Лента новостей

Все новости

Популярное

Почему минздрав отказался от помощи частных клиник в борьбе с COVID-19?

01 октября 2020 11:12     Фото: Facebook.com | Елена Бобяк

Когда государственная система здравоохранения задыхалась в начале пандемии, частные клиники сидели без работы. Московские власти нашли способ, чтобы привлечь их к борьбе с ковидом, новосибирские – нет. Почему так произошло и как можно было бы задействовать частную медицинскую практику в общенародной борьбе с пандемией размышляет директор медицинского агентства «МедАссистанс» и бывший исполнительный директор «Ассоциации руководителей медицинских организаций Сибири» Елена Бобяк.

Обо всем, что происходило, я знаю не понаслышке, пишет Елена Бобяк в своем Facebook. По ее словам, первая фаза распространения инфекции пришлась на самое начало пандемии, когда был принят ряд неверных управленческих решений.

«Конец марта, только что во всей стране объявили карантин. Это, собственно, были единственные две-три недели, когда жители Новосибирска действительно соблюдали карантин и носили маски. В это время выходят первые отраслевые рекомендации и приказы по диагностике и лечению COVID-19. В это же время в Новосибирск начинают массово возвращаться жители – из-за границы, из путешествий, с командировок. И довольно долго – это единственная категория пациентов, кому делают тест на COVID. Все остальные, даже с нетипичной еще тогда для нас пневмонией, с потерей обоняния, с характерным анамнезом остаются без теста, даже при наличие симптомов; если могут – ходят на работу. К ним приходят врачи из поликлиники, заботливо смотрят им горло и слушают легкие и, если состояние ухудшается, везут в дежурные стационары, не приспособленные для приема пациентов с COVID-19», – напоминает Елена Бобяк.

Позже в распространении коронавируса обвинили несознательное население – тех, кто не носил маски, не соблюдал дистанцию и ездил заграницу.

«Мое мнение – рост заболеваемости на этом этапе в Новосибирске произошел путем распространения инфекции среди персонала и пациентов стационаров и поликлиник. И в этот момент средства индивидуальной защиты для медицинских работников были только в специально оборудованных для приема пациентов с COVID больницах. Я, конечно, имею в виду СИЗы необходимого уровня защиты», – отмечает Бобяк.

Зная ситуацию изнутри, она рассказала, что директора частных клиник оказались в информационной изоляции – все постановления областного правительства их не касались. «Ассоциация руководителей медицинских организаций Сибири» в конце марта написала письмо в министерство здравоохранения Новосибирской области и управление Роспотребнадзора.

«Мы просили хотя бы оперативно присылать приказы и постановления, касающиеся COVID, чтобы принять все меры для защиты сотрудников и пациентов. Нам не отвечали или отвечали, что частные клиники могут делать что угодно, пусть получают информацию из открытых источников, а если что пойдет не так – мы их накажем, непременно. Одно из наших предложений, кстати, было взять на себя консультации амбулаторных пациентов, в том числе дистанционные. Чиновники нам отказали. Население объявило сбор средств для покупки СИЗов для медицинских работников бригад скорой помощи, стационаров, поликлиник. В это время фиксировали единичные случаи COVID-19 и то не каждый день. И мы еще верили в чудодейственную силу гидроксихлорохина и калетры и думали, что главное – чтобы под рукой оказался аппарат ИВЛ. Наши пациенты обращались к нам в основном с другими вопросам – где еще не отменена плановая госпитализация, например», – поделилась Елена Бобяк.

По ее мнению, к маю 2020 года не было ни одного стационара, ни одной поликлиники, свободных от COVID-19. При этом серьезных организационных изменений не происходило. Тесты хотя и начали делать медработникам, но далеко не всем. Сотрудники поликлиник продолжали выезжать на вызовы к пациентам с «признаками ОРВИ», а на следующий день приглашали их в поликлинику, чтобы сделать флюорограмму для исключения пневмонии. В результате потенциально зараженные COVID-19 часами сидели в общих очередях. Пациентов с подтвержденной пневмонией везли в «распределительные» госпитали, где те из них, кто получил положительные результаты теста, контактировали с условно не зараженными. К этому моменту рост больных пошел по экспоненте.

