Лента новостей

Все новости

Популярное

«АваксисБио»: нужны деньги на киллеров!

10 августа 2012 14:14  

Новосибирская компания «АваксисБио» в этом году прогремела на нескольких инновационных форумах, привлекла пристальное внимание как российских, так и зарубежных экспертов. Что неудивительно: тема, которой здесь занимаются, актуальна сегодня во всем мире — создание средства против рака молочной железы. Недавно разработчики вернулись с XII Российской венчурной ярмарки в Санкт-Петербурге, где вместе с коллегами из других новосибирских компаний представляли инновационный потенциал нашей области на главном венчурном форуме страны.

«Я видел живого ангела»

— Реальные примеры получения предприятиями венчурных инвестиций можно пересчитать по пальцам, — говорит генеральный директор ООО «АваксисБио», кандидат химических наук Сергей Зайцев. — Успешных — еще меньше. Проблема, на мой взгляд, в том, что люди, от которых это сегодня зависит, больше нацелены на процесс, чем на результат. Когда эта тема стала популярной и под нее начали выделять деньги, образовалось множество государственных, а еще больше — негосударственных структур, декларирующих, что они занимаются развитием венчурного бизнеса. Реально же не происходит практически ничего.
Такой вывод Сергей Зайцев делает, исходя из опыта общения с людьми, называющими себя венчурными инвесторами. У него в активе — три венчурных ярмарки, на которых компания пыталась привлечь внимание потенциальных финансовых партнеров к своей разработке — терапевтической вакцине против рака молочной железы.
— Могу привести пример с последней ярмарки, проходившей в ноябре в Санкт-Петербурге, — продолжает Сергей Алексеевич. — Нас там было 37 — компаний, которые представляли свои предложения. Тех, кто должен был нами заниматься, — больше двухсот человек. У меня создалось впечатление, что прежде всего их заботит организация не венчурного бизнеса, а собственных тусовок. Реальных проектов не было — как, впрочем, и на предыдущих ярмарках. Так что результат от поездки нулевой. Правда, дали очередной диплом — вон, на стенке висит. Она у меня уже вся увешана грамотами. Но моя-то цель получить не грамоту, а деньги. А денег-то там и нет.
По мнению Сергея Зайцева, неудачным был и сам формат ярмарки, когда справа от стенда компании, продвигающей биотехнологии, стоит стенд с пихтовым маслом, а слева предлагают магнитные свистки для брелоков с ключами. Директор «АваксисБио» твердо убежден, что уважающие себя представители крупных фармацевтических компаний (так называемой большой фармы) никогда не проявят интереса к подобным мероприятиям. Для их привлечения необходимы специализированные выставки, и инвесторы на них тоже должны быть «специализированными».
Организаторы венчурных форумов могли бы подумать и о других способах для поощрения инноваторов, уверен Сергей Зайцев:
— Необходимо совмещать такие ярмарки с серьезными «пряниками» для участников. Например, убедить нашего глубокоуважаемого Ивана Михайловича Бортника провести там выездную сессию, чтобы хоть один серьезный грант кто-то мог получить. С той же целью можно было пригласить тех, кто финансирует наши федеральные целевые программы. Тогда люди хотя бы понимали, ради чего они здесь время теряют.
Неэффективность венчурных ярмарок, на взгляд Зайцева, во многом объясняется тем, что их организаторы просто «не в теме». Являясь людьми далеко не глупыми, «остепененными» МБА, разбирающимися в финансах, они не имеют ни малейшего представления о нуждах реальных разработчиков, не разбираются в специфике их деятельности.
— Как рассказал один мой знакомый, русский парень, работавший в Оклахоме, он не знает там случая, чтобы хоть одну компанию «отстартапили» менеджеры, — говорит Сергей Алексеевич. — Эффективно работают в этом направлении только инженеры, разбирающиеся в технологиях. А эти ребята… Их деятельность хорошо оплачивается, и эта тусовка катается из города в город, с ярмарки на ярмарку, устраивает там помпезные мероприятия, шикарные банкеты. Думаю, процесс для них намного более сладок, чем результат.
Значит ли все сказанное, что директор «АваксисБио» не верит в венчурную идею в принципе и готов отказаться от попыток использовать ее на благо своей компании?
— Ни в коем случае! — категорически опровергает Зайцев такое предположение. — Венчурное инвестирование — это замечательная идея, это очень здорово, во всем мире венчурные инвестиции являются мощным инструментом развития инновационного бизнеса. Другое дело, что у нас это пока реализуется крайне слабо. Есть Российская венчурная компания, Фонд Бортника, «Роснано», да еще «Сколково». Все, больше ничего нет. Кроме «государевых денег» некуда и прислониться. Хотя во всем мире венчурное инвестирование — это частные компании. Говорят, у нас тоже есть какие-то ассоциации бизнес-ангелов… Я даже один раз видел живого бизнес-ангела. Но этим все и ограничилось. Насколько я понимаю, инвестиционные фонды у нас пока больше вкладываются в ритейл, в недвижимость. Доводилось слышать о том, что существуют и частные венчурные структуры, но сталкиваться лично не приходилось.

