Лента новостей

Все новости

Популярное

Кремация и опускание тела в могилу вступили в спор с Вечностью

 Рихарда Лем   Фото: автор, сайт ИМИ

Кремация и опускание тела в могилу вступили в спор с Вечностью

Крупные города столкнулись с огромной проблемой – для организации кладбищ начало не хватать земли. Уже в самое ближайшее время эта проблема станет неразрешимой. Но в последние годы появилась доступная альтернатива – кремация. В Новосибирске уже действуют несколько крематориев. В текущем году более 20 процентов усопших были кремированы. Однако у этой погребальной традиции есть как сторонники, так и противники. Что движет людьми в выборе способа упокоения праха усопших? Сибкрай.ru подробно разобрался в проблеме.

Новосибирские кладбища начали обносить колумбарными стенами – мэрия сделала это пока только на «Заельцовском» и «Инском», при этом глава департамента инвестиций, потребительского рынка, инноваций и предпринимательства мэрии Виталий Витухин пообещал, что в течение трех лет колумбарии появятся и на всех остальных кладбищах. Такой же курс выбрал и город-спутник Новосибирска Бердск, это обусловлено нехваткой мест для захоронений. В Бердске городское кладбище уже заняло 1% от площади города.  

Кремация становится все более популярной. Как сообщили Сибкрай.ru в мэрии Новосибирска, в период с 1 января по 31 мая 2022 года «на территории общественных кладбищ города Новосибирска предоставлено участков для погребения умерших в гробу – 4526, для погребения урны с прахом – 1252». То есть порядка 21 % от всех усопших в этом году были кремированы. 

Впрочем, это данные только по захоронениям на городских кладбищах – урны с прахом можно туда и не везти. Колумбарии крематориев предлагают ячейки в аренду, а кто-то хранит прах предков дома или перевозит его в другие регионы. 

IMG_5360.JPG

«Услуги по кремации умерших оказываются крематориями, которые являются хозяйствующими субъектами (коммерческими организациями) и вправе самостоятельно осуществлять свою деятельность без предоставления сведений в органы местного самоуправления», – уточнили в мэрии. 

В Новосибирске действуют два крематория. Один из них существует почти 20 лет – он открылся в 2003 году. Это знаменитый на всю страну первый частный крематорий Якушиных – с гуляющим по саду памяти верблюдом и очень популярным у новосибирцев и гостей города «музеем смерти». Второй принадлежит старейшему «Похоронному дому ИМИ», и открылся в 2015 году в трех километрах от первого. 

ИМИ.jpg

Крематории в выигрыше 

Оба крематория фиксируют рост числа кремаций в последнее время. Как сообщил Сибкрай.ru сын основателя Новосибирского крематория покойного Сергея Якушина Борис Якушин, за год они провели порядка десяти тысяч кремаций. При этом общий удельный вес кремаций с каждым годом увеличивается. 

«До 2015 года кремационный барьер у нас составлял до 350 кремаций в месяц. С 2018 года мы начали наблюдать рост. В 2019 году было чуть более 700 в месяц. А пандемия нас вывела на другие показатели. Скажем, в ноябре 2020 года было 1248 кремаций в месяц. В течение 2021-2022 годов – по 1000 кремаций в месяц», – рассказал Борис Якушин. 

Он объяснил, что причина не столько в гигиеничности процедуры, сколько в нехватке мест на кладбищах: 

«50 % всех кремаций по Новосибирску связаны с тем, что люди хотели бы захоронить своего близкого на кладбище, например, на Заельцовском, но по объективным причинам там места для гроба уже нет. Там уже все обнесено оградками, калитками и сделать еще одно захоронение просто невозможно. В данной ситуации жители идут на самый простой шаг – кремируют своего близкого и урну с его прахом беспрепятственно захоранивают на семейном участке. Есть и другие причины, но эта причина главенствующая».  

