Лента новостей

Мэр Локоть не заметил нефтяные пятна возле стройки нового ЛДС
Трёх организаторов наркопритона  в Военном Городке отправили в больницу
Наталья Ярославцева назначена министром культуры Новосибирской области
Фигурантов картельного сговора в клинике Мешалкина приговорили  и оштрафовали на миллион
Губернатор Травников назначил новых заместителей и министров
Новосибирские медики заставляли пенсионеров брать кредиты на лечение
«Молодежный романтизм 80-х!»: Андрей Травников позавидовал новосибирским студентам
Горящий трамвай потушили пожарные на улице Вертковская
Четверо жителей Новосибирской области скончались от коронавируса  8 июля
В июне резко выросла смертность в Новосибирске
Конкуренцию на выборах в сентябре обещал спикер Законодательного собрания
Больше половины новосибирцев выздоровели от коронавируса
Все новости

Новая повестка: что значит проводить свою линию в делах?

Виктор Трофимов

Из опыта России на Ближнем Востоке последних дней и примерно двух-трёх лет стало видно, что значит проводить в этом поле именно линию, а не мазки, не ретушь, не свето- и цветотени. Тонкая линия, почти не имеющая толщины – вот образец востребованной новой повестки дня. Врага не всегда требуется убивать. Продуктивнее бывает загнать противника на маргинальные позиции и манипулировать им в своих интересах, обсуждая по возможности и интересы противника. Когда художник проводит своей рукой линию, он не имеет художественного права отклониться ни вверх, ни вниз, ни вправо, ни влево. Если, конечно, он достиг совершенства мастера – вспомним рисунки Леонардо да Винчи. На первом канале ТВ была сделана ошибка, когда пригласили на программу «Голос» слишком выпадающего из ряда эксперта. Это сказывается не непосредственно, а в дальнейшей жизни этого формата. Пропадает интерес. Линия не выдержана и рисунок поплыл и сделать что-то с этим уже трудно. Линию нам помогают проводить табу. Но не только и не столько. Но если вы не верите в табу, то вы наверно и в дьявола не верите? Есть феномен выскочки, парвеню – это не всегда значит морщить нос, это чаще всего брак выборки человеков. В свое время прожил почти шесть лет в Ленинграде – учеба в вузе тогда была длительной. К моменту окончания искали работу в разных крупных организациях, надо было как-то и самим помимо штатного распределения позаботиться о своей судьбе. По крайней мере, в двух из этих организаций нас с другом брали. Но с условием, что работа будет не по специальности. Меня это сразу отвращало. Само собой явилось ощущение, что великий и красивейший город не дает главного – экзистенциального пространства. Великое время искуса для меня уйдет в шлепки невской водички. И это не случайно. Наиболее умышленный город сам выбирает себе ровню. Конечно, можно согласиться на роль свидетеля жизни, но только не в молодые годы. Мне страшно повезло: словно исключительно под меня пришла заявка из одного института Новосибирского Академгородка. Вопрос экзистенциального пространства был сразу решён. Однако сложности только начинались. Но это были возможности для выстраивания своей линии.