Лента новостей

Все новости

Популярное

Комбат Ходаковский: Трагедию в Макеевке нужно расценивать как факт предательства

 

Комбат Ходаковский: Трагедию в Макеевке нужно расценивать как факт предательства

Прославленный командир легендарного батальона «Восток» очень резко отреагировал на трагедию в Макеевке, где от удара бандеровской артиллерии по данным Минобороны погибли более 60 российских мобилизованных. При этом число погибших неокончательное и вполне может переварить за сотню. Разгильдяйство и головотяпство командиров, которые расположили военнослужащих в здании ПТУ, Ходаковский призвал считать предательством. 

Когда случается такое, как в Макеевке - захлестывает бессилие. Бессилие не перед противником - перед нами самими. Противника мы победим только тогда, когда победим самих себя. Мы знали, что пункты нашей постоянной дислокации в списках на поражение, и принимали все меры, чтобы максимально минимизировать нахождение там людей. Ну это же очевидно, что будут бить по скоплениям, - разве мы бы действовали не так? Случившегося не изменить, но можно предупредить повторение, и если после этой трагедии меры по аналогичным ситуациям не будут приняты - расстрел нужно будет вернуть в первую очередь для тех, чье бездействие приводит к таким последствиям. 

Это не командовать в горячке боя под стрессом, это не принимать решения в штабном подвале при постоянно обрываюшейся связи, когда обстановка меняется ежеминутно, а представление о ней "виснет" - это сидеть в теплом сухом помещении в глубоком тылу и либо утруждать себя мыслями о возможных последствиях, либо действовать по упрощённой схеме. В условиях наращивания ресурса вблизи линии фронта - то есть, в зоне поражения, - под угрозой оказывается не одно макеевское ПТУ. Мы знаем, что есть ещё известные противнику объекты с повышенной концентрацией личного состава - ждём реакции военного руководства. Если её не будет, но будет очередной удар противника - расценивать непринятие мер следует исключительно, как предательство.

Часть моего подразделения дислоцировалась в Ясиноватой километрах в трёх от линии фронта. Понимая, что противник обязательно нанесёт удар по расположению, я начал требоввть от своих командиров переместить ту часть личного состава, которая находилась на казарменном положении, в подвал, а позже в бомбоубежище, которое приказал приспособить для постоянного проживания. Но не тут то было.... Инерция, упование на авось, лень, в конце концов - и приказ повис в воздухе. Я начал давить - мне даже продемонстрировали оборудованный подвал с кроватями и буржуйками, чтобы отстал, - но переезжать упорно не хотели. Это было несколько лет назад. 

Потом началась спецоперация, мои требования стали максимально актуальными, но тут помогла и сама обстановка, растянувшая подразделение по линии фронта. Все службы мы тоже максимально разбросали, постаравшись уменьшить цель до минимального размера. Мало того - мы даже для операторов дронов разработали и наладили производство дистанционных антенн управления, чтобы они сидели в укрытии и управляли птицей, находясь в безопасности. 

Но как и в случае с перемещением в подвал, так и в случае с применением антенн пришлось проявить волюнтаризм - люди не хотели что-то менять в привычном режиме жизни. Это проявлял себя тот самый человеческий фактор, который командует всем в жизни, и на фронте конкретно. Но нормальный командир всегда должен учитывать этот фактор, но никогда не должен позволять ему быть во главе. Если и командир, который судьбой или призванием оказался в этой роли, будет плыть по течению и следовать за тенденциями, присущими общей массе  - институт командиров умрёт. Да, масса инерционна, - но на то и командиры, чтобы думать и принимать решения за массу, которая живёт простыми человеческими потребностями и не любит в массе своей ничего энергозатратного. Плохо одно: командиры тоже стремятся минимизировать свою ответственность и ввести себя в состояние экономии - настоящих буйных мало, вот и нету вожаков...
Прославленный командир легендарного батальона «Восток» очень резко отреагировал на трагедию в Макеевке, где от удара бандеровской артиллерии по данным Минобороны погибли более 60 российских мобилизованных. При этом число погибших неокончательное и вполне может переварить за сотню. Разгильдяйство и головотяпство командиров, которые расположили военнослужащих в здании ПТУ, Ходаковский призвал считать предательством. 

Когда случается такое, как в Макеевке - захлестывает бессилие. Бессилие не перед противником - перед нами самими. Противника мы победим только тогда, когда победим самих себя. Мы знали, что пункты нашей постоянной дислокации в списках на поражение, и принимали все меры, чтобы максимально минимизировать нахождение там людей. Ну это же очевидно, что будут бить по скоплениям, - разве мы бы действовали не так? Случившегося не изменить, но можно предупредить повторение, и если после этой трагедии меры по аналогичным ситуациям не будут приняты - расстрел нужно будет вернуть в первую очередь для тех, чье бездействие приводит к таким последствиям. 

Это не командовать в горячке боя под стрессом, это не принимать решения в штабном подвале при постоянно обрываюшейся связи, когда обстановка меняется ежеминутно, а представление о ней "виснет" - это сидеть в теплом сухом помещении в глубоком тылу и либо утруждать себя мыслями о возможных последствиях, либо действовать по упрощённой схеме. В условиях наращивания ресурса вблизи линии фронта - то есть, в зоне поражения, - под угрозой оказывается не одно макеевское ПТУ. Мы знаем, что есть ещё известные противнику объекты с повышенной концентрацией личного состава - ждём реакции военного руководства. Если её не будет, но будет очередной удар противника - расценивать непринятие мер следует исключительно, как предательство.

Часть моего подразделения дислоцировалась в Ясиноватой километрах в трёх от линии фронта. Понимая, что противник обязательно нанесёт удар по расположению, я начал требоввть от своих командиров переместить ту часть личного состава, которая находилась на казарменном положении, в подвал, а позже в бомбоубежище, которое приказал приспособить для постоянного проживания. Но не тут то было.... Инерция, упование на авось, лень, в конце концов - и приказ повис в воздухе. Я начал давить - мне даже продемонстрировали оборудованный подвал с кроватями и буржуйками, чтобы отстал, - но переезжать упорно не хотели. Это было несколько лет назад. 

Потом началась спецоперация, мои требования стали максимально актуальными, но тут помогла и сама обстановка, растянувшая подразделение по линии фронта. Все службы мы тоже максимально разбросали, постаравшись уменьшить цель до минимального размера. Мало того - мы даже для операторов дронов разработали и наладили производство дистанционных антенн управления, чтобы они сидели в укрытии и управляли птицей, находясь в безопасности. 

Но как и в случае с перемещением в подвал, так и в случае с применением антенн пришлось проявить волюнтаризм - люди не хотели что-то менять в привычном режиме жизни. Это проявлял себя тот самый человеческий фактор, который командует всем в жизни, и на фронте конкретно. Но нормальный командир всегда должен учитывать этот фактор, но никогда не должен позволять ему быть во главе. Если и командир, который судьбой или призванием оказался в этой роли, будет плыть по течению и следовать за тенденциями, присущими общей массе  - институт командиров умрёт. Да, масса инерционна, - но на то и командиры, чтобы думать и принимать решения за массу, которая живёт простыми человеческими потребностями и не любит в массе своей ничего энергозатратного. Плохо одно: командиры тоже стремятся минимизировать свою ответственность и ввести себя в состояние экономии - настоящих буйных мало, вот и нету вожаков...