Screenshot_70.jpg

Директор новосибирского МУП СПС «Похоронный дом «ИМИ» Сергей Бондаренко приводит схожую статистику: 

«Порядка 25-30 % от ушедших из жизни подвергаются кремации – это число делится примерно пополам между двумя действующими крематориями. Рост есть, по сравнению с традиционными захоронениями, но не рывком и он незначителен. В период COVID-19, конечно, был рост летальных исходов, в рамках этого было и увеличение кремаций». 

Новосибирск и не только 

В Новосибирский крематорий очень часто обращаются и жители других регионов. 

«40 % из этих 10 тысяч составляют как раз иногородние заказчики: это Томск, Омск и Красноярск, также у нас бывает Иркутск и Казахстан. Интересный факт  –  в Томске построен крематорий, но пока не запущен. Как и в Алмате. Там точно такое же кремационное оборудование, как у нас», – отметил Якушин. 

IMG_5410 (1).JPG

Кроме того, некоторые новосибирцы эксгумируют своих родных, чтобы перевезти их прах, например, за границу. 

«До 2019 года услуга перезахоронения умерших была очень популярна: раз в неделю с июля по сентябрь наш крематорий оказывал ее минимум три раза. Потом выяснилось, что это нарушение: поскольку это эксгумация, а она попадает под действие другого законодательства. И мы оказание данной услуги просто прекратили. Суды длились до 23 июня текущего года. По сути с 23 числа в Новосибирске можно перезахоранивать близких. Если у людей есть такая необходимость, я бы рекомендовал это сделать ближе к осени. Эта услуга была достаточно востребована, думаю, мы к сентябрю наберем очень много предзаказов», – пояснил Якушин. 

Впрочем, эксгумируют не только ради переезда за рубеж или в другой регион. 

«У нас есть один очень уважаемый человек в городе, который собрал себе фамильный семейный склеп. И всех родственников, которые у него в области были погребены в разный период, он привозил, кремировал, и в своей склеп фамильный помещал. Эту культуру надо возрождать, она правильная, потому что там экономия земли идет 10 к 1. Мы применяем, используем и популяризируем эту возможную форму погребения, как фамильное  захоронение», – подтвердил Бондаренко.  

Денежный вопрос 

Принято считать, что похороны – это дорого. Впрочем, существует гарантированный перечень, согласно которому бюджет может взять на себя обязательства по похоронам, не превышающим 10 519 рублей. Но, в реальности затраты на похороны выше в разы. К тому же более половины суммы затрат расходуется «в черную». 

Тем не менее, кремация может стоить сравнительно дешево. По данным Якушина, в среднем кремация обойдется в 50 тысяч рублей, как и похороны. 

DSC_0003.JPG  

«Можно дешевле – 30 тысяч. Еще дешевле – это, как правило, без прощания, без венков. В целом услуга крематория, если убирать принадлежности, катафальный транспорт, в среднем стоит 14-18 тысяч рублей. В эту сумму входит зал прощания, подготовка тела, хранение и кремация непосредственно», – уточнил Якушин. 

Самый большой зал, самые дорогие катафалки и лошади обходились состоятельным новосибирцам в 300-400 тысяч рублей. Больше миллиона рублей в Новосибирском крематории еще никто не оставлял. 

«Кремация – абсолютно прозрачна. Здесь  отсутствует какая-то теневая составляющая. Как говорится, все под чек. Она дешевле, чем традиционное захоронение, потому что, если все посчитать – от начала до конца (все возможные платы при погребении в землю), конечно, кремация качественно выигрывает», – согласен Бондаренко. 

Вопрос о душе 

Однако не все так просто. Разным конфессиям кремация претит по разным причинам. Православные верят во всеобщее воскресение, а мусульмане – в то, что душа чувствует все, что происходит с телом после смерти. Поэтому Русская Православная Церковь считает кремацию возможной лишь в исключительных случаях, а в исламе ее не приемлют вообще.  

