Лента новостей

Все новости

Популярное

Как не надо искать инвестора

 

Если на Западе путь от идеи к ее воплощению уже в деталях известен, исхожен и превращен в широкую магистральную дорогу, российским инноваторам приходится сегодня начинать движение практически вслепую.
— Идея становится ценной только тогда, когда она превращается в продукт, но, чтобы довести ее до этого состояния, необходимо знать множество мелких деталей, которые способствуют достижению успеха, — говорит исполнительный директор Российской ассоциации прямого и венчурного инвестирования Альбина Никконен. — Поэтому здесь особенно важен опыт тех, кто уже преодолел все препятствия на этом пути.

Не бояться отказа
Как выясняется, опыт каждого эксперта — понятие достаточно индивидуальное. И добиться успеха можно, придерживаясь разных взглядов на позиционирование инновационного продукта и на поиск инвестирования, необходимого для его воплощения. Выпускник МФТИ, управляющий партнер Global Innovation Labs Игорь Балк, имеющий опыт создания компаний как в России, так и в США, где он занимается предпринимательской деятельностью, считает, что прежде всего инноватору надо ответить себе честно на вопрос, а нужна ли его идея кому-то кроме него.
— Как не устает повторять в каждом своем интервью изобретатель сети Ethernet Роберт Меткалф, он живет такой жизнью, какой хочет, и в таком доме, в каком ему нравится, потому, что он продал свою идею Ethernet, а не потому, что он ее придумал. Можно решать проблемы бизнеса и делать заказные инновации, можно изобретать то, чего еще нет, и пытаться внушить людям, что это им совершенно необходимо, — но итог должен быть один: успешная упаковка и продажа идеи. Если инновация не решает какую-то проблему, она никому не нужна, — говорит Игорь Балк.
По его словам, инноватору нужно быть готовым к тому, что его идею будут пытаться украсть или скопировать. Из всех стартапов выживают и развиваются в инновационную компанию буквально доли процента, а добиваются венчурного финансирования и того меньше. Поэтому инновации — не самый прибыльный бизнес. И чтобы заниматься такого рода деятельностью, надо по-настоящему верить в свое изобретение.
— Нужно пытаться воплощать свою идею столько раз, сколько потребуется, — уверен Игорь Балк. — Один из великих венчурных фондов Bessemer в свое время отказал в финансировании таким компаниям, как Google, Apple, Intel, Hewlett Packard, Cisko Systems и другие. Представьте себе, что эти компании смирились бы с отказом и перестали искать финансирование. Мир был бы немного другим. Страшно не получить отказ, страшно после этого не проанализировать, что у вас не так, и не исправить ошибку.

