Лента новостей

Транспортные прокуроры нашли нарушения на посадочной площадке «ОбьГЭС»
«Уже мухоморы начали расти»: два дома в Новосибирске утонули в фекалиях
Суд отпустил домой обвиненного в мошенничестве банкира Чернявского
Полицейские нашли девочку, которую потеряла пьяная мать в Кировском районе
После снимков сваленных мешков в морге с бирками COVID уволен начальник облздрава
Новосибирские депутаты обезопасят работников на «дистанционке» от увольнений
Двое подростков из Кыштовки пошли купаться и не вернулись
Разобранные ливнёвки и пробитые колёса: последствия ливня в Новосибирске
Рекордное количество умерших: пять человек скончались от коронавируса в Новосибирской области
«Скидка 99%»: 18-летнего новосибирца поймали с поддельными пластиковыми картами
Пять миллионов выделили новосибирским учёным на сейсморазведку
«Пусть никто не обижается»: новый министр культуры заявила, что будет сокращать кадры
Все новости

Шамони ты моя, Шамони!

Любовь Иванова

Он живет в Шамони. Пишет книжки легкого туристического содержания. Пишет вкусно, так, что прочитав, можно и не ехать к подножью Монблана, так как вряд ли действительность будет себя продавать так же талантливо. Он родился в Новосибирске и зовут его Константин Банников. Закончил истфак педагогического и уехал в Москву в аспирантуру… Ходячая иллюстрация пресловутой нашей фирменной транзитивности. Мы здесь все проездом, никто не должен задерживаться надолго. А если пришлось задержаться, значит, что-то не так. «Буду в «Трубе» с вечеринкой альпийской: слайды и все такое…».  В воскресную «Трубу» собралось не слишком много, но все же. Люди оживленно вели себя, и было ясно, что все знакомы друг с другом. «Лекция»,- как отвечала охрана на входе в заведение Алика Аншера на вопрос: «Что у вас сегодня?»,- обещала банальное. Но так, собственно, и вышло. Лектор Банников встал в центре подле экрана, на который вкруговую пущены были слайды на тему Альп. Промчавшись галопом по своим альпийским Европам, Константин явил себя народу все тем же: преподавателем, журналистом, лектором, историком, антропологом… Жизнь в Шамони не лишила его транзитивности. Похоже, что и там ему скучно сидеть на месте. Но там у него все получается: он встречается с разными интересными людьми, пишет о них и о событиях, распоряжающихся их судьбами, пишет о замках, городках, нравах и традициях… Живет в Европе: уютной, прибранной, приветливой. Наезды сюда – дань родине, где никак не обустроится пространство в режиме уюта и порядка. Здесь все «лохмато и космато». И чтобы издавать свои книжки такими гладкими и во всех отношениях приятными, не пришло время, не образовались условия. Да и, как выясняется, книжки покидают нас, как немытую Федору ее утюги и сковородки. Магазины испытывают спад интереса со стороны читателей-покупателей. Переходим на электронный вид чтения. Не хотим библиотек в квартирах, чтобы кичиться перед гостями рядами корешков в позолоте: эта мода прошла навсегда, как нам кажется. … Но Банникова я закупила. Все его альпийские книжки, которые есть только в одном новосибирском магазине. Хорошие книжки. С картинками.  С хорошим языком. Умным человеком написанные.  Жалко только одно.  Не написать ему таких же книжек про Алтай, куда он ездит, не реже, чем любой новосибирец. Не написать ему и про Новосибирск. Не сложится этот пазл. Талантливый журналист, способный талантливо писать, будет писать про дальние страны. А не про свое родное и близкое. И мы будем трещать без умолку про транзитивность, а не про то, что мы сами гоним таланты вон. Создавая условия невыносимости. Создавая блудных сынов, которые ныне не в рубище возвращаются на родной порог, а очень даже хорошо одетые. И мы встречаем их с завистью – хорошо скрытой за восклицаниями: «О, привет! Как ты там?...» И сидим в «Трубе», освещенной слайд-шоу, слушаем альпийские сказки, и не до пива, если разобраться… И вилкой шевелим лениво. Шамони, ты моя, Шамони!