Лента новостей

Все новости

Популярное

После «белгородской диверсии» россияне задают неудобные вопросы министерству обороны

 

После «белгородской диверсии» россияне задают неудобные вопросы министерству обороны

22 мая группа украинских боевиков напала на пункт пропуска «Грайворон» в Белгородской области. Эта диверсионная операция не имела серьезного военного смысла и была рассчитана на информационно-пропагандистский эффект, чего, собственно, ее организаторы и добились. А это, в свою очередь, вызвало шквал острейших вопросов к российскому министерству обороны.

Уже на первом этапе российское медиапространство захватили украинские медийщики. Российские федеральные СМИ молчали, а в телеграм-каналах набирал силу поток непроверенных фактов. И лишь только губернатор Белгородской области Вячеслав Гладков был по сути, единственным официальным спикером, который давал короткую, ограниченную по содержанию информацию – информационные структуры минобороны молчали.

Гладков убеждал верить только официальной информации, но кроме того, что он изредка произносил, другой не было. Вероятно, военные чиновники, руководствуясь логикой и уставами батыева нашествия, полагали, что чем меньше слов, тем меньше паники, приняли именно такое решение. Или просто-напросто растерялись. А может быть, им нечего было ответить, в том числе, на вопрос, как такое вообще может случиться.

«Губернатору Белгородской области в последние двое суток не позавидуешь: ему приходится заниматься не только штатными вопросами, но проблемами за пределами его полномочий и компетенций. Разбираться с кризисом безопасности в регионе, выстраивать обратную связь с населением, заниматься эвакуацией, развенчивать фейки и рассказывать о ходе КТО», - замечет тг-канал «Рыбарь».

Неподготовленный к такому гражданский чиновник столкнулся с ведением боевых действий в его регионе: активных боевых действий, а не просто обстрелов. Да, лилась критика — в частности, потому что в текущей ситуации Гладков старался выбирать выражения и никого не выставлять крайним.

«Все оперативные штабы, антитеррористические комиссии федерального и регионального уровня показали свою полную некомпетентность в вопросе освещения той же самой КТО, уже отмененной в регионе. А люди годами получали соответствующие надбавки, некоторые – вообще служили на соответствующих ответственных должностях», - констатирует тг-канал «Два майора».

Весь световой день диверсанты разгуливали по российскому приграничью, делали огромное количество фотографий, которые тут же появлялись в социальны сетях. Почему они не встретили должного отпора сразу – это другой неудобный вопрос, который сейчас задают министерству обороны военные аналитики, депутаты, россияне в своих комментариях.

«Этот вопрос я бы задал нашему «доблестному» НГШ, господину Герасимову - доколе (а уже год как вопрос созрел и перезрел), раз у нас не хватает регулярных частей прикрывать границу, здесь не создана полноценная Тероборона?» - задается вопросом военный аналитик Юрий Подоляка.

С ним согласен и депутат Госдумы, генерал-лейтенант Андрей Гурулев:

«Мы с председателем нашего комитета по обороне Андреем Картаполовым уже язык сломали про это говорить. В той же Глотовке уже можно было создать нормальный отряд территориальной обороны. Мужикам не нужны пушки, танки, а нужны стрелковое оружие, противотанковые средства, надо научить пользоваться этим, а многие и так умеют. Люди в Белгородской области говорят, что готовы защищать свою землю. Ведь у нас есть тероборона, этот орган на военное время предусмотрен, подчиняется главкому сухопутных войск, давайте приведём это в действие».

Впрочем, как профессиональный военный, Андрей Гурулев адресует неприятный профессиональный вопрос и по поводу управления войсками и обороной приграничья.

«Проблема высвечивается в распределении полномочий, всё никак не могут определиться. Понятно, что на переднем крае стоят пограничные войска, пункт пропуска стоял посреди линий обороны. Там в Белгородской области вообще-то всё прилично заминировано, стоял БТР окопанный, прикрытый сверху. Но враг прорвался. Главный момент в том, что у нас нет единого органа управления, которому подчинялись бы армия, ФСБ, Росгвардия, полиция, все остальные», - рассуждает Гурулев.