Не верить мошенникам
Управляющий партнер Filter Investment Consulting Константин Карабанов, говоря о подводных камнях в процессе поиска венчурного инвестора, рассказал почти детективную историю.
— В прошлом году я искал деньги для своего клиента и попал на мошенников, — вспоминает Карабанов. — Началось с того, что ко мне обратилась фирма из Эстонии, которая хотела заняться промышленным рыболовством. Компания располагала квотой на вылов, что самое главное в этом бизнесе, и ей были необходимы три миллиона долларов инвестиций для покупки траулера. В общем-то, совершенно неинновационный проект, но я вспомнил, что некий английский венчурный фонд незадолго до того проинвестировал рыболовецкую компанию в Сьерра-Леоне. Мы заключили договор, и я начал искать финансирование.
В уже упоминавшемся английском венчурном фонде проект даже не стали рассматривать, сославшись на риски вхождения в бизнес в Эстонии. После почти полугода поисков компания решила разместить краткое содержание и презентацию проекта на одном из веб-сайтов для бизнес-ангелов и мелких венчурных фондов. Сразу после этого к Константину Карабанову стали поступать в огромном количестве звонки от посредников и брокеров, которые требовали денег за свои услуги, причем вперед.
— Если вам говорят: мы сделаем экспертизу вашего проекта и вы нам оплатите услуги, идти на поводу у таких «экспертов» — это глупость. Такая же глупость платить вперед деньги под обещание подыскать инвестора в дальнейшем. Сегодня на международном финансовом рынке развелось много жулья, которое занимается подобными аферами, — рассказывает эксперт. — Такого рода предложения вас даже не должны интересовать.
Сложнее распознать тех лжеинвесторов, которые не требуют денег сразу. На проверку таких предложений приходилось тратить много времени.
— На меня вышел один посредник, из Англии, назвался Джоном Брауном. Его письмо поступило почему-то с бесплатного почтового сервера. Это должно было меня сразу насторожить, но, к сожалению, не насторожило. Ведь если у человека такого ранга нет корпоративной почты, это, по меньшей мере, странно, — говорит управляющий партнер Filter Investment Consulting. — Этот Джон Браун, с которым мы начали общаться по телефону, назвал имя банкира, чьи интересы он якобы представляет. Посмотрел по почте наш проект, затем связал со своим инвестором, который также позвонил мне по телефону, справился о наличии бизнес-плана и выслал проект инвестиционного соглашения для последующего подписания документов в Лондоне.
Предварительная проверка показала, что и Джон Браун, и названный им банкир действительно работают в той компании и в том банке, что упоминались в разговоре с Константином Карабановым. Но более тщательное выяснение обстоятельств, на котором настояли клиенты, выявило мелкие несоответствия. В результате Карабанов решил связаться с предполагаемым инвестором сам и не по указанному частному телефону, а по корпоративному. Тут-то и обнаружилось, что настоящий банкир первый раз слышит о будущей сделке, поскольку не имеет ничего общего с тем человеком, который им звонил.
— Был там еще один примечательный момент: проект соглашения об инвестициях мне прислал якобы адвокат лжебанкира, поскольку сам «финансист» сослался на занятость. Оцените психологическую тонкость мошеннической схемы — сначала на соискателя венчурных денег выходит посредник, который знакомит его с инвестором, затем тот переводит на своего адвоката, — говорит эксперт. — Все очень логично, отточено, никаких подозрений не вызывает. Конечно, в итоге мои клиенты не поехали в Лондон, мы написали, что потеряли к проекту интерес. В полицию обращаться не стали — состава преступления, собственно, не было. Просто мы получили вот такой опыт общения с фальшивыми инвесторами.

Семь ошибок инноватора
В общем, вывешивать свое предложение в Интернете и ждать у моря погоды (у почтового ящика денег) изобретателям точно не следует. Игорь Карабанов после того случая даже специально сформулировал семь ошибок, допускаемых инноваторами при поиске венчурного инвестирования:
• отсутствие или низкое качество маркетинговых инструментов (бизнес-плана, презентации, краткого содержания проекта);
• поиск не того, кого нужно, и не там, где нужно, продвижение неправильного имиджа компании или проекта;
• отказ от проверки посредника и инвестора;
• плата вперед, особенно за ненужные услуги;
• боязнь задавать вопросы инвестору, если что-то неясно или вызывает сомнения;
• неправильное построение переговоров, без понимания стиля и культуры другой стороны;
• готовность принять первое же предложение и не глядя подписать невыгодные документы.

Помнить об этих ошибках и постараться их избежать не так уж сложно. Но все же самое главное для изобретателя — верить в себя и свое изобретение. Потому что те инноваторы, которые пытаются развиваться на свои средства, никогда не смогут достичь вершин инновационного бизнеса — просто из-за ограниченности в ресурсах. Так что выходить на инвесторов в любом случае необходимо.
Если на Западе путь от идеи к ее воплощению уже в деталях известен, исхожен и превращен в широкую магистральную дорогу, российским инноваторам приходится сегодня начинать движение практически вслепую.
— Идея становится ценной только тогда, когда она превращается в продукт, но, чтобы довести ее до этого состояния, необходимо знать множество мелких деталей, которые способствуют достижению успеха, — говорит исполнительный директор Российской ассоциации прямого и венчурного инвестирования Альбина Никконен. — Поэтому здесь особенно важен опыт тех, кто уже преодолел все препятствия на этом пути.