Иеродиакон Паисий Коновалов рассказал Сибкрай.ru, что в 2015 году состоялось заседание Священного Синода РПЦ, в ходе которого был принят документ о нормах погребения усопших православных христиан. Единственный приемлемый способ – это предание тела земле. Исключением может стать требование светского законодательства отдельных стран или надобность перевезти останки на большое расстояние. 

«Кремация по сути своей – это явление языческое, оно противоречит духу и традициям Русской Православной Церкви, и православия в целом. Но Церковь относится к этому со снисхождением. А снисхождение Церкви к происходящему при наличии объективных «уважительных» причин не нужно трактовать как зеленый свет и разрешение на любые действия», – говорит иеродиакон Паисий. 

IMG_5391.JPG

Имам Джамиль Енгалычев рассказал, почему в исламе не принято кремировать: 

«С точки зрения ислама – это порицаемое действие, более того, даже запрещенное. По канонам ислама усопшего надо обязательно предать земле. Умершего заворачивают в три слоя ткани, читают над ним погребальную молитву и предают земле. Это является коллективной ответственностью мусульман. То есть, если этого не было сделано, все, кто мог совершить эти действия, считаются согрешившими. Сжигание даже по отношению к вредным насекомым или животным допускается только в исключительных случаях. В Коране Всевышний дал знать, что прерогатива сжигания присуща именно ему. Это самое болезненное, что может испытывать человек».  

Он добавил, что многие мусульмане отворачиваются от традиции и говорят, что кремация – это последняя воля умершего. «Незнание канонов – это одна из актуальных проблем», – сказал Джамиль Енгалычев.

Однако новая традиция кремации все же утверждается в нашей жизни. И этому есть объективные причины, которые невозможно решить с помощью Божественного Провидения: в городах просто-напросто заканчивается доступная земля для организации кладбищ, растут затраты на содержание в более или менее приличном виде существующих мемориальных комплексов, а стоимость похорон с традиционной копкой могил, дальнейшим обустройством захоронений становится просто баснословной. 

Так что новая традиция рано или поздно станет практически основным способом захоронения, и человечество вынуждено будет это принять.

Крупные города столкнулись с огромной проблемой – для организации кладбищ начало не хватать земли. Уже в самое ближайшее время эта проблема станет неразрешимой. Но в последние годы появилась доступная альтернатива – кремация. В Новосибирске уже действуют несколько крематориев. В текущем году более 20 процентов усопших были кремированы. Однако у этой погребальной традиции есть как сторонники, так и противники. Что движет людьми в выборе способа упокоения праха усопших? Сибкрай.ru подробно разобрался в проблеме.

Новосибирские кладбища начали обносить колумбарными стенами – мэрия сделала это пока только на «Заельцовском» и «Инском», при этом глава департамента инвестиций, потребительского рынка, инноваций и предпринимательства мэрии Виталий Витухин пообещал, что в течение трех лет колумбарии появятся и на всех остальных кладбищах. Такой же курс выбрал и город-спутник Новосибирска Бердск, это обусловлено нехваткой мест для захоронений. В Бердске городское кладбище уже заняло 1% от площади города.  

Кремация становится все более популярной. Как сообщили Сибкрай.ru в мэрии Новосибирска, в период с 1 января по 31 мая 2022 года «на территории общественных кладбищ города Новосибирска предоставлено участков для погребения умерших в гробу – 4526, для погребения урны с прахом – 1252». То есть порядка 21 % от всех усопших в этом году были кремированы. 

Впрочем, это данные только по захоронениям на городских кладбищах – урны с прахом можно туда и не везти. Колумбарии крематориев предлагают ячейки в аренду, а кто-то хранит прах предков дома или перевозит его в другие регионы. 

IMG_5360.JPG

«Услуги по кремации умерших оказываются крематориями, которые являются хозяйствующими субъектами (коммерческими организациями) и вправе самостоятельно осуществлять свою деятельность без предоставления сведений в органы местного самоуправления», – уточнили в мэрии. 

