Лента новостей

Все новости

Популярное

ЦДЖ: что общего в делах Ярового и Обласова

 Андрей Кузнецов   Фото: СКР

ЦДЖ: что общего в делах Ярового и Обласова

Приговор с условным сроком во второй раз неожиданно получил бизнесмен Олег Яровой. «Иммунитет» от реального срока предприниматель мог получить лишь благодаря своей осведомленности. Отношением со следствием Яровой отличается от другого бизнесмена Михаила Обласова, который остается в СИЗО. А что в их делах общего – разобралось агентство «Центр деловой жизни» (ЦДЖ).

Бизнесмен Олег Яровой получил второй приговор с условным сроком – явление редчайшее, требующее выдающихся заслуг перед следствием. У этой истории есть параллели с уголовным делом против Михаила Обласова, вокруг которого зависла интрига. 2 июня суд продлил Обласову на 2 месяца арест, отказавшись выпустить бизнесмена под залог 5 миллионов рублей. В тот же день партнёр Обласова Николай Вдов, так же арестованный в апреле по обвинению в мошенничестве, был отпущен под домашний арест. Это признак, что у предпринимателей наметилась разная стратегия взаимодействия со следствием.

1 июня стало известно, что Следственный комитет России объявил в международный розыск бывшего заместителя прокурора Новосибирской области Любовь Кузьменок. ЦДЖ ещё в начале февраля сообщал, что Кузьменок избежала ареста одновременно с экс-прокурором области Владимиром Фалилеевым и ещё одним зампрокурора Андреем Турбиным только потому, что была за границей. Теперь по процессуальной целесообразности суд заочно арестовал её на 2 месяца по обвинению во взяточничестве. Это ещё одно проявившееся последствие дела Олега Ярового.

Яровой известный предприниматель, возглавлявший советы директоров заводов «ВИНАП» и «Экран». Его наиболее прокачанной компетенцией было «решать вопросы», в том числе, с представителями правоохранительных органов. Авторитет Ярового не подвергался сомнениям, его связями пользовались многие видные бизнесмены Новосибирска. Поэтому арест предпринимателя летом 2020 года грянул громом среди ясного неба. Тучи показались ещё гуще, когда стала известна причина возбуждения уголовного дела. Бывший партнёр по «ВИНАПу» Юрий Верясов обвинил Ярового в хищении 170 миллионов рублей. Знакомые с подоплёкой источники утверждали, что суть кейса в недонесении суммы до конечных адресатов.

Оказавшись за решёткой, Яровой стал ценной добычей для следователей. Силовики стали раскручивать клубок отношений бизнесмена с разного уровня сотрудниками прокуратуры. И ниточки привели уже довольно глубоко — свершилось две волны «прокурорских» арестов. В ходе первой за решёткой оказались экс-прокурор Новосибирска Денис Ференец и бывший руководитель одного из управлений областной прокуратуры Александра Аверина. Тогда Яровой стал фигурантом ещё одного дела. В основе истории отношения предпринимателя с руководителем компании «ЭКФАРД» Натальей Васильевой: бизнесмен занимал ей деньги в 2014-2017 годах, и, не дождавшись возврата, инициировал уголовное преследование должницы. По версии следствия, дело помогли сфабриковать Ференец и Аверина, а также предприниматели Павел Кулибанов, Михаил Федосеев и Дмитрий Куклин. В 2018 году дело против Васильевой развалилось в суде с формулировкой «за отсутствием состава преступления», а двумя годами после инициаторы сами стали объектами преследования.

Не было сомнений, на основе чего держалась позиция обвинения: Яровой заключил сделку со следствием и вышел на свободу, проведя в заключении 10 месяцев. Вторая волна «прокурорских» арестов, уже упомянутая выше, случилась в начале февраля. Фалилеева и Турбина арестовали по обвинению во взяточничестве. Сейчас по тому же поводу будут искать за границей Кузьменок. Куда выведет эта история непонятно, по крайней мере, пока не прояснится, кто и за что эти взятки давал.

Для Ярового криминальная страница кажется перевёрнутой. В начале марта он получил три года условно за ложный донос с фабрикацией показаний и доказательств. В конце марта ему добавили четыре года за мошенничество с деньгами Верясова. Также с Ярового взыскали 130 миллионов рублей. Сумма внушительная. Но важней здесь то, что в обычной практике второй обвинительный приговор по тяжёлой уголовной статье не позволяет надеяться на условный срок. В том, что приговор будет именно обвинительным сомнений не было: Яровой заключил сделки со следствием и признал вину по обоим своим делам. И тут вдруг – свобода. Цена которой, несомненно, в показаниях, которые дал весьма осведомлённый предприниматель.

