Лента новостей

Все новости

Популярное

«ОМОН приедет»: госпитализация семьи с подозрением на COVID

01 мая 2020 20:50   Рихарда Лем   Фото: предоставлено героиней материала

Наталья Прохорович уже неделю живет с сыном в детской инфекционной больнице. Ее определили туда по решению суда после контакта с зараженным, но результаты теста у всей семьи – отрицательные, симптомов нет, они просто занимают чужие места. Сибирячка уверена,их права нарушены, и она собирается в суд.

В понедельник, 20 апреля, супруги узнали, что среди их знакомых есть COVID-положительный человек. «Контакт – из близкого круга. Серьезный парень: семья-работа. Никаких симптомов, естественно, у него не было, когда общались. Они и общались-то совсем немного, но все-таки», – рассказывает Наталья.

Как законопослушные и ответственные люди, муж с женой и пятилетним сыном самоизолировались и сообщили о контакте в поликлинику. От госпитализации сразу отказались, но анализ попросили сделать.

index.jpg


Тщательно все документировали, особенно то, что касается ребенка. Дважды в день ежедневно присылали педиатру на Whatsapp данные о его самочувствии: температура 36 и 6, ничего не беспокоит. Но разве могли они думать, что их жизнь в кошмар превратит не вирус, а система здравоохранения?

«Перед соседями будет стыдно»

Сами супруги тоже чувствовали себя сравнительно неплохо, причин для беспокойства не было. И вот в пятницу, 24 апреля, за ними пришли. Без предупреждения, поздним вечером.

«Мы смотрим телевизор, как сейчас помню, «Уральские пельмени», ребенок прыгает по спорткомплексу, собираемся укладываться спать. Звонок в домофон. Муж спрашивает: «Кто?» – «Роспотребнадзор». Пока они поднимались, я уже подумала, что у нас положительные тесты, удивилась, почему не позвонили. Открываем дверь: в противочумном костюме, респиратор, очки - стоит дама. Представилась представителем Роспотребнадзора. За ней стоит полицейский», – вспоминает Наталья.

На тот момент прошло три дня с анализа, у супругов возникло закономерное подозрение, что к ним пришли неспроста. Дальше диалог происходил так:

– Все, собирайтесь, сейчас вызываем скорую и поедете в больницу.

– Результаты тестов пришли? – интересуется Наталья.

– Каких тестов?

Этот ответ поставил супругов в тупик. Тогда специалист объяснила: они есть в списках контактов (приятель «сдал») и есть донесение из поликлиники о том, что у всех, включая ребенка, высокая температура, кашель, насморк и еще какие-то симптомы.

Screenshot_1.jpg


«Мы при ней меряем всем температуру – в норме, ребенок скачет конем. Нет, вы контактные и больные – в больницу! Мы предлагаем позвать врача – отказ. Мы показываем переписку с педиатром (зафиксировано в Whatsapp), из которой ясно, что ребенок здоров – нет, ее это не колышет, в больницу», – рассказывает Наталья.

Но супруги не соглашаются. Тогда чиновница предъявляет готовое исковое заявление о принудительной госпитализации с уже назначенным временем: 25 апреля в 10.40.

«Вы все равно поедете по суду, – говорит чиновница. – С автоматчиками. Поезжайте добровольно, а то завтра вам перед соседями стыдно будет».

Без решения суда ночные визитеры увезти пациентов не могли, поэтому ретировались.

«Я лично чувствовала злость от бессилия. Кто-то (не врач, а чиновник Роспотребнадзора) решил, что мы представляем собой дикую опасность для общества, для собственного ребенка, и хочет, чтобы я и моя семья поехали в разгар пандемии в инфекционную больницу! Без симптомов. Зачем? Сдать анализы? Мы можем их сдать на дому, мы уже сдали первые тесты. Бессилие перед системой, абсолютная незащищенность, чувство дикой несправедливости», – вспоминает сибирячка.

Что касается соседей, то они не обратили внимания, но это, по словам Натальи, их не волновало: «Нам было все равно».

Даже самым закоренелым преступникам предоставляют защитника, но не потенциально зараженным COVID-19. В ночь на субботу, в условиях жесткой самоизоляции, супруги смогли найти адвоката и успели написать доверенности, а также оправить на электронный адрес суда несколько ходатайств о переносе заседания хотя бы до момента получения результатов тестов.

«Наш представитель даже успела на заседание суда. Но ее даже в двери не пустили. Вот так вот прекрасно! Написано в решении суда, что заседание было открытым, что мы не явились и не прислали своего представителя, что мы в условиях повышенной опасности не можем гарантировать безопасность для окружающих и (загрызть за это готова) подвергаем огромному риску собственного ребенка, который у нас чуть ли не при смерти, а мы отказываемся ехать в больницу», – перечисляет героиня.

Наталья признается, что дико зла на судью. После суда им сказали, что машина с ОМОНом стоит за углом. Чтобы не пугать ребенка, супруги сдались.

Адвокат Ольга Диулина уже подала апелляцию. В ней она опирается на следующие факты, указывающие на множественные нарушения прав подзащитной: Роспотребнадзор не наделен правом подавать иски о принудительной госпитализации; дело рассмотрено с нарушением подсудности (суд не того района); не назначалась медицинская экспертиза, не было предоставлено комиссионное врачебное заключение; Наталью не пустили в суд, ей не был назначен адвокат, что требуется в обязательном порядке; основано решение на донесении из поликлиники, медперсонал которого Наталью и ее семью непосредственно не обследовал.

В результате, несмотря на отрицательные COVID-тесты, из-за решения суда Наталья, ее пятилетний сын и муж находятся в больнице. Мужа положили во взрослую инфекционку на Семьи Шамшиных, а мать и ребенка увезли в Мочище.

Все ходят в «космических костюмах»

Фельдшер «скорой» и врач в приемном покое сказали, что симптомов у Натальи и ее сына нет. Но уйти они не смогут, пока не будет второго отрицательного анализа. Анализ мужа уже пришел, мужчину выписали домой в пятницу, 1 мая. Его попросили (на этот раз обошлось без автоматчиков) посидеть три дня дома до получения результатов третьего теста.

А супруга с ребенком ждут понедельника. Электронные замки на дверях, ведущих на лестничную клетку, удерживают пациентов от возможных побегов. Как рассказала пациентка, на самих палатах замков нет, но выходить им категорически запрещено. Да и не хочется.

палата3.jpg


Палата отдельная. В палате есть все необходимое: свой туалет, душ, есть чайник. Кормят их с сыном нормально, пять раз в день.

«Но больничная еда – есть больничная еда. Вода откровенно говоря не очень, у меня изжога от воды из-под крана, даже кипяченой. Поэтому нас снабжают питьевой водой друзья и родственники. Передачи можно отдавать безопасно, на проходной, без захода на территорию. Сегодня там что-то закрутили гайки и нельзя вдруг стало бананы, апельсины – только яблоки. Но это мелочи», – делится Наталья.

палата.jpg


Условия «не пять звезд», шутит она, но жить можно. Врачами мама довольна, а медсестер называет «лапочками». А вот санитарки их боятся – не заходят в палату, пока пациентка с сыном не отойдет на два метра. Весь персонал ходит в «космических» костюмах. Пациентку беспокоит, что их невозможно менять или дезинфицировать при переходе из палаты в палату: «Нереально держать ребенка круглые сутки в маске. Поэтому сидим в майках, моем руки. Нам передали маски, санитайзер, пытаемся использовать, когда можем. Но это всенесерьезно, конечно, когда за стеной «тяжелые».

Она рассказала, что еще боится, что к ним кого-нибудь подселят – так было с ее знакомым, который попал с ребенком сюда же.

Сын Натальи переносит «заключение» стоически. Только вот внезапно попросил губную гармонику. Передачи разрешены – все, кромеалкоголя и мягких игрушек.

Сейчас Наталья уверена: они здоровые, а даже если и переболели коронавирусом, то бессимптомно.

«У меня нет обиды. У меня злость. Решимость бороться. Желание посмотреть в глаза тому, кто написал «донесение» из поликлиники. Со дня контакта прошло 19 дней, семь из них мы находимся в инфекционной больнице, без симптомов, с первым отрицательным тестом, сданным вторым, результатов которого ждем уже шесть дней. Мы – бессимптомные, обследованные - явно занимаем чье-то место. И на фоне того, что из каждого утюга нам говорят, какие бешеные нагрузки на врачей сейчас, мое пребывание здесь выглядит полным абсурдом», – возмущена сибирячка.

тест.jpg


Видимо, распиаренные экспресс-тесты, которые могли бы решить ряд их проблем, предназначены для кого-то другого. Она собирается судиться, муж подаст свой отдельный иск. Она уже в курсе, что они с мужем не одни такие, с некоторыми товарищами по несчастью удалось установить связь. Но есть и другая сторона гласности.

«Люди узнают о моей ситуации и скрывают симптомы. Они боятся обращаться к врачам! Это очень опасно», – предупреждает о последствиях Наталья Прохорович.


comments powered by HyperComments