В Новосибирске действуют два крематория. Один из них существует почти 20 лет – он открылся в 2003 году. Это знаменитый на всю страну первый частный крематорий Якушиных – с гуляющим по саду памяти верблюдом и очень популярным у новосибирцев и гостей города «музеем смерти». Второй принадлежит старейшему «Похоронному дому ИМИ», и открылся в 2015 году в трех километрах от первого. 

ИМИ.jpg

Крематории в выигрыше 

Оба крематория фиксируют рост числа кремаций в последнее время. Как сообщил Сибкрай.ru сын основателя Новосибирского крематория покойного Сергея Якушина Борис Якушин, за год они провели порядка десяти тысяч кремаций. При этом общий удельный вес кремаций с каждым годом увеличивается. 

«До 2015 года кремационный барьер у нас составлял до 350 кремаций в месяц. С 2018 года мы начали наблюдать рост. В 2019 году было чуть более 700 в месяц. А пандемия нас вывела на другие показатели. Скажем, в ноябре 2020 года было 1248 кремаций в месяц. В течение 2021-2022 годов – по 1000 кремаций в месяц», – рассказал Борис Якушин. 

Он объяснил, что причина не столько в гигиеничности процедуры, сколько в нехватке мест на кладбищах: 

«50 % всех кремаций по Новосибирску связаны с тем, что люди хотели бы захоронить своего близкого на кладбище, например, на Заельцовском, но по объективным причинам там места для гроба уже нет. Там уже все обнесено оградками, калитками и сделать еще одно захоронение просто невозможно. В данной ситуации жители идут на самый простой шаг – кремируют своего близкого и урну с его прахом беспрепятственно захоранивают на семейном участке. Есть и другие причины, но эта причина главенствующая».  

Screenshot_70.jpg

Директор новосибирского МУП СПС «Похоронный дом «ИМИ» Сергей Бондаренко приводит схожую статистику: 

«Порядка 25-30 % от ушедших из жизни подвергаются кремации – это число делится примерно пополам между двумя действующими крематориями. Рост есть, по сравнению с традиционными захоронениями, но не рывком и он незначителен. В период COVID-19, конечно, был рост летальных исходов, в рамках этого было и увеличение кремаций». 

Новосибирск и не только 

В Новосибирский крематорий очень часто обращаются и жители других регионов. 

«40 % из этих 10 тысяч составляют как раз иногородние заказчики: это Томск, Омск и Красноярск, также у нас бывает Иркутск и Казахстан. Интересный факт  –  в Томске построен крематорий, но пока не запущен. Как и в Алмате. Там точно такое же кремационное оборудование, как у нас», – отметил Якушин. 

IMG_5410 (1).JPG

Кроме того, некоторые новосибирцы эксгумируют своих родных, чтобы перевезти их прах, например, за границу. 

«До 2019 года услуга перезахоронения умерших была очень популярна: раз в неделю с июля по сентябрь наш крематорий оказывал ее минимум три раза. Потом выяснилось, что это нарушение: поскольку это эксгумация, а она попадает под действие другого законодательства. И мы оказание данной услуги просто прекратили. Суды длились до 23 июня текущего года. По сути с 23 числа в Новосибирске можно перезахоранивать близких. Если у людей есть такая необходимость, я бы рекомендовал это сделать ближе к осени. Эта услуга была достаточно востребована, думаю, мы к сентябрю наберем очень много предзаказов», – пояснил Якушин. 

Впрочем, эксгумируют не только ради переезда за рубеж или в другой регион. 

«У нас есть один очень уважаемый человек в городе, который собрал себе фамильный семейный склеп. И всех родственников, которые у него в области были погребены в разный период, он привозил, кремировал, и в своей склеп фамильный помещал. Эту культуру надо возрождать, она правильная, потому что там экономия земли идет 10 к 1. Мы применяем, используем и популяризируем эту возможную форму погребения, как фамильное  захоронение», – подтвердил Бондаренко.  