С ним согласен и основатель ЧВК «Вагнер» Евгений Пригожин. По его мнению, территориальная оборона — это самое прагматичное решение, которое только можно было бы принять в текущих условиях. Это не задача ФСБ — отбиваться от ДРГ, а Минобороны. А местные жители могли бы помочь.

«Несколько месяцев назад, когда я заявил о том, что буду вести подготовку бойцов в Белгородской и Курской областях, случилось несколько событий. Первое, мне позвонил Министр обороны Шойгу Сергей Кужугетович и, возмущенный, сказал: «Не лезьте, Евгений Викторович, куда не надо. Российская армия сама способна защищать границы», - вспоминает Пригожин.

В итоге, в район прорыва были переброшены регулярные части, авиация, подтянута артиллерия. С врагом справились, перед Кремлем отчитались, все хорошо закончилось, без потерь.

«А все очень даже не хорошо, а плохо. Плохо то, что теперь надо перебрасывать боеспособные части, чтобы решить проблему (того, что противник от нас и добивается). А когда эта территория будет зачищена, все равно надо будет охранять ее и остальную границу. И никуда от создания полноценной теробороны нам не деться. И об этом говорят уже ГОД!!! Год, господин НГШ (начальник Генерального штаба - Валерий Герасимов). Целый год. И Ваша некомпетентность вышла теперь боком», - возражает на это Юрий Подоляка.

Для купирования опасности на место прибыл даже целый генерал-полковник Александр Лапин, что может свидетельствовать о неспособности линейных командиров справиться с ситуацией, или об отсутствии системы управления.

«Я с Сашей служил приличное время вместе, где-то полгода он был у меня заместителем, когда я был командующим 58-й армией. Сегодня он сделал то, что надо было сделать. Да, наверное, не уровень генерал-полковника идти самому лично разруливать пехоту на переднем крае, но именно он пришёл и разрулил, это заслуживает уважения», - находит оправдание этому Андрей Гурулев.

В итоге, в эфире появился генерал-лейтенант Конашенков и бодро отчитался об уничтожении диверсантов и провале коварного замысла киевских властей. Однако эти двое суток больно ударили по авторитету высшего российского командования, который, честно признаться, итак не слишком высок.

«Самое тяжёлое гнетущее чувство на этой войне – вечное чувство ПОДВОХА. Постоянное ожидание того, что обесценит трудные победы и чрезмерные жертвы, откатит назад, затянет в это болото ещё глубже. Мы не понимаем, что эти государственные люди хотят, как собираются побеждать, почему они всё время ЖДУТ. Воевать с этим чувством невыносимо», - замечает бывший ополченец, писатель, волонтер Александр Журавский.

Авторы постов и комментариев в социальных сетях требуют срочного принятия управленческих решений, вплоть до смены министра обороны и начальника Генштаба, тотального освобождения не справляющихся с современными вызовами военных чиновников. Эту мысль предельно конкретно сформулировал Евгений Пригожин.

По версии Пригожина, идеальные кандидаты на должность министра обороны и начальника Генерального штаба — Мизинцев и Суровикин. Министр обороны, по его словам, не должен быть «политической фигурой», а заниматься военной машиной.

В социальных сетях люди высказываются еще резче. И даже лояльного, всегда выдержанного, системного губернатора Белгородской области на этот раз тоже прорвало. Общаясь с населением, Вячеслав Гладков прямо заявил, что у него «ещё больше вопросов к Минобороны», чем у населения. И он будет ждать выводов следственных органов.

«Вот когда они будут про… (делать серьезные упущения, терять) все, и народ с вилами выйдет на улицу, естественно, тогда мы придем и будем защищать. Что делать-то? Это же наша Родина. Бюрократы, они виноваты в том, что противник прорывается», - заявил Пригожин в ответ на вопрос, будет ли дальше ЧВК участвовать в СВО.

После его слов стало еще более тревожно за судьбу СВО: если ЧВК не вернется на фронт, то перспективы операции с таким подходом со стороны министерства обороны вызывают у россиян все больше вопросов и тревог.