Мишень — раковые клетки

Вакцина, которую разрабатывает компания «АваксисБио», может на 30—40 процентов повысить среднюю выживаемость при наиболее агрессивной форме рака молочной железы. Казалось бы, частные инвесторы должны бороться за право продвинуть эту разработку. Во всяком случае, именно так обстоят дела в США, где подобные исследования проводит фирма «Дендрион». Эта компания за два-три года выросла в цене в десять раз — с 500 миллионов долларов до 5 миллиардов. Стоило ей получить разрешение на клинические испытания своей вакцины и добиться первых результатов, как ее акции бурно пошли в рост. В итоге те, кто вовремя вложился в компанию, получили десятикратную прибыль.
У нас же пока главными «благодетелями» остаются госструктуры. Доклинические испытания вакцины, которые «АваксисБио» скоро завершает, проводились при поддержке федерального Фонда содействия развитию малых предприятий в научно-технической сфере (более известного как Фонд Бортника) и Фонда содействия развитию венчурных инвестиций Новосибирской области. Говоря об этих структурах, Сергей Зайцев не скрывает своего благодарного отношения:
— Они реально помогают инноваторам, но, к сожалению, их возможности ограниченны. Денег на всех не хватает. Хорошим инструментом финансирования для нас могли бы быть федеральные целевые программы, их по этому направлению немало. Правда, касаются они преимущественно научных учреждений, но иногда перепадает и малым предприятиям. Мы уже подавали заявку на участие в такой программе, но буквально чуть-чуть не добрали баллов, остались за чертой призеров.
Работы по созданию вакцины начались около двух лет назад. Редкий случай: в компанию «АваксисБио» обратился с предложением частный инвестор. Тогда регулярно нагнетался ажиотаж по поводу то одной, то другой «страшной планетарной эпидемии гриппа», и «частника» заинтересовала разработка вакцины от этого заболевания. Но потом эпидемии сошли на нет, интерес к ним тоже, и разработчикам удалось уговорить инвестора переключиться на другое, куда более перспективное направление.
— Работа получилась хорошая, добротная, — рассказывает Сергей Зайцев. — Она соответствует мировому уровню и даже в каких-то деталях может его и превзойти, если мы успеем вовремя коммерциализироваться, выскочить на рынок. Там уже присутствует американская компания «Дендрион», но у них свое направление — они занимаются вакциной от рака простаты. У нас работа несколько интереснее, чем у американцев.
Сергей Зайцев уточняет: эта разработка сама по себе не лекарство, а метод лечения. В общих чертах он заключается в следующем. В иммунной системе человека есть основное звено — дендритные клетки. Они распознают чужеродные белки раковых клеток, захватывают их и «выставляют» на своей поверхности. К ним «подходят» клетки-лимфоциты и обучаются уничтожать мишени, несущие в себе угрозу. В этом — основа специфического иммунитета. Разработчики трансфецируют дендритные клетки — то есть «кормят» их генетическим материалом, где закодированы раково-ассоциированные белки-антигены, на которые надо получить иммунный ответ.
— И тут мы чуть-чуть обогнали наших коллег, которые двигаются в том же направлении, — продолжает Сергей Зайцев. — Другие разработчики добавляют дендритные клетки в организм, и уже там эти клетки пытаются «обучить» незрелые лимфоциты. А мы «обучаем» лимфоциты вне организма — берем кровь, выделяем дендритные клетки, выделяем Т-лимфоциты, трансфецируем дендритные клетки и после этого сокультивируем с лимфоцитами. И те «обучаются» атаковать наиболее активные частицы белков. После чего лимфоциты-киллеры возвращаются в организм, чтобы убивать раковую опухоль.
Разработчики подчеркивают: вакцина не заменит ни операцию, ни химиотерапию, ее задача — «добить» раковые клетки, которые не попадут под скальпель и не будут уничтожены химией.
В перспективе этот метод применим и для других опухолей. В компании уже начали вести работы по применению вакцины против онкологических заболеваний кишечника, простаты, желудка, пищевода. В целом, по словам Сергея Зайцева, метод может помочь при лечении порядка 15 нозологий рака.