«Частные клиники осознали, что никакой поддержки от чиновников ждать не надо, самостоятельно разделили потоки или отказались обслуживать пациентов с симптомами ОРВИ, если потоки разделить не получалось. Все освоили навыки дистанционных консультаций. Пациенты довольно быстро поняли, что спасение утопающих дело рук самих утопающих – самоизолировались при первых симптомах, контролировали свое состояние, сами себе назначали МСКТ и искали возможность получения дистанционных консультаций. Слово «сатурация» прочно вошло в обиход. Тесты по-прежнему назначались примерно одному из десяти заболевших, и назначить их мог только врач государственной поликлиники. Потому что у пациентов с симптомами частные клиники брать тесты не имели права», – вспоминает Бобяк.

По ее словам, в мае-июне 99% обращений были связаны с COVID-19. Задачей «платных» врачей было консультировать: как не заразить окружающих, как не дать болезни пойти по жесткому варианту, в каком случае настаивать на госпитализации.

«Пульмонологи работали сутками, практически без сна. Врачи государственных поликлиник и стационаров оказались заложниками системы, заболеть мог каждый, каждый рисковал ежеминутно, они герои, несомненно. Без их самоотверженного труда жертв было бы в разы больше. Мы справились, все вместе, помогая друг другу, так или иначе. Отдельное спасибо тем врачам, которые публиковали жизненно важную информацию, клиникам, которые дали возможность пациентам обследоваться и работникам аптек, продававшим препараты. Да, возможно, в «мирное» время, это неправильно и недопустимо. Но летом 2020-го это спасло жизни сотням, если не тысячам жителям Новосибирска. И в соседнем Казахстане, где такой возможности не было, все было гораздо печальнее», – подчеркивает эксперт.

В преддверии новой волны исполнительный директор «Ассоциации руководителей медицинских организаций Сибири» Елена Бобяк хочет услышать от областного минздрава и управления Роспотребнадзора ответы на наболевшие вопросы медиков.

В частности, ее интересует, как случилось, что, несмотря на все изданные приказы и постановления, система здравоохранения стала основным очагом распространения инфекции? Кто в начале эпидемии принимал решение госпитализировать, в том числе принудительно, бессимптомных носителей и пациентов с легкими симптомами? Как допустили, что врачи поликлиник ходили на дом к пациентам с симптомами ОРВИ без средств защиты, а потом шли на прием в поликлинику и принимали других больных? Почему не задействовали ресурсы частных клиник, когда те сами предлагали помощь? Куда смотрел Роспотребнадзор, когда практически не проводилось эпидемиологических исследований, и контактным не была рекомендована самоизоляция, за исключением редких случаев?

В конце своего обращения она выразила надежду, что новосибирские чиновники смогут проанализировать опыт лета 2020-го и понять, что нужно изменить в системе, чтобы пациенты не получали COVID-19 вместе с медицинской помощью, а врачи смогли без потерь (и физических, и моральных) пережить вторую волну.


comments powered by HyperComments

В России и мире

Иван Бунин ненавидел Ленина и большевиков, но искренне любил Россию
Названы роковые ошибки при лечении коронавирусной инфекции
Россия на пороге очередного скандала: Вакцина  «Спутник V» не спасла депутата Госдумы от COVID-19
Выплаты на детей до 16 лет предложили повторить в России
Российские ученые рассказали, что убьет коронавирус
Города без карантина: куда россияне могут ехать свободно, а где ждет изоляция
Выявлена наиболее устойчивая к коронавирусу группа крови
Полчища пауков-волков штурмуют квартиры многоэтажек
Эксперты: причиной отравления прибрежья Камчатки стали водоросли
Главу архангельского министерства образования заподозрили в педофилии