Денежный вопрос 

Принято считать, что похороны – это дорого. Впрочем, существует гарантированный перечень, согласно которому бюджет может взять на себя обязательства по похоронам, не превышающим 10 519 рублей. Но, в реальности затраты на похороны выше в разы. К тому же более половины суммы затрат расходуется «в черную». 

Тем не менее, кремация может стоить сравнительно дешево. По данным Якушина, в среднем кремация обойдется в 50 тысяч рублей, как и похороны. 

DSC_0003.JPG  

«Можно дешевле – 30 тысяч. Еще дешевле – это, как правило, без прощания, без венков. В целом услуга крематория, если убирать принадлежности, катафальный транспорт, в среднем стоит 14-18 тысяч рублей. В эту сумму входит зал прощания, подготовка тела, хранение и кремация непосредственно», – уточнил Якушин. 

Самый большой зал, самые дорогие катафалки и лошади обходились состоятельным новосибирцам в 300-400 тысяч рублей. Больше миллиона рублей в Новосибирском крематории еще никто не оставлял. 

«Кремация – абсолютно прозрачна. Здесь  отсутствует какая-то теневая составляющая. Как говорится, все под чек. Она дешевле, чем традиционное захоронение, потому что, если все посчитать – от начала до конца (все возможные платы при погребении в землю), конечно, кремация качественно выигрывает», – согласен Бондаренко. 

Вопрос о душе 

Однако не все так просто. Разным конфессиям кремация претит по разным причинам. Православные верят во всеобщее воскресение, а мусульмане – в то, что душа чувствует все, что происходит с телом после смерти. Поэтому Русская Православная Церковь считает кремацию возможной лишь в исключительных случаях, а в исламе ее не приемлют вообще.  

Иеродиакон Паисий Коновалов рассказал Сибкрай.ru, что в 2015 году состоялось заседание Священного Синода РПЦ, в ходе которого был принят документ о нормах погребения усопших православных христиан. Единственный приемлемый способ – это предание тела земле. Исключением может стать требование светского законодательства отдельных стран или надобность перевезти останки на большое расстояние. 

«Кремация по сути своей – это явление языческое, оно противоречит духу и традициям Русской Православной Церкви, и православия в целом. Но Церковь относится к этому со снисхождением. А снисхождение Церкви к происходящему при наличии объективных «уважительных» причин не нужно трактовать как зеленый свет и разрешение на любые действия», – говорит иеродиакон Паисий. 

IMG_5391.JPG

Имам Джамиль Енгалычев рассказал, почему в исламе не принято кремировать: 

«С точки зрения ислама – это порицаемое действие, более того, даже запрещенное. По канонам ислама усопшего надо обязательно предать земле. Умершего заворачивают в три слоя ткани, читают над ним погребальную молитву и предают земле. Это является коллективной ответственностью мусульман. То есть, если этого не было сделано, все, кто мог совершить эти действия, считаются согрешившими. Сжигание даже по отношению к вредным насекомым или животным допускается только в исключительных случаях. В Коране Всевышний дал знать, что прерогатива сжигания присуща именно ему. Это самое болезненное, что может испытывать человек».  

Он добавил, что многие мусульмане отворачиваются от традиции и говорят, что кремация – это последняя воля умершего. «Незнание канонов – это одна из актуальных проблем», – сказал Джамиль Енгалычев.

Однако новая традиция кремации все же утверждается в нашей жизни. И этому есть объективные причины, которые невозможно решить с помощью Божественного Провидения: в городах просто-напросто заканчивается доступная земля для организации кладбищ, растут затраты на содержание в более или менее приличном виде существующих мемориальных комплексов, а стоимость похорон с традиционной копкой могил, дальнейшим обустройством захоронений становится просто баснословной. 

Так что новая традиция рано или поздно станет практически основным способом захоронения, и человечество вынуждено будет это принять.