Медленно, но верно?

Доклинические исследования подтверждают эффективность метода, сейчас слово — за клиническими испытаниями, которые займут около двух лет. После этого, надеется Сергей Зайцев, уже можно будет говорить о реальной помощи людям. Но сначала должен быть решен вопрос с финансированием работ, на проведение которых компании требуется около 10 миллионов рублей.
Сергей Зайцев сетует: когда создавался Кольцовский биотехнопарк, была идея организовать небольшой посевной фонд (речь шла о сумме в 15 млн рублей), с помощью которого можно поддерживать хотя бы некоторые инновационные разработки. Но чиновники с упорством, достойным лучшего применения, урезали и урезали эту сумму, пока не вымарали совсем.
— Сейчас у нас остался почти единственный реальный выход — Фонд посевных инвестиций Российской венчурной компании, — оценивает Сергей Зайцев перспективы получения средств. — Наш Инновационный центр Кольцово согласился стать венчурным партнером РВК, и мы с ним будет создавать общий проект. Правда, пока нет прецедентов, чтобы этот фонд профинансировал какую-нибудь нашу областную компанию, но кто-то же должен стать первым.
В любом случае будущее своей разработки Сергей Зайцев связывает с венчурными инвестициями, но пока только «в государственном исполнении». Получение господдержки сопряжено со многими трудностями. Наряду с ведением разработок инновационным компаниям приходится заниматься «упаковкой» своих проектов для того, чтобы они в выгодном свете предстали перед потенциальными инвесторами.
— Когда готовишь проект, очень страшно ошибиться, сделать что-то не так, — говорит Зайцев. — Конечно, в идеале каждый должен заниматься своим делом, и было бы здорово, если бы появились специально обученные люди, которые бы брали на себя продвижение идей. Но пока их нет.
Microsoft, Intel, Google — кто сегодня не знает эти компании? Стать гигантами рынка высоких технологий они смогли именно благодаря внешней финансовой поддержке частных венчурных фондов. В США и многих странах Европы частные вложения в инновационный бизнес являются одними из самых доходных. В России этот сектор экономики пока может рассчитывать практически только на государственные венчурные фонды. Редкие исключения лишь подтверждают это правило. Хотя Сергей Зайцев склонен смотреть в будущее со сдержанным оптимизмом:
— Я не исключаю, что это все беды начального этапа развития венчурного инвестирования и что ситуация постепенно будет выправляться. В принципе, все развивается в правильном направлении, но очень уж медленно.


comments powered by HyperComments