 

22 мая группа украинских боевиков напала на пункт пропуска «Грайворон» в Белгородской области. Эта диверсионная операция не имела серьезного военного смысла и была рассчитана на информационно-пропагандистский эффект, чего, собственно, ее организаторы и добились. А это, в свою очередь, вызвало шквал острейших вопросов к российскому министерству обороны.

Уже на первом этапе российское медиапространство захватили украинские медийщики. Российские федеральные СМИ молчали, а в телеграм-каналах набирал силу поток непроверенных фактов. И лишь только губернатор Белгородской области Вячеслав Гладков был по сути, единственным официальным спикером, который давал короткую, ограниченную по содержанию информацию – информационные структуры минобороны молчали.

Гладков убеждал верить только официальной информации, но кроме того, что он изредка произносил, другой не было. Вероятно, военные чиновники, руководствуясь логикой и уставами батыева нашествия, полагали, что чем меньше слов, тем меньше паники, приняли именно такое решение. Или просто-напросто растерялись. А может быть, им нечего было ответить, в том числе, на вопрос, как такое вообще может случиться.

«Губернатору Белгородской области в последние двое суток не позавидуешь: ему приходится заниматься не только штатными вопросами, но проблемами за пределами его полномочий и компетенций. Разбираться с кризисом безопасности в регионе, выстраивать обратную связь с населением, заниматься эвакуацией, развенчивать фейки и рассказывать о ходе КТО», - замечет тг-канал «Рыбарь».

Неподготовленный к такому гражданский чиновник столкнулся с ведением боевых действий в его регионе: активных боевых действий, а не просто обстрелов. Да, лилась критика — в частности, потому что в текущей ситуации Гладков старался выбирать выражения и никого не выставлять крайним.

«Все оперативные штабы, антитеррористические комиссии федерального и регионального уровня показали свою полную некомпетентность в вопросе освещения той же самой КТО, уже отмененной в регионе. А люди годами получали соответствующие надбавки, некоторые – вообще служили на соответствующих ответственных должностях», - констатирует тг-канал «Два майора».

Весь световой день диверсанты разгуливали по российскому приграничью, делали огромное количество фотографий, которые тут же появлялись в социальны сетях. Почему они не встретили должного отпора сразу – это другой неудобный вопрос, который сейчас задают министерству обороны военные аналитики, депутаты, россияне в своих комментариях.

«Этот вопрос я бы задал нашему «доблестному» НГШ, господину Герасимову - доколе (а уже год как вопрос созрел и перезрел), раз у нас не хватает регулярных частей прикрывать границу, здесь не создана полноценная Тероборона?» - задается вопросом военный аналитик Юрий Подоляка.

С ним согласен и депутат Госдумы, генерал-лейтенант Андрей Гурулев:

«Мы с председателем нашего комитета по обороне Андреем Картаполовым уже язык сломали про это говорить. В той же Глотовке уже можно было создать нормальный отряд территориальной обороны. Мужикам не нужны пушки, танки, а нужны стрелковое оружие, противотанковые средства, надо научить пользоваться этим, а многие и так умеют. Люди в Белгородской области говорят, что готовы защищать свою землю. Ведь у нас есть тероборона, этот орган на военное время предусмотрен, подчиняется главкому сухопутных войск, давайте приведём это в действие».

Впрочем, как профессиональный военный, Андрей Гурулев адресует неприятный профессиональный вопрос и по поводу управления войсками и обороной приграничья.

«Проблема высвечивается в распределении полномочий, всё никак не могут определиться. Понятно, что на переднем крае стоят пограничные войска, пункт пропуска стоял посреди линий обороны. Там в Белгородской области вообще-то всё прилично заминировано, стоял БТР окопанный, прикрытый сверху. Но враг прорвался. Главный момент в том, что у нас нет единого органа управления, которому подчинялись бы армия, ФСБ, Росгвардия, полиция, все остальные», - рассуждает Гурулев.

С ним согласен и основатель ЧВК «Вагнер» Евгений Пригожин. По его мнению, территориальная оборона — это самое прагматичное решение, которое только можно было бы принять в текущих условиях. Это не задача ФСБ — отбиваться от ДРГ, а Минобороны. А местные жители могли бы помочь.

«Несколько месяцев назад, когда я заявил о том, что буду вести подготовку бойцов в Белгородской и Курской областях, случилось несколько событий. Первое, мне позвонил Министр обороны Шойгу Сергей Кужугетович и, возмущенный, сказал: «Не лезьте, Евгений Викторович, куда не надо. Российская армия сама способна защищать границы», - вспоминает Пригожин.

В итоге, в район прорыва были переброшены регулярные части, авиация, подтянута артиллерия. С врагом справились, перед Кремлем отчитались, все хорошо закончилось, без потерь.

«А все очень даже не хорошо, а плохо. Плохо то, что теперь надо перебрасывать боеспособные части, чтобы решить проблему (того, что противник от нас и добивается). А когда эта территория будет зачищена, все равно надо будет охранять ее и остальную границу. И никуда от создания полноценной теробороны нам не деться. И об этом говорят уже ГОД!!! Год, господин НГШ (начальник Генерального штаба - Валерий Герасимов). Целый год. И Ваша некомпетентность вышла теперь боком», - возражает на это Юрий Подоляка.

Для купирования опасности на место прибыл даже целый генерал-полковник Александр Лапин, что может свидетельствовать о неспособности линейных командиров справиться с ситуацией, или об отсутствии системы управления.

«Я с Сашей служил приличное время вместе, где-то полгода он был у меня заместителем, когда я был командующим 58-й армией. Сегодня он сделал то, что надо было сделать. Да, наверное, не уровень генерал-полковника идти самому лично разруливать пехоту на переднем крае, но именно он пришёл и разрулил, это заслуживает уважения», - находит оправдание этому Андрей Гурулев.

В итоге, в эфире появился генерал-лейтенант Конашенков и бодро отчитался об уничтожении диверсантов и провале коварного замысла киевских властей. Однако эти двое суток больно ударили по авторитету высшего российского командования, который, честно признаться, итак не слишком высок.

«Самое тяжёлое гнетущее чувство на этой войне – вечное чувство ПОДВОХА. Постоянное ожидание того, что обесценит трудные победы и чрезмерные жертвы, откатит назад, затянет в это болото ещё глубже. Мы не понимаем, что эти государственные люди хотят, как собираются побеждать, почему они всё время ЖДУТ. Воевать с этим чувством невыносимо», - замечает бывший ополченец, писатель, волонтер Александр Журавский.

Авторы постов и комментариев в социальных сетях требуют срочного принятия управленческих решений, вплоть до смены министра обороны и начальника Генштаба, тотального освобождения не справляющихся с современными вызовами военных чиновников. Эту мысль предельно конкретно сформулировал Евгений Пригожин.

По версии Пригожина, идеальные кандидаты на должность министра обороны и начальника Генерального штаба — Мизинцев и Суровикин. Министр обороны, по его словам, не должен быть «политической фигурой», а заниматься военной машиной.

В социальных сетях люди высказываются еще резче. И даже лояльного, всегда выдержанного, системного губернатора Белгородской области на этот раз тоже прорвало. Общаясь с населением, Вячеслав Гладков прямо заявил, что у него «ещё больше вопросов к Минобороны», чем у населения. И он будет ждать выводов следственных органов.

«Вот когда они будут про… (делать серьезные упущения, терять) все, и народ с вилами выйдет на улицу, естественно, тогда мы придем и будем защищать. Что делать-то? Это же наша Родина. Бюрократы, они виноваты в том, что противник прорывается», - заявил Пригожин в ответ на вопрос, будет ли дальше ЧВК участвовать в СВО.

После его слов стало еще более тревожно за судьбу СВО: если ЧВК не вернется на фронт, то перспективы операции с таким подходом со стороны министерства обороны вызывают у россиян все больше вопросов и тревог.