Корреспондент Сибкрай.ru понаблюдала за репетицией в НДТ «Советский» и узнала, как заставить классику звучать современно – без уплощения и опошления.

Андрей Воробьев – главный режиссер Братского драматического театра. Ранее он работал актером и режиссером пермского театра «У Моста» и в Алтайском государственном театре для детей и молодежи в Барнауле. В творческом багаже – свыше 20 поставленных спектаклей и более 80 ролей. Творческий путь в НДТ «Советский» в качестве режиссера-постановщика он начал с гоголевской «Женитьбы». Эта комедия до сих пор собирает аншлаги, хотя премьера состоялась 21 сентября 2023 года.

«Естественно, не бывает идеального результата, потому что вообще-то театр – это живое искусство, – говорит Андрей Воробьев. – Есть такое расхожее мнение, что если даже на 50% удается реализовать изначальную картинку, которая складывается в голове, это уже можно занести себе в актив. Это уже успех. Пока я здесь, стараюсь “Женитьбу” контролировать. Я посмотрел ее четыре раза и каждый спектакль не похож на предыдущий! В зависимости от того, какой зритель пришел, с какой ноги артист встал, совершенно по-разному идет. Но главное, что он всегда идет по живому. И этим я доволен».

photo1713257760 (2).jpeg

И вот, полгода спустя, братский режиссер-постановщик приступил к работе над новым материалом. Выбор пал на пьесу «Сердце не камень» Александра Островского, нареченного современниками еще при жизни «русским Шекспиром». В центре сюжета – богатый и немолодой купец Каркунов, задумавший составить завещание. Но кому достанется несметное богатство: супруге Вере Филипповне, которая вышла за него в 15 лет и осталась ему верна; племяннику-интригану Константину или бесчисленным сирым и убогим, чтобы молились за спасение души Потапа Потапыча, успевшего немало нагрешить за долгую жизнь?

Для Андрея Воробьева эта история в первую очередь про освобождение. Освобождение Веры Филипповны от тирании нелюбимого мужа и внутреннего чувства несвободы, освобождение души Потапа Потапыча от всего низменного и мирского через прощение и смирение.

«Эпиграфом к спектаклю я выбрал стихотворение Пушкина “В чужбине свято наблюдаю”», – процитировал Воробьев:

В чужбине свято наблюдаю
Родной обычай старины:
На волю птичку выпускаю
При светлом празднике весны.
Я стал доступен утешенью;
За что на бога мне роптать,
Когда хоть одному творенью
Я мог свободу даровать!

По словам Воробьева, этот драматургический материал для него не нов. Когда он обучался режиссерскому мастерству у Николая Коляды, то писал разбор пьесы. Выбор пал на нее не случайно.

photo1713338533.jpeg

«Это незамыленный материал. Когда был очередной юбилей Островского и по всем театрам страны шли только “Гроза” и “Бесприданница”... Но у Островского же еще куча пьес! Он был человеком театра, написал невероятное количество пьес», – объяснил режиссер-постановщик.

При знакомстве артистов с текстом, Воробьев задавал им вопросы: о чем для вас эта история?

«Я от артистов все время добиваюсь: играйте конкретно! – говорит режиссер. – Я вообще люблю говорить, что театр – это искусство простых вещей. В своей творческой карьере я изначально, как артист, работал со множеством режиссеров. И порою поражаешься сложности режиссерского анализа. Думаешь: “О, классно, я под таким углом на материал не смотрел! Какой же потрясающий получится спектакль!” А потом приходишь смотреть и не понимаешь: а где это все? За счет чего зритель должен это понять? Я немножко иначе работаю. Мне все-таки хочется, чтобы люди что-то очень конкретное понимали про человека на сцене и про себя в контексте этого».

Это полностью совпадает с концепцией НДТ «Советский», потому что он придерживается классической школы русского национального театра.

Корреспонденту Сибкрай.ru удалось побывать на репетиции. Как опытный педагог, Воробьев тонко различает малейшие движения души артистов. Если кто-то ушел в себя, загрустил – приободрит; если забыл смысл фразы, повторяя ее раз за разом, – напомнит. Нельзя просто проговорить свои реплики с выражением, это не пройдет незамеченным. Даже если режиссер ничего не скажет, для себя он сделает пометочку.

