Лента новостей

Все новости

Популярное

Ирина Левит: «Я пишу интеллигентные детективы»

11 октября 2021 07:33   Павел Глушков

 На днях  вышел  в свет очередной детектив новосибирской писательницы Ирины Левит. С   ней мы встречались в марте нынешнего года. И тогда в основном речь шла о ее книгах — московское издательство «Вече» к тому времени выпустило в свет два ее детективных романа: «Двойка по поведению» и «Элегантный возраст». И вот за последние четыре месяца появились еще два романа: «Легенда о друге и враге» и буквально на днях — «День закрытых дверей». Но сегодня хотелось бы несколько расширить тематику нашей беседы — поговорить не только о самих книгах, но и о взглядах писательницы на те ситуации, которые так или иначе связаны с творчеством.

 

— Детектив был и остается одним из самых популярных жанров. Почему людей столь привлекают истории про преступления?

— Для начала хочу внести ясность: я буду высказывать исключительно свою личную точку зрения, с которой, разумеется, не все согласятся, но уж не обессудьте. Да, люди очень интересуются преступлениями. Причем не только книжными. Возьмем СМИ. Какая информация притягивает наибольшее внимание? Строительство нового детского сада? Выступление знаменитой оперной певицы? Научное открытие? В первую очередь — кто в кого стрельнул или крупную сумму денег своровал. Даже такая, к сожалению, весьма распространенная ситуация, как ДТП, тут же становится суперновостью для СМИ, если есть пострадавшие или погибшие. А посмотрите наши бесконечные ток-шоу по телевизору, где участники орут друг на друга, как оглашенные, и чуть ли не морды бьют. Вы думаете, средства массовой информации сами по себе такие злые и кровожадные? Ничего подобного, они просто реагируют на запрос значительной части общества.

Нравится нам или не нравится, но неотъемлемая черта человека как биологического вида — агрессия. Между тем нравственные устои, сформированные законы — по крайней мере в цивилизованном мире — не позволяют этой агрессии выплескиваться за берега. А кому уж очень неймется, идут воевать или заниматься экстремальными видами досуга. Адреналин бурлит!

Но ведь детектив тоже всегда рассказывает про агрессию. Весь вопрос — в нюансах. К примеру есть боевики с морем крови и грудой тел, а есть так называемые классические детективы, где нет никаких ужастиков, но, разумеется, есть преступление, и чаще всего — убийство.

В целом же в детективе как жанре заложены определенные особенности, которые, с моей точки зрения, также отвечают внутренней природе человека. Во-первых, в них добро всегда побеждает зло. Во-вторых, детектив удовлетворяет любопытство: есть загадка, на которую находится отгадка. В-третьих, непременно торжествует справедливость, даже если в редких случаях преступник и вызывает сочувствие. И, наконец, в-четвертых, детективная литература, как правило, не требует от читателя чрезмерного напряжения ума и душевных сил, ведь ему в конечном счете обязательно все разъяснят и подарят «хэппи энд».

 

— То есть вы низводите детектив до, образно выражаясь, обычной развлекаловки?

 

— Почему низвожу? Напротив, возвышаю! Заставить человека погрузиться в страдания, на мой взгляд, намного легче, чем подарить ему хорошее настроение. Как бы сегодня ни хвалили Гузель Яхину, но у нее не будет столько же читателей, сколько, например, у Татьяны Устиновой. А если Устинова напишет, положим, про сталинские репрессии, это будет гораздо меньше востребовано, нежели ее детективы. Александра Маринина в последние годы регулярно пытается писать нечто более «серьезное», а, по ее словам, читатели по-прежнему основной интерес испытывают к Насте Каменской.

Вот есть престижные литературные премии — «Русский Букер», «Большая книга». Но если я попрошу назвать имена победителей хотя бы за последнее время, правильный ответ дадут единицы. При этом ни Устинова, ни Маринина близко рядом с этими премиями стоять не будут.

 

— В принципе спор между сторонниками «серьезной» литературы и «общедоступной» очень старый, причем каждый пылко отстаивает свою правоту…

 

— Спор действительно старый, но — бессмысленный. Помнится, в самом конце 80-х годов в СССР приезжал очень авторитетный американский литературовед. И он говорил, дескать, не понимает, что означает «широко популярный в стране писатель». «У нас, — объяснял литературовед, — сразу бы задали вопрос: популярный у кого? У издателей? У критиков? У профессоров университетов?.. Потому что у каждой из этих категорий свои предпочтения, а быть популярным у всех просто невозможно». И я с этим согласна.

Опять же у людей разного возраста и жизненного опыта разные предпочтения. В юности, когда я училась в университете на факультете журналистики, у нас была буквально зачитана до дыр библиотечная книга французского писателя Альфреда де Мюссе «Исповедь сына века». Вряд ли кого-то особо трогало за живое содержание этого романа. Но он был полон таких (на наш юношеский взгляд) мудрых сентенций, что пользовался огромным успехом. Стану я сегодня перечитывать «Исповедь…»? Нет, для меня это уже «отработанный материал».

