Лента новостей

Все новости

Популярное

Почему «Единая Россия» заставляет детей читать «солжениценовские пасквили»

 

Почему «Единая Россия» заставляет детей читать «солжениценовские пасквили»

Глава комитета Госдумы по просвещению Ольга Казакова отмежевалась от предложения своего коллеги первого замруководителя фракции «Единой России» в Госдуме Дмитрия Вяткина исключить из школьной программы «Архипелаг-ГУЛАГ» Солженицына. Между тем, формирование школьной программы по литературе сейчас оказалось в центре общественного внимания. Публицист, экономический обозреватель Алексей Бобровский предложил посмотреть на проблему шире, чем просто составить список и сформировать стандарт.

Со следующего учебного года дети, учителя и родители столкнутся с новым законом, согласно ему разрабатывать и утверждать учебные программы будет исключительно Минпросвет, что уже хорошо - понятно, к кому теперь адресовать часть вопросов. Потому что пока все запутанно до предела. Кстати, возможно, хотя я в это слабо верю, удастся поднять такой шум, что из программ по литературе выкинут солжениценовское вранье - «Архипелаг-ГУЛАГ».

Наряду с едиными программами вводится и новый порядок для учебников. Теперь госзаказ будет делать Минпросвет. В итоге по каждому предмету останется только один учебник… кроме истории. По этому предмету учебников будет несколько, но курс единый. Это отдельная тема. А вот по литературе все очень интересно.

По закону об образовании у нас 70% программы — стандарт, а 30% — на усмотрение школы, а школы бывают разные: лицеи, гимназии, школы для одаренных и наоборот. У нас инклюзивное образование и у всех учителей разные подходы и зарплаты. И, как сказал однажды один политик: «…если кому-то что не нравится, тот может идти в бизнес…» Вопрос задавал учитель, если что.

Система все ещё оказывает образовательные услуги, а не воспитывает гражданина. Да и понятие гражданин, у тех, кто мог пойти в бизнес, отличается от депутатского. Потому в 30% процентов можно много чего запихнуть и сейчас.

Возвращение «Молодой гвардии» это, конечно, большая победа. Но как и что школьникам может рассказывать учитель, на которого 30 лет не обращали внимание? В отдельных рабочих программах для 10 и 11 классов по литературе можно найти кроме Солженицына, Улицкую - на выбор учителя, от Серебряного века - Мережковского, который приветствовал нападение Гитлера на СССР и Гиппиус, написавшей про октябрь 1917: «У России не было истории. И то, что сейчас происходит, - не история». Добавив в стихах: «…Блевотина войны — октябрьское веселье!…». Из Мандельштама, конечно, берут «Мы живем, под собою не чуя страны», но не берут «Оду Сталину», ведь надо показать, как его уничтожили, а не как он писал за госпремии патетические здравницы лидеру страны.

От Пастернака «Доктор Живаго» - рыхлое и трудное, но «ценность» понятно в чем… От Шолохова только «Тихий дон», конечно, зачем же давать «Они сражались за Родину» и «Судьбу человека»? «Белая гвардия» и «Бег» Булгакова - это только по усмотрению учителя, это ж придется объяснять, как делали правильный и неправильный выбор белые офицеры. Ни в одной из программ по Пушкину не нашел «Клеветникам России», это ж надо объяснять, про «наше всё», что он был патриотом. Стихов Бальмонта и Волошина больше, чем Высоцкого. В одной из программ увидел Домбровского, который, котировался у диссидентов выше, чем Солженицын, а потому взяли «Факультет ненужных вещей», а не «Обезьяну, которая приходит за своим черепом», ведь детям нужно рассказать про «красный террор», а не про коричневую чуму. Из лейтенантской прозы почти ничего, всего несколько произведений… Особенно программа «не любит» Юрия Бондарева.

Про Солженицына скажу просто. Как литература - это очень сильно на любителя. Его желание выдумывать новые слова, внести вклад в развитие русского языка, всегда раздражали, для меня выглядело это как коверкание языка. В пресловутом «Архипелаг-ГУЛАГ», о котором даже его вдова заметила, что общество и школа, для изучения его без купюр, еще не готовы, надо знать одно: на мемориальной доске «освободителям» Праги значатся слова про власовцев из этого так сказать произведения: «Все ли чехи разобрались потом, какие русские спасли им город?». Т.е. одним из первых власовцев начал реабилитировать именно Солженицын. И сегодня, когда МИД да и многие другие говорят о недопустимости реабилитации фашизма и его приспешников, школьникам на кого ориентироваться? На слова МИД, или на учителя, который им расскажет о «замечательном» борце с режимом, написавшего пасквиль на Родину?

