Лента новостей

Все новости

Популярное

Александр Осадчий: Поликлиника без очередей – не фантастика

01 апреля 2020 09:16   Павел Глушков

Александр Осадчий был назначен главным врачом ГБУ №3 всего два года назад. Очереди пациентов, нехватка врачей, низки зарплаты – там было все, что так характерно для нашей системы здравоохранения. Сейчас – очереди снижены до минимума, штат укомплектован, зарплаты выросли. Свое дело сделали эффективный менеджмент и нацпроект «Здравоохранение».

- Александр Владимирович, давайте для начала вспомним то время, когда вы пришли в больницу, что бросилось в глаза?

Осадчий.jpg

- В глаза бросились три, наверное, основополагающих момента. Это кадры, оснащенность и финансовое состояние. Не просто нехватка кадров, а была дикая нехватка кадров. Это касалось первичного звена, именно того звена, которое на себя и принимает практически весь удар. На 19 участков было всего четыре специалиста. Это первая и основная причина очередей.

А связано это положение было с тем финансированием. На тот момент для того, чтобы выжить, планово-экономический отдел больницы не придумал ничего лучшего, как предложить сокращать ставки. Меньше людей – меньше расходы на зарплату. А в это время - очереди, невозможность попасть на прием, крики, гам, шум и жалобы пациентов, и нарушение всех норм, какие только возможно было нарушить.

- То есть, это одна из причин очередей в поликлиниках – неукомплектованность штата, а причина этому – управленческая модель главного врача, когда он не ищет способов заработать дополнительно, а сокращает людей ради экономии фонда оплаты труда?

- Да, это так и есть. Берем две практически равные поликлиники. В одной поликлинике полностью заполнены все штаты, она полностью укомплектована первичными специалистами, узкими специалистами, вспомогательными службами, в другой – жуткая нехватка. Понятно, что во второй будут огромные очереди и соответствующее качество оказания медицинской помощи.

- Что в таком случае делать главному врачу, чтобы и штат был полным и денег на всех и на все хватило? Есть ли какие-либо механизмы?

- Конечно, есть. Сейчас работает система подушевого финансирования. Количество людей в районе известно. Допустим, - 40, 50, 100 тысяч – у разных поликлиник по-разному. И на это количество пациентов выделяются средства. Но, кроме этого, есть другие источники финансирования: за профосмотры, диспансеризацию, диспансерный учет. Там есть еще некоторые хитрости, допустим, если человек пришел на диспансеризацию в субботу, и ему оказана услуга – это оплата в двойном размере. Значит, нужно убедить пациентов, создать им условия, чтобы они приходили в субботу… Добавляем сюда еще дневной стационар, который врачу оплачивается отдельно. Врач на дому проводит те или иные процедуры, манипуляции с человеком. Это могут быть капельницы, уколы какие-то, которые ему необходимы. Мы таким образом разгружаем свой коечный стационар, да еще дополнительно зарабатываем. … Иными словами, есть много инструментов тонкой настройки: есть дополнительные источники финансирования, но их можно использовать только при грамотной организации процесса.

- Хорошо, средства нашлись. Вернее, они есть – нужно только принять правильные управленческие решения, чтобы они появились в каждой больнице, но где взять нужных специалистов? Вот вы, например, недавно похвалились на своей странице в Facebook: «Большая удача, удалось принять на работу высококлассного специалиста» - их же не хватает.

- Да, это проблема – грамотных, профессиональных специалистов не хватает. Где-то срабатывает личный контакт, где-то люди среагировали на объявление. Алтайские врачи едут сейчас к нам с удовольствием, потому что зарплата врача в Алтайском крае отличается от зарплаты врача в Новосибирской области. Сейчас нам удалось на 19 участков принять 13 терапевтов, а их было четверо, когда я пришел сюда работать. Средняя зарплата у них сейчас – 67 тысяч рублей, и это не предел.

С узкими специалистами гораздо сложнее. Главное – его найти, а удержать его мы сможем. Потому что хорошо работает механизм софинансирования, это когда ФОМС, наш минздрав в рамках нацпроекта выделяют деньги на то, чтобы привлечь специалиста именно в первичное звено. Это либо поликлиника, либо травмпункт. У нас сейчас шесть специалистов по этой программе софинансирования работают. Мы привлекли эндокринолога, двух участковых специалистов, фельдшер будет по этой программе работать, хирург, невропатолог.

- Теперь об оснащенности и инфраструктуре и об организации процесса. Что можно сделать за счет собственных ресурсов, перераспределения нагрузки, чтобы уменьшить очереди?

- Мы обратили внимание на традиции, психологию пациентов. Все стремятся прийти на прием именно с утра, и пройти все лабораторные и диагностические процедуры за один раз. Так и получалось, что одномоментно с утра огромная очередь в лабораторию, процедурный кабинет. Мы сделали что? Мы разделили наш процедурный кабинет на два, мы берем кровь теперь в двух процедурных кабинетах. Смотрим - все равно очереди сохраняются. Стали делить время, давать людям время по 10 минут. Это буквально вот месяц-два у нас так стало. Точно так же разделили очередь на ЭКГ. После обеда работает дежурный терапевт – если пациент не сумел прийти утром, то после обеда в порядке живой очереди он всегда сможет попасть на прием.

Еще одно средство борьбы с очередью – современный кол-центр – пара компьютеров и телефонов и два сотрудника. Сейчас занимаемся этой проблемой.

- А цифровизация? Нацпроектом предусмотрено внедрение цифровых технологий для автоматизации именно вот этих управленческих процессов.

- К этому и идет. Вот, допустим, на детскую поликлинику мы в конце года прошлого получили 13 компьютеров, оснастили все рабочие места педиатров. Мы убираем из регистратуры человека, который разрывается между телефоном и выдачей карточек, в регистратуре человек начинает работать только с теми, кто пришел к нему. Его задача – это подготовить карточку и передать другому человеку, который пойдет...

- А карточки что, до сих пор в бумажном виде?

- Обязательно. Потому что есть проверки, которая пришла и...

-А почему не электронные?


- Бумажный вид все равно сохраняется, что история болезни, что наша прокуратура будет смотреть бумажный вариант. Пишем для прокуроров. Врач набирает все на компьютере, нажимает на кнопочку, распечатывает все, а после вклеивает в карточку. Если полностью перевести эти процессы в электронный вид, то это сильно разгрузит врача на приеме.

Вообще, цифровизация в здравоохранении давно уже началась, но идёт тяжело, так как требует огромных финансовых вливаний. Тоже касается и «бережливого производства - бережливой поликлиники», её непросто прописать под существующие помещения поликлиник, которые, зачастую расположены в жилых домах на первых этажах . Там маршрутизация возможна только направо или налево. Открытая регистратура - да, уже практически везде, амбразурки поубирали. А вот электронная очередь зачастую отсутствует. Сall-центр тоже редкость, но эти пункты бережливой поликлиники могут быть осилены.

- Давайте обсудим другой вопрос – квалификация врача. У нас терапевт превращается в диспетчера, который распределяет пациентов по узким специалистам. Хотя, на Западе врач более универсален. А у нас они узкоспециализированы, и врач-уролог не может, например, выписать эндокринный препарат своему пациенту, хотя это предусмотрено стандартом лечения его «профильного» заболевания. В итоге – отправляет пациента к другим узким специалистам, хотя сам более профессионально может принять решение. Как решать эту проблему?

- Лет десять на это надо. Мы уходим в проблему образования медицинского. Сегодняшняя система не готовит специалистов широкого профиля. Эту проблему нужно решать на законодательном уровне, пересматривать систему оплаты труда. Была же у нас попытка несколько лет назад сделать семейных врачей. Вот это что-то такое похожее было, но это не было подтверждено потом материально, они ничего не зарабатывали, и никто туда не рвался. А ведь фактически, он брал ответственность на себя и нес двойную, тройную нагрузку. Сегодня доктор должен получать специализацию за свои деньги, да еще с отрывом от производства. Кто на это пойдет! Система непрерывного медицинского образования буксует до сих пор, и буксует очень сильно. И не только я это придумал, это все видят, все попытки ввести вот эти баллы за прослушанные курсы. Она интересная система, она работает везде, во всем мире. Но только не у нас.

Или другой пример – пришла медсестра после училища, у нее специализация – процедурная. Она не имеет право снять кардиограмму, должна бумажку на это получить. Но, научить прикреплять датчики и нажимать нужную кнопочку можно за пару часов. Зачем это усложнять? И так везде, со всеми специальностями.

- Еще один механизм сокращения очередей – это телемедицина. Можно ли в определенных случаях перевести повторный прием у врача в онлайн. Например, пациент наблюдается у специалиста, при первой встрече он его осмотрел, направил на диагностические и лабораторные исследования. Зачем пациенту идти во второй раз, если он может связаться с доктором по интернету, заранее переправив ему все результаты своих исследований?

- Мы опять упираемся лбом в стену нашего законодательства. Потому что у нас есть врачебная тайна, а нынешние каналы связи ее не защищают. Второе - сегодня этот механизм получается очень дорогостоящим. Потому что есть так называемая система ViPNet, с кодировками со всякими, которая позволяет работать по телемедицине. Я могу сказать, что в нашей больнице вот этой системы телемедицинской нет. Потому что у нас нет денег на ее приобретение. Хотя, конечно, можно разработать современные стандарты оказания медицинской помощи, где предусмотреть все случаи, когда врач может назначить не личный прием, а общение по интернету. Второй вопрос: к какому специалисту будет обращаться пациент, к своему, из своей поликлиники? Но, тогда это поликлинику не разгрузит – врач будет тратить то же самое время. Но, в любом случае, идея очень интересная, мы очень скоро придем к тому, что элементы телемедицины будет очень активно внедряться.

заседалово врачи.jpg

Я конкретный пример приведу. Не далее как пару месяцев назад мы отослали некоторые материалы прямо по вотцапу Дмитрию Георгиевичу Мышу в Бостон. Это правнук легендарного Владимира Михайловича Мыша – великого нашего хирурга. Его правнук - прекрасный эндоскопист, он просмотрел все и сказал: «Я согласен с вашим диагнозом, лечите неспецифический язвенный колит. Никакой онкологии там нет». Это потом подтвердилось результатами гистологии – тем самым, мы сократили время на постановку диагноза на десять дней. Человек на десять дней раньше начал принимать уже препараты, и в принципе, через десять дней он уже был доволен.

- Таким же образом можно и консультации получать? Из Барабинска, например, соединиться со специалистом в Новосибирске.

- Конечно. Мы сейчас подключаем наши диагностические аппараты к серверу, и все снимки мы можем в цифровом варианте прямо сразу с него отправлять куда угодно. Но это – частный случай, личные отношения, но уверен, что все идет к тому, чтобы создать систему.

- Вернемся к нацпроекту, с его помощью, как вы сказали, удалось более эффективно организовать работу первичного звена – поликлиники. Это все?

- Нет, конечно. Второе направление нацпроекта – диспансеризация. Человек захотел узнать состояние своего здоровья. Минздравом определены программы, которые человек проходит. Есть первый этап и второй этап диспансеризации. На первый этап он приходит в кабинет, либо в отделение, где ему измерили рост, вес, артериальное давление, глазное давление, сделали ЭКГ. Там он сдал общий анализ крови, на глюкозу и на холестерин. Определенный набор базовых таких показателей, которые позволяют оценить общее состояние. Плюс заполняет анкету - описывает свои жалобы. Врач анализирует ее и быстро определяет – есть ли проблема, нужно ли дальнейшее более глубокое обследование. Но может быть, врач обнаружил, что у человека все показатели в норме, у него особых жалоб нет, тогда все первый этап закончен. Человеку не нужно ничего. Сделал флюорографию, женщина – маммографию, и на этом все. Если врач видит, что – ага, вот тут анализы-то не очень, тогда человек попадает уже на второй этап, уже более развернутый. Где уже можно подключить другие диагностические процедуры. Мы, благодаря этому уже выявили немало онкологических заболеваний, патологий, и смогли своевременно начать лечение.

Те пациенты, кто помоложе, попадают на профосмотры. Там немножко другая программа, она более сжата. Таким образом, нацпроект направлен на то, чтобы каждый человек каждый год проходил либо профосмотр, либо диспансеризацию. Ранняя диагностика заболеваний потом существенно снимает нагрузку на здравоохранение, не говоря уже о том, что значительно продлевает жизнь людям и помогает сберечь здоровье.

- Много говорят о техническом переоснащении больниц в рамках нацпроекта. Насколько существенна и масштабна эта программа?

- У нас был один из самых старых рентген-аппаратов в городе, он отработал 40 лет, уже механически стал разрушаться. Мы получили новый, современный цифровой по областной программе. А по нацпроекту получим оборудование для первичного звена, это будет УЗИ-аппарат, может быть, флюорограф, маммограф. В детское отделение уже точно получим лор-комбайн по нацпроекту, набор окулиста, аппарат ЭКГ.

больница №3_курение.jpg

По большому счету, сделано много, нацпроект и областная программа – логичны, системны и позволяют решать застарелые проблемы. Если бы в них еще были заложены меры борьбы с нашей бюрократией… . Полно дурацких правил, которые давно нужно отменять, пересматривать. Нужно делать систему более гибкой.

Нужен комплексный подход к ремонтам имеющихся помещений. Понимаю, что на это нужны большие средства, которые сейчас направляются на строительство новых поликлиник, которых в городе не хватает. Но и действующие требуют поддержания их в рабочем состоянии

А вообще, при грамотном подходе, при внедрении нормальных управленческих практик даже в рамках нынешних финансовых ресурсов можно еще на порядок повысить эффективность системы здравоохранения. Думаю, до этого дойдут руки.


comments powered by HyperComments

В России и мире

Губернатор в своем Instagram «дразнит» жителей снимками природы
СОБР взял штурмом и застрелил похитителя четырех рулонов обоев
Продолжительные выходные ожидают россиян в июне
Хлебное место: председатель Мосгордумы заработал за год 2 миллиарда рублей
Первый отечественный препарат против коронавируса поступит в больницы Новосибирска уже 11 июня