Лента новостей

Областной минздрав закупил оборудование для борьбы с коронавирусом на 53 миллиона рублей
Министр Хальзов объяснил очереди «скорой» у больницы №3 и необходимость госпиталя в Бердске
170 миллионов получат фермеры Новосибирской области
Сборщики подписей за кандидатов от коалиции подозревают в нападении помощников Алексея Джулая
«Лечили как простуду»: молодая мать будет судиться с врачами из-за теста на COVID-19
«Пока только единицы»: как принимают первых посетителей в музеях Новосибирска
Мэр Локоть не заметил нефтяные пятна возле стройки нового ЛДС
Трёх организаторов наркопритона  в Военном Городке отправили в больницу
Наталья Ярославцева назначена министром культуры Новосибирской области
Фигурантов картельного сговора в клинике Мешалкина приговорили  и оштрафовали на миллион
Губернатор Травников назначил новых заместителей и министров
Новосибирские медики заставляли пенсионеров брать кредиты на лечение
Все новости

Явление режиссера народу. Хрия.

Любовь Иванова

Приступ Особенное наслаждение по утрам вызывает не чашечка кофе, не душ, не пение птичек, уже прилетевших с юга, а явление в прямом эфире режиссеров театра. Благо, что новосибирские телеканалы затевают такие чудеса. Парафраз Обычно, такие подарки готовят перед премьерами. Накануне разыскивают режиссеров, созваниваются. Демиурги соглашаются, наконец, и взволнованные ведущие усаживают их поудобнее.  Кто, подобно Голлуму, скрыты от глаз зрителя, вдруг выглядывают на свет. «Моя прелесть!».  Кольцо всевластия – зрительское внимание -  они хотят заполучить в свои руки. И поворачивают к нам затуманенное лицо.  «Фродо,  где  оно у тебя?»,- будто хочет спросить режиссер-Голлум. В это время ведущий начинает свое. Причина  Ведущий бормочет, подглядывает в шпаргалку, чтобы не ошибиться. Он говорит «режиссер», пытаясь изобразить «священный ужас». Но перед ним сидит скучный, не выспавшийся и плохо одетый человек… Ведущий встряхивается, пытаясь собраться и что-нибудь спросить ТАКОЕ. Но нет вопросов. Он, конечно, в традициях русского языка – произносит устную формулу вопроса. Но без вдохновенья. Ведущему не интересно, что будет в театре. Но этого не замечает режиссер. Противное Режиссер вообще ничего не замечает. Он не видит НАС. Зритель, конечно, может спокойно завтракать под эту беседу. Не опасаясь, что вылезут унитазы, как в рекламе или трупы, как в новостях. Но бледность речи, как руки противного Голлума… Будто тянут к нам липкие пальцы. И завтракать скучно. Круассан не лезет под рассуждения о «прекрасном». Ибо режиссер не готов. Он не видит нас. Он не видит ведущего своим зрителем. Он нас не зовет к себе. И это самое противное. Он говорит для себя на своем языке. Подобие Да возьмите хоть прекрасного москвича-бородача Александра Хухлина. Как уж я люблю его за «Волшебное кольцо» по Шергину, за его смелые эксперименты! Он мог поставить «Иллюзии» Вырыпаева – за три дня в Новошахтинске, кажется. Ему, совсем еще молодому, дали золота – «Золотую маску» совсем недавно. Он так свеж, так богат идеями… Но не тут. Не у нас в эфире. Серая мятая рубашка. Разговор про фабулы, то, сё… Николай Макарцев, ведущий, вижу – не пойдет в «Красный факел». Не побежит смотреть «Виндзорских насмешниц». Пример Анастасия Левашенко – другая ведущая утреннего эфира «Вместе» - «включила девушку». Девушку умную, обаятельную, осведомленную… Но и ее гость Михаил Заец, одетый в серенького тона толстовку, был не ярок. «Мюзикл – почему вы его выбрали, ведь вы же не ставили еще такого?..» Нет, еще не ставил мюзикл Заец… Тюменский режиссер, прославленный с первой роли своей Родиона Раскольникова. 15 лет был актером. Вырос в режиссера. Топор играл в его судьбе роль поворотного символа. «Однажды валил лес и вдруг решил «всё!». Воткнул в пень топор и – пошел поступать в театральный». Так примерно рассказывает о себе Михаил. Но не на этот раз. Не сегодня… Когда Анастасия блестит на него глазами. Когда мы ждем импульса от него. Мы же хотим к нему в театр на мюзикл «Мужчина ее мечты»?.. Или не хотим?  Договорился до санитаров. С отчаяния, наверно. «Вот вы говорите, легко всё… а в чем трудность?», - Анастасия «морщит лоб», не морща его. Михаил: «А что, санитарам легко?! Кондукторам легко?! Актеры работают через боль, через усталость, через кровь…» В буквах-то кажется, ничего текст. В словах – видно, что нечего… Свидетельство Эфир – это тоже спектакль. Моноспектакль режиссера.  Он хозяин своего положения, куда ты его не усади. Режиссер, у Вас есть минута, а то и пять, когда Вы можете дать нам почувствовать, что вы можете. ЧТО вы можете. Что ВЫ можете. Что вы МОЖЕТЕ. Заключение Почему же Вы пренебрегаете этим шансом? Почему я на всякий случай запасаюсь круассаном и кофе? Чтобы глядя на Вас, заполняться хоть чем-то. А ведь я так люблю и вас и театр!