Глава комитета Госдумы по просвещению Ольга Казакова отмежевалась от предложения своего коллеги первого замруководителя фракции «Единой России» в Госдуме Дмитрия Вяткина исключить из школьной программы «Архипелаг-ГУЛАГ» Солженицына. Между тем, формирование школьной программы по литературе сейчас оказалось в центре общественного внимания. Публицист, экономический обозреватель Алексей Бобровский предложил посмотреть на проблему шире, чем просто составить список и сформировать стандарт.

Со следующего учебного года дети, учителя и родители столкнутся с новым законом, согласно ему разрабатывать и утверждать учебные программы будет исключительно Минпросвет, что уже хорошо - понятно, к кому теперь адресовать часть вопросов. Потому что пока все запутанно до предела. Кстати, возможно, хотя я в это слабо верю, удастся поднять такой шум, что из программ по литературе выкинут солжениценовское вранье - «Архипелаг-ГУЛАГ».

Наряду с едиными программами вводится и новый порядок для учебников. Теперь госзаказ будет делать Минпросвет. В итоге по каждому предмету останется только один учебник… кроме истории. По этому предмету учебников будет несколько, но курс единый. Это отдельная тема. А вот по литературе все очень интересно.

По закону об образовании у нас 70% программы — стандарт, а 30% — на усмотрение школы, а школы бывают разные: лицеи, гимназии, школы для одаренных и наоборот. У нас инклюзивное образование и у всех учителей разные подходы и зарплаты. И, как сказал однажды один политик: «…если кому-то что не нравится, тот может идти в бизнес…» Вопрос задавал учитель, если что.

Система все ещё оказывает образовательные услуги, а не воспитывает гражданина. Да и понятие гражданин, у тех, кто мог пойти в бизнес, отличается от депутатского. Потому в 30% процентов можно много чего запихнуть и сейчас.

Возвращение «Молодой гвардии» это, конечно, большая победа. Но как и что школьникам может рассказывать учитель, на которого 30 лет не обращали внимание? В отдельных рабочих программах для 10 и 11 классов по литературе можно найти кроме Солженицына, Улицкую - на выбор учителя, от Серебряного века - Мережковского, который приветствовал нападение Гитлера на СССР и Гиппиус, написавшей про октябрь 1917: «У России не было истории. И то, что сейчас происходит, - не история». Добавив в стихах: «…Блевотина войны — октябрьское веселье!…». Из Мандельштама, конечно, берут «Мы живем, под собою не чуя страны», но не берут «Оду Сталину», ведь надо показать, как его уничтожили, а не как он писал за госпремии патетические здравницы лидеру страны.

От Пастернака «Доктор Живаго» - рыхлое и трудное, но «ценность» понятно в чем… От Шолохова только «Тихий дон», конечно, зачем же давать «Они сражались за Родину» и «Судьбу человека»? «Белая гвардия» и «Бег» Булгакова - это только по усмотрению учителя, это ж придется объяснять, как делали правильный и неправильный выбор белые офицеры. Ни в одной из программ по Пушкину не нашел «Клеветникам России», это ж надо объяснять, про «наше всё», что он был патриотом. Стихов Бальмонта и Волошина больше, чем Высоцкого. В одной из программ увидел Домбровского, который, котировался у диссидентов выше, чем Солженицын, а потому взяли «Факультет ненужных вещей», а не «Обезьяну, которая приходит за своим черепом», ведь детям нужно рассказать про «красный террор», а не про коричневую чуму. Из лейтенантской прозы почти ничего, всего несколько произведений… Особенно программа «не любит» Юрия Бондарева.

Про Солженицына скажу просто. Как литература - это очень сильно на любителя. Его желание выдумывать новые слова, внести вклад в развитие русского языка, всегда раздражали, для меня выглядело это как коверкание языка. В пресловутом «Архипелаг-ГУЛАГ», о котором даже его вдова заметила, что общество и школа, для изучения его без купюр, еще не готовы, надо знать одно: на мемориальной доске «освободителям» Праги значатся слова про власовцев из этого так сказать произведения: «Все ли чехи разобрались потом, какие русские спасли им город?». Т.е. одним из первых власовцев начал реабилитировать именно Солженицын. И сегодня, когда МИД да и многие другие говорят о недопустимости реабилитации фашизма и его приспешников, школьникам на кого ориентироваться? На слова МИД, или на учителя, который им расскажет о «замечательном» борце с режимом, написавшего пасквиль на Родину?