Приведу другой пример. Еще несколько лет назад был суперпопулярным, особенно среди молодежи, Паоло Коэльо. Я прочитала только один его роман — «Алхимик». Итог детективного сюжета разгадала на десятой странице, порадовалась хорошему переводу, а, закрыв книгу, сказала: я уже вышла из возраста, когда нуждаются в наставлениях, и еще не дошла до возраста, когда интересуются проповедями. А ведь в молодости Коэльо мне наверняка бы очень понравился — тогда моими самыми любимыми были именно латиноамериканские писатели.

Не так давно у меня на телевидении брали интервью и тоже спрашивали: у кого я хочу быть популярной. А я ответила, что у обычных читателей и, соответственно, у издателей. Возможно, в силу опять-таки своего отнюдь не юного возраста и богатого жизненного опыта, во многих нынешних произведениях, претендующих на необыкновенную глубину мысли, я вижу давно известные сентенции, и мне становится скучно. Я высоко ценю красоту литературного стиля, но опять же часто вижу, что за богатой формой кроется весьма бедное содержание, и мне вновь становится скучно. Да, сама я не претендую на элитарность, не рассчитываю войти в список светочей отечественной литературы — я, образно выражаясь, развлекаю публику. Ну и где здесь плохое? Тем паче, что у меня «плотное» содержание и легкий язык, а это важные качества для детектива.

Вот я пишу в классическом стиле, и знаете, какой наиболее памятный комплимент я получила? Много лет назад известный врач-кардиолог, профессор Наталья Георгиевна Мезенцева мне сказала: «У вас удивительно интеллигентные детективы». Мне было приятно.

 

— А отчего, на ваш взгляд, зависит популярность?

 

— Вы ждете, что я отвечу: от таланта? А я вам скажу: нет. Хотя без таланта, разумеется, далеко не уедешь. Популярность в первую очередь зависит от «раскрутки». То есть от людей, которые творчество превращают в бизнес-проект.

Взять Бориса Акунина. Это очень талантливый писатель и, на мой взгляд, весьма предусмотрительный человек. Не настаиваю на своей правоте, но подозреваю, что, будучи в 90-х годах редактором журнала «Иностранная литература», он понял: выйти на книжный рынок проще всего с детективами, хотя ему хотелось писать о другом. И появились Фандорин с Пелагеей. Опять-таки на мой взгляд, как детективщик Акунин весьма средний, а как писатель в целом — очень интересный. Но вот любопытный факт, о котором я однажды прочитала. Первый роман Акунина «Азазель» два года пылился на полках магазинов. И тогда издатель пошел ва-банк: устроил грандиозную рекламную кампанию. И Акунин стал сверхпопулярным.

Приведу примеры из нашей, новосибирской, жизни.

Есть талантливый прозаик Ирина Ульянина. Довольно долго писала женские любовные романы. И хотя я совсем не поклонница этого жанра, с удовольствием прочитала несколько ее книг — потому как мастерски сделаны. В нулевых годах Ульянина издавалась в Москве, но... никто не занимался ее «раскруткой». И теперь я даже не знаю: продолжает ли она писать.

Есть талантливый поэт Вероника Монастырная (известная в фейсбуке под именем Ника Черновицкая). И хотя я совсем не поклонница поэзии, с удовольствием читаю ее стихи — потому как они мастерски написаны. Вероника — член Союза писателей России, но… никто не занимается ее «раскруткой». И с ее стихами можно познакомиться в основном только в фейсбуке.

Есть очень востребованный ныне драматург и сценарист Ольга Степнова. А начинала она прежде всего как автор рассказов и иронических детективов. Издавалась в Москве, имела одного редактора с Дарьей Донцовой, но… никто не занимался ее «раскруткой». Хорошо, что Ольга нашла свою стезю, однако талантливого писателя мы практически потеряли.


Меня тоже никто серьезно не «раскручивает», хотя периодически вижу на ряде сайтов, в том числе весьма известных, ссылки на мои книги, но я не знаю кто и как это делает. Более того, когда в конце февраля 2020 года в издательстве «Вече» вышел мой первый роман «Двойка по поведению», я была уверена, что он и последний. Поскольку меня предупредили: о дальнейшем подумаем в зависимости от того, как ты будешь продаваться. А как я могла продаваться, коли спустя месяц объявили пандемическую изоляцию, закрылись все книготоргующие организации, запретили любые встречи с читателями, и жизнь остановилась? Правда, продолжили работу интернет-магазины, и (каким-то чудом, вероятно, посредством «сарафанного радио») мою книжку стали покупать. По крайней мере, спустя три месяца у меня затребовали следующий роман. Ну а сегодня, менее чем за два года, их издано четыре штуки.

 

— «Раскруткой» занимаются издательства?

 

— Главным образом — да. Однако у каждого своя специфика. Весьма активно это делает «ЭКСМО», но оно — «монстр», у него широчайшие возможности. Правда, занимается очень ограниченным кругом писателей, причем в основном москвичами. «Регионалов» мало. И это понятно. Издателю выгодно, чтобы писатель был «под рукой» — так с ним проще работать. Уже упомянутую мной Ольгу Степнову в «ЭКСМО» очень хвалили, но ничего для ее популяризации не делали. Мне в начале нулевых годов «ЭКСМО» предложило постоянный договор, но сомневаюсь, что стало бы серьезно вкладываться в мое продвижение.

Есть, правда, люди, которые умеют виртуозно заниматься самопиаром — и со знаком «плюс», и со знаком «минус». Но я к ним себя не причисляю. Если меня приглашают на встречи, интервью, я с удовольствием соглашаюсь. А сама никому не навязываюсь.

 

— Конкуренция на книжном рынке весьма высокая. Вы ее ощущаете?

 

— Я же не актриса, которая пробуется на роль в компании еще человек двадцати. Я, по меткому определению Дины Рубиной, «одинокий пишущий человек». Результат моего труда — литературное произведение. Смею думать, не самое бездарное. А уж как оно пойдет гулять по свету, от меня, к сожалению, мало зависит. Кстати, в свое время мне сделало предложение одно о ту пору весьма известное издательство: у вас, дескать, легкое перо, начните для нас писать иронические детективы, хотим, чтобы вы составили конкуренцию Дарье Донцовой. Я искренне посмеялась. Сказала: есть очень популярная польская детективистка Иоанна Хмелевская, по ее стопам пошла Донцова, но никаких междоусобных битв между ними не наблюдается. И вы всерьез полагаете, будто я могу выступить в роли лисы в курятнике?

 

— А как к вашему творчеству относятся другие «одинокие пишущие»? Я имею в виду тех, кто вас так или иначе лично знает?

 

— Весьма своеобразно. И прежде всего это заметно по реакции в фейсбуке, где я довольно активно присутствую. Когда у меня выходит новая книжка, я, разумеется, об этом сообщаю в ФБ. В ответ получаю комментарии и лайки от самых разных людей, в том числе тех, о ком прежде слышать не слыхивала. Но практически все, кто так или иначе занимается литературным трудом, в данном случае меня полностью игнорируют. Исключение — пара-тройка человек. В том числе, разумеется, мой редактор Виталий Пищенко, который и открыл меня для «Вече». Он — писатель-фантаст, член Союза писателей еще с советским времен, возглавляет международный Совет по фантастической и приключенческой литературе, имеет ряд литературных премий. Недавно у него самого вышла книга «Первое испытание».

 

— Полное игнорирование «товарищей по перу» вас обижает?

 

— Нисколько. Недаром же есть выражение: «Друг, конечно, познается в беде, но еще больше — в радости». Я ведь понимаю: все люди разные. Вот на меня, например, чужие таланты, успехи действуют вдохновляюще — для меня это большая энергетическая подпитка. Поэтому я с особым пылом хвалю все, что можно похвалить, и всячески поддерживаю творческие порывы. А у других иначе.

 

— Вы сказали, что вам предлагали написать иронический детектив. Но вы много лет проработали во власти, почти одиннадцать лет были пресс-секретарем губернатора, вам никогда не хотелось написать политический детектив?

 

— А у меня есть такие детективы. Один, с прежнем героем Аркадием Казиком, надеюсь, выйдет в следующем году в «Вече». Но он не столько про политику, сколько про саму власть. А второй, уже с другими героями, — сугубо политический, потому как про выборы. Но оговорюсь сразу: это не про коррупцию, фальсификации и тому подобное, что сейчас очень популярно. Это несколько о другом. Однако, помятуя старую пословицу «Хочешь насмешить Бога — расскажи ему о своих планах», детали я пока утаю.

 

 

 

 

 

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

В России и мире

В Европе официально запретили «Рождество» - оно ранит чувства мигрантов
Гороскоп сегодня, 2 декабря 2021 года, для каждого знака зодиака: от чего предостерегают астрологи
В каких цветах встречать Новый год 2022, чтобы приманить счастье и успех
Используя это средство, вы избавитесь от болезней органов кровообращения и сердечно-сосудистой системы
Картофельная аптека – от сиропа от кашля до компресса
Не берите эту рыбу! Она может стать источником отравления
Вы не поверите своим глазам! Облепиховое масло способно излечить от множества заболеваний
Бешеный упадок сил ожидает метеопатов сегодня: 2 декабря 2021 года прогнозируется магнитная буря
Как не платить газовой компании за «воздух» – что обязательно надо знать о ТО
В России введут новые правила расчета тарифов ЖКХ – как теперь будем платить за коммунальные услуги
Новосибирск 2020

Отчет мэра Анатолия Локтя