Не бояться отказа
Как выясняется, опыт каждого эксперта — понятие достаточно индивидуальное. И добиться успеха можно, придерживаясь разных взглядов на позиционирование инновационного продукта и на поиск инвестирования, необходимого для его воплощения. Выпускник МФТИ, управляющий партнер Global Innovation Labs Игорь Балк, имеющий опыт создания компаний как в России, так и в США, где он занимается предпринимательской деятельностью, считает, что прежде всего инноватору надо ответить себе честно на вопрос, а нужна ли его идея кому-то кроме него.
— Как не устает повторять в каждом своем интервью изобретатель сети Ethernet Роберт Меткалф, он живет такой жизнью, какой хочет, и в таком доме, в каком ему нравится, потому, что он продал свою идею Ethernet, а не потому, что он ее придумал. Можно решать проблемы бизнеса и делать заказные инновации, можно изобретать то, чего еще нет, и пытаться внушить людям, что это им совершенно необходимо, — но итог должен быть один: успешная упаковка и продажа идеи. Если инновация не решает какую-то проблему, она никому не нужна, — говорит Игорь Балк.
По его словам, инноватору нужно быть готовым к тому, что его идею будут пытаться украсть или скопировать. Из всех стартапов выживают и развиваются в инновационную компанию буквально доли процента, а добиваются венчурного финансирования и того меньше. Поэтому инновации — не самый прибыльный бизнес. И чтобы заниматься такого рода деятельностью, надо по-настоящему верить в свое изобретение.
— Нужно пытаться воплощать свою идею столько раз, сколько потребуется, — уверен Игорь Балк. — Один из великих венчурных фондов Bessemer в свое время отказал в финансировании таким компаниям, как Google, Apple, Intel, Hewlett Packard, Cisko Systems и другие. Представьте себе, что эти компании смирились бы с отказом и перестали искать финансирование. Мир был бы немного другим. Страшно не получить отказ, страшно после этого не проанализировать, что у вас не так, и не исправить ошибку.