Что здесь общего с делом Михаила Обласова, которого в апреле арестовали по обвинению в мошенничестве с землёй СНТ «Сказочная поляна»? Как и у Ярового, сильными сторонами Обласова были осведомлённость и связи в госструктурах. В том числе, проявлявшиеся в партнёрствах с коммерческим интересом. Истеблишмент гадает, какие показания и против кого может дать предприниматель, чтобы вернуть свободу. Но Обласов под стражей уже полтора месяца и пока темы его доверительных диалогов с силовиками остаются лишь на уровне непроверяемых слухов.
Приговор с условным сроком во второй раз неожиданно получил бизнесмен Олег Яровой. «Иммунитет» от реального срока предприниматель мог получить лишь благодаря своей осведомленности. Отношением со следствием Яровой отличается от другого бизнесмена Михаила Обласова, который остается в СИЗО. А что в их делах общего – разобралось агентство «Центр деловой жизни» (ЦДЖ).

Бизнесмен Олег Яровой получил второй приговор с условным сроком – явление редчайшее, требующее выдающихся заслуг перед следствием. У этой истории есть параллели с уголовным делом против Михаила Обласова, вокруг которого зависла интрига. 2 июня суд продлил Обласову на 2 месяца арест, отказавшись выпустить бизнесмена под залог 5 миллионов рублей. В тот же день партнёр Обласова Николай Вдов, так же арестованный в апреле по обвинению в мошенничестве, был отпущен под домашний арест. Это признак, что у предпринимателей наметилась разная стратегия взаимодействия со следствием.

1 июня стало известно, что Следственный комитет России объявил в международный розыск бывшего заместителя прокурора Новосибирской области Любовь Кузьменок. ЦДЖ ещё в начале февраля сообщал, что Кузьменок избежала ареста одновременно с экс-прокурором области Владимиром Фалилеевым и ещё одним зампрокурора Андреем Турбиным только потому, что была за границей. Теперь по процессуальной целесообразности суд заочно арестовал её на 2 месяца по обвинению во взяточничестве. Это ещё одно проявившееся последствие дела Олега Ярового.

Яровой известный предприниматель, возглавлявший советы директоров заводов «ВИНАП» и «Экран». Его наиболее прокачанной компетенцией было «решать вопросы», в том числе, с представителями правоохранительных органов. Авторитет Ярового не подвергался сомнениям, его связями пользовались многие видные бизнесмены Новосибирска. Поэтому арест предпринимателя летом 2020 года грянул громом среди ясного неба. Тучи показались ещё гуще, когда стала известна причина возбуждения уголовного дела. Бывший партнёр по «ВИНАПу» Юрий Верясов обвинил Ярового в хищении 170 миллионов рублей. Знакомые с подоплёкой источники утверждали, что суть кейса в недонесении суммы до конечных адресатов.

Оказавшись за решёткой, Яровой стал ценной добычей для следователей. Силовики стали раскручивать клубок отношений бизнесмена с разного уровня сотрудниками прокуратуры. И ниточки привели уже довольно глубоко — свершилось две волны «прокурорских» арестов. В ходе первой за решёткой оказались экс-прокурор Новосибирска Денис Ференец и бывший руководитель одного из управлений областной прокуратуры Александра Аверина. Тогда Яровой стал фигурантом ещё одного дела. В основе истории отношения предпринимателя с руководителем компании «ЭКФАРД» Натальей Васильевой: бизнесмен занимал ей деньги в 2014-2017 годах, и, не дождавшись возврата, инициировал уголовное преследование должницы. По версии следствия, дело помогли сфабриковать Ференец и Аверина, а также предприниматели Павел Кулибанов, Михаил Федосеев и Дмитрий Куклин. В 2018 году дело против Васильевой развалилось в суде с формулировкой «за отсутствием состава преступления», а двумя годами после инициаторы сами стали объектами преследования.

Не было сомнений, на основе чего держалась позиция обвинения: Яровой заключил сделку со следствием и вышел на свободу, проведя в заключении 10 месяцев. Вторая волна «прокурорских» арестов, уже упомянутая выше, случилась в начале февраля. Фалилеева и Турбина арестовали по обвинению во взяточничестве. Сейчас по тому же поводу будут искать за границей Кузьменок. Куда выведет эта история непонятно, по крайней мере, пока не прояснится, кто и за что эти взятки давал.

Для Ярового криминальная страница кажется перевёрнутой. В начале марта он получил три года условно за ложный донос с фабрикацией показаний и доказательств. В конце марта ему добавили четыре года за мошенничество с деньгами Верясова. Также с Ярового взыскали 130 миллионов рублей. Сумма внушительная. Но важней здесь то, что в обычной практике второй обвинительный приговор по тяжёлой уголовной статье не позволяет надеяться на условный срок. В том, что приговор будет именно обвинительным сомнений не было: Яровой заключил сделки со следствием и признал вину по обоим своим делам. И тут вдруг – свобода. Цена которой, несомненно, в показаниях, которые дал весьма осведомлённый предприниматель.

Что здесь общего с делом Михаила Обласова, которого в апреле арестовали по обвинению в мошенничестве с землёй СНТ «Сказочная поляна»? Как и у Ярового, сильными сторонами Обласова были осведомлённость и связи в госструктурах. В том числе, проявлявшиеся в партнёрствах с коммерческим интересом. Истеблишмент гадает, какие показания и против кого может дать предприниматель, чтобы вернуть свободу. Но Обласов под стражей уже полтора месяца и пока темы его доверительных диалогов с силовиками остаются лишь на уровне непроверяемых слухов.