«Репетиционно-постановочный процесс вообще идет словно бы по синусоиде. Получилось – не получилось, – признается Воробьев по итогам четырехчасовой репетиции. – Когда ребята не могут включиться на полную, мы отрабатываем технические моменты, переходы, убираем лишнее. Тут надо себя успокаивать, что, если сегодня было хуже, значит, завтра непременно будет лучше. Например, на репетиции в субботу абсолютно сложилась мужская сцена с участием Каркунова, его племянника Константина и подрядчика Халымова. Интрига спектакля была абсолютно понятна: Каркунов хочет спасти свою душу, раздав деньги нищим, чтобы они за него молились. Но сегодня ребята формально оставались на уровне текста, но в результате я не понимал глубины и масштаба проблемы. Спектаклю очень трудно начаться, если этого нет. Зато девочки очень хорошо выступили – я четко понял, что Вера Филипповна находится не только в плену своего мужа Потап Потапыча, но и в плену неких своих иллюзий, что она не свободна по настоящему, живет как птичка в клетке».

photo1713257760 (1).jpeg

Или взять сцену, в которой племянница Веры Филипповны – Ольга – обличает род мужской. Как отмечает Воробьев, ни одного слова Островского в сценарии он не менял. «Вот она суть классики! – улыбается режиссер. – Мы берем классический текст, проговариваем его очень конкретно и тогда он начинает звучать»:

Посмотрите-ка, что мужчины-то делают, какую они себе льготу дают! Что они боятся, аль стыдятся чего! Какая только придет им в голову фантазия, все и исполняют. А от нас требуют, чтоб не только мы закон соблюдали, а в душе и помышлении непорочность имели. Как еще они, при своей такой безобразной жизни, смеют от нас чего-то требовать! – и у актрисы первого состава Лады Большангорской, и у актрисы второго состава Элины Тягнирядно получается практически феминистический манифест.

Воробьев признался, что, будучи перфекционистом, с одной стороны болезненно относится к критике, но с другой стороны боится, что сам чересчур давит на артистов, концентрируясь на их недостатках. Но со стороны его комментарии выглядят предельно конкретными и корректными.

photo1713257760 (3)-fotor-2024041616327.jpg

«У тебя получается очень убедительная Вера Филипповна, только не умирай в этой сцене, солнышко», «Девочки, во время танца вы должны звучать. Иначе получится, что вы танцуете, потому что Наташа вас заставляет (хореограф Наталья Марченко, – прим.ред.)», – вот она типичная критика из уст Воробьева.

Художественный руководитель театра Анатолий Кубанов рассказал Сибкрай.ru, что за счет психологического и педагогического таланта спектакли Воробьева всегда заряжены и насыщены мыслями, чувствами и эмоциями.

A9_1_07096.jpg

«В работе над серьезным драматургическим материалом, каковым несомненно является Островский (а это всегда очень много аллюзий, многоплановость), чтобы считать все заложенные смыслы и уловить эти тонкие оттенки текста, режиссеру необходимо проявлять в работе с актерами недюжую педагогическую талантливость.
Раскрывая те или иные сцены, находя глубину в диалогах, во взаимодействиях между персонажами спектакля. И мы видим, насколько Андрей Силантьевич увлеченный и даровитый исследователь. Вопрос театрального производства для него – это, прежде всего, поиск смыслов и умение перевести с драматургического языка на язык сценического действия. И использует он в данном случае не хитрые, но очень действенные приемы: режиссерский показ, это подробный разбор мотивов поведения каждого героя пьесы в утверждении своих идеалов, своих интересов», – объяснил Анатолий Кубанов.

В любой комедии внимательный зритель может заметить, какие шутки принадлежат автору художественного текста, а какие – режиссеру. Например, в воробьевской постановке «Сердце не камень» ключница Огуревна напрямую обращается к зрителю, ломая так называемую «четвертую стену», а плут Константин ее показательно боится, словно плохой ученик строгую учительницу.

Кубанов отмечает, что современное прочтение классики должно быть не в ущерб классике: «Вкус – это всегда мера, а Тургенев еще говорил, что “искусство – это всегда подробности”. И вот умение не переборщить, найти те подробности, которые не будут перегружать либо наоборот недогружать композицию – это, конечно, признак высокого профессионализма». И Андрей Воробьев, несомненно, этим владеет.

Премьера спектакля «Сердце не камень» назначена на 26 апреля. Купить билеты можно уже сейчас на сайте театра: https://novdt.ru/repert/26


Новости партнеров

В России и мире

5 признаков женщины, которую мужчины считают опрятной и ухоженной
Женщина-Овен в любви: почему с ней одновременно так хорошо и так сложно
«Возвращение Сатурна» в 60 лет: теория жизненных циклов женщины, и какой возраст – самый кармически значимый
Не покупайте и не ешьте этот сыр: сердце, зубы и почки пострадают
США слили «мирную конференцию» в Швейцарии: сольют Зеленского, а следом - Украину
Вода с «секретным ингредиентом»: пейте, и ваш организм очистится и обновится
Грузинские власти поняли: их страну хотят превратить в таран против России
Так пользуются духами только неряхи! Не совершайте подобных ошибок
Хотят быть лучшими в профессии: названы самые трудолюбивые знаки Зодиака
Как уберечь свои сосуды и продлить им молодость: инфаркт и инсульт не грозят