Не верить мошенникам
Управляющий партнер Filter Investment Consulting Константин Карабанов, говоря о подводных камнях в процессе поиска венчурного инвестора, рассказал почти детективную историю.
— В прошлом году я искал деньги для своего клиента и попал на мошенников, — вспоминает Карабанов. — Началось с того, что ко мне обратилась фирма из Эстонии, которая хотела заняться промышленным рыболовством. Компания располагала квотой на вылов, что самое главное в этом бизнесе, и ей были необходимы три миллиона долларов инвестиций для покупки траулера. В общем-то, совершенно неинновационный проект, но я вспомнил, что некий английский венчурный фонд незадолго до того проинвестировал рыболовецкую компанию в Сьерра-Леоне. Мы заключили договор, и я начал искать финансирование.
В уже упоминавшемся английском венчурном фонде проект даже не стали рассматривать, сославшись на риски вхождения в бизнес в Эстонии. После почти полугода поисков компания решила разместить краткое содержание и презентацию проекта на одном из веб-сайтов для бизнес-ангелов и мелких венчурных фондов. Сразу после этого к Константину Карабанову стали поступать в огромном количестве звонки от посредников и брокеров, которые требовали денег за свои услуги, причем вперед.
— Если вам говорят: мы сделаем экспертизу вашего проекта и вы нам оплатите услуги, идти на поводу у таких «экспертов» — это глупость. Такая же глупость платить вперед деньги под обещание подыскать инвестора в дальнейшем. Сегодня на международном финансовом рынке развелось много жулья, которое занимается подобными аферами, — рассказывает эксперт. — Такого рода предложения вас даже не должны интересовать.
Сложнее распознать тех лжеинвесторов, которые не требуют денег сразу. На проверку таких предложений приходилось тратить много времени.
— На меня вышел один посредник, из Англии, назвался Джоном Брауном. Его письмо поступило почему-то с бесплатного почтового сервера. Это должно было меня сразу насторожить, но, к сожалению, не насторожило. Ведь если у человека такого ранга нет корпоративной почты, это, по меньшей мере, странно, — говорит управляющий партнер Filter Investment Consulting. — Этот Джон Браун, с которым мы начали общаться по телефону, назвал имя банкира, чьи интересы он якобы представляет. Посмотрел по почте наш проект, затем связал со своим инвестором, который также позвонил мне по телефону, справился о наличии бизнес-плана и выслал проект инвестиционного соглашения для последующего подписания документов в Лондоне.
Предварительная проверка показала, что и Джон Браун, и названный им банкир действительно работают в той компании и в том банке, что упоминались в разговоре с Константином Карабановым. Но более тщательное выяснение обстоятельств, на котором настояли клиенты, выявило мелкие несоответствия. В результате Карабанов решил связаться с предполагаемым инвестором сам и не по указанному частному телефону, а по корпоративному. Тут-то и обнаружилось, что настоящий банкир первый раз слышит о будущей сделке, поскольку не имеет ничего общего с тем человеком, который им звонил.
— Был там еще один примечательный момент: проект соглашения об инвестициях мне прислал якобы адвокат лжебанкира, поскольку сам «финансист» сослался на занятость. Оцените психологическую тонкость мошеннической схемы — сначала на соискателя венчурных денег выходит посредник, который знакомит его с инвестором, затем тот переводит на своего адвоката, — говорит эксперт. — Все очень логично, отточено, никаких подозрений не вызывает. Конечно, в итоге мои клиенты не поехали в Лондон, мы написали, что потеряли к проекту интерес. В полицию обращаться не стали — состава преступления, собственно, не было. Просто мы получили вот такой опыт общения с фальшивыми инвесторами.

Семь ошибок инноватора
В общем, вывешивать свое предложение в Интернете и ждать у моря погоды (у почтового ящика денег) изобретателям точно не следует. Игорь Карабанов после того случая даже специально сформулировал семь ошибок, допускаемых инноваторами при поиске венчурного инвестирования:
• отсутствие или низкое качество маркетинговых инструментов (бизнес-плана, презентации, краткого содержания проекта);
• поиск не того, кого нужно, и не там, где нужно, продвижение неправильного имиджа компании или проекта;
• отказ от проверки посредника и инвестора;
• плата вперед, особенно за ненужные услуги;
• боязнь задавать вопросы инвестору, если что-то неясно или вызывает сомнения;
• неправильное построение переговоров, без понимания стиля и культуры другой стороны;
• готовность принять первое же предложение и не глядя подписать невыгодные документы.

Помнить об этих ошибках и постараться их избежать не так уж сложно. Но все же самое главное для изобретателя — верить в себя и свое изобретение. Потому что те инноваторы, которые пытаются развиваться на свои средства, никогда не смогут достичь вершин инновационного бизнеса — просто из-за ограниченности в ресурсах. Так что выходить на инвесторов в любом случае необходимо.

Новости партнеров

В России и мире

7 причин насладиться арбузом: организм скажет спасибо
4 мужских знака Зодиака, которые молча глотают обиды, а в душе злятся и ненавидят
Куда бросить монету, чтобы исполнилось желание?
Женские ошибки в общении, из-за которых мужчина пошлет даже ту, с кем хотел лечь в постель
Болит правое плечо? Дело может быть в поврежденной печени! Как это связано, расскажет эксперт-остеопат
Зола для активного роста и плодоношения томатов: как и когда применять
Хазин раскрыл планы авторов покушения на Трампа и «оранжевой революции» в России осенью 2024 года
Знаки Зодиака, у которых начинается важный период в жизни с 19 июля 2024 года
Эти продукты провоцируют накапливание висцерального жира: чем он так опасен
Как с помощью церковной свечи распознать негативные программы и проклятия в ауре человека, а также убрать их