Чему учителям учиться, - об этом рассуждали эксперты, оценивая нынешнее состояние и статус школы

Образование / 04 сентября 2012 / 16:12
XII Съезд работников образования Новосибирской области, прошедший в преддверии нового учебного года, дал возможность обсудить многие важнейшие вопросы, с которыми сегодня приходится сталкиваться педагогам. В рамках съезда состоялась панельная дискуссия, участники которой обменялись мнениями о задачах, стоящих перед школой на современном этапе, и путях их решения.
В качестве экспертов на заседании выступили заместитель министра образования и науки РФ Игорь Федюкин, председатель областной общественной организации – профсоюза работников образования Сергей Нелюбов, директор новосибирского лицея № 9, заместитель председателя комиссии по образованию общественной палаты области Георгий Филимонов, директор специализированного учебного научного центра НГУ (более известного как физматшкола) Николай Яворский, руководитель портала Сибкрай.ru, доктор социологических наук, профессор Константин Антонов, митрополит Новосибирский и Бердский Тихон.

                                                                     Добро – на последнем месте?

Заместитель министра образования и науки РФ Игорь Федюкин, открывая дискуссию, отметил:
– Мы исходим из того, что основная тяжесть работы лежит на рядовых учителях, преподавателях, ученых, а министерство является всего лишь сервисным подразделением. Проблем в нашей отрасли хватает, и они общие для всех. Одна из них – избыточное давление сверху, которое, к сожалению, сегодня ощущается на всех уровнях: начиная от детского сада и заканчивая ведущими вузами. Это заметно снижает нашу конкурентоспособность. Мои коллеги, работающие с учреждениями общего образования, провели анализ запросов на предоставление информации, поступающих с разных уровней исполнительной власти, от множества других организаций. Результат показал, что порядка 60 процентов запросов – это статистическая отчетность, дублирующаяся информация, другие недостаточно обоснованные требования. И мы понимаем, что такой нарастающий год от года вал запросов, отчетности не может не отразиться негативно на вашей работе.

Игорь Федюкин сообщил, что министерство намерено предпринять ряд шагов для снижения этой нагрузки. Он также призвал педагогов активнее отражать свою деятельность с помощью Интернета и пообещал ориентировать контролирующие инстанции на максимальное использование статистической информации, сведений с официальных образовательных сайтов и из публичных отчетов.
– Мы сами планируем максимально избегать дублирования, а в перспективе – ввести в действие авторизованную систему обработки данных, которая позволит максимально избавить педагогов от несвойственной им деятельности, – заключил Игорь Федюкин.
Министр образования, науки и инновационной политики Новосибирской области Владимир Никонов полностью согласился с замминистра РФ, подтвердив:
– Действительно, педагогам очень мешает ненужная работа по составлению отчетов. Ко мне уже не раз обращались учителя с просьбой избавить их от этого. Поэтому я хотел бы выразить удовлетворенность тем, что на уровне министерства образования страны нас понимают и поддерживают.

Председатель Новосибирского областного совета ветеранов Вячеслав Журавлев задал заместителю министра вопрос о том, как тот оценивает сегодняшний уровень нравственного, культурного и патриотического воспитания школьников. Отвечая, Игорь Федюкин отметил важность этой темы и ее сложность:
– Можно научить человека быть учителем математики или физики, научить человека быть воспитателем трудно. Невозможно заставить человека быть воспитателем. Есть разные идеи, их нужно развивать, работать над этим всем вместе.

Владимир Никонов поддержал обсуждение:
– Я глубоко убежден, что у нас сегодня центр деятельности по организации не только образовательного, но и воспитательного процесса действительно сместился именно в школу. И задача управляющих органов состоит в том, чтобы обеспечить условия для эффективного решения, в том числе, и вопросов воспитания.
Министр сделал акцент на том, что школа, как государственный институт, сегодня принимает чуть ли не всю ответственность за воспитание ребенка, хотя на этот процесс влияет множество факторов, включая средства массовой информации, особенно электронные, и предложил изложить свою точку зрения на вопросы воспитания митрополиту Новосибирскому и Бердскому Тихону, отметив плодотворное сотрудничество с митрополией с этой сфере.

Его Высокопреосвященство в начале своего выступления подчеркнул, что все процессы, которые идут в современной школе, непосредственно касаются и церкви, у которой есть много своих общеобразовательных учреждений:
– Мы работаем с группами риска: и с наркоманами, и с теми, кто находится в местах заключения, и с оказавшимися в трудной жизненной ситуации, и с лицами без определенного места жительства. И в процессе нашей работы ясно видны ошибки воспитания, ошибки, которые в свое время сделали родители, школа. Нам приходится их поправлять, но мы остаемся здесь одинокими, потому что никто не хочет работать с этими категориями людей. Это очень трудно – перевоспитать человека. Думаю, что о школе очень хорошо говорит священное писание: к старой одежде не прикладывают заплатки из новой. Если менять, то менять надо одежду целиком, иначе одно будет раздирать другое. Так и здесь: мы говорим о помещениях, оборудовании, зарплатах, а главное, что должно сопутствовать образованию, – именно воспитание. 2012 год объявлен годом российской истории, но об этом говорят очень мало. В школе 1 сентября обсуждаются разные темы: олимпийские достижения, семейные ценности. Конечно, это важные вопросы, но почему бы не поговорить с детьми о российской истории? Не рассказать о великих личностях, которые жили здесь, в России? О великих событиях? Почему об этом умалчивают? Обязательно надо говорить с детьми о родной истории, о родном слове, о бескорыстных примерах служения Отечеству. Мы сами теряем, выбиваем из-под своих ног воспитательную почву, а потом удивляемся, почему у нас дети пренебрегают гражданской, патриотической позицией.

Митрополит рассказал о времени, когда он был ребенком, и о том, как тогда воспитывали его и его ровесников педагоги:
– Я учился в школе в 50-е годы. Учителя с нами работали день и ночь, душу свою вкладывали в нас – не за зарплату, а потому что они сами были носителями великой духовной культуры. И мы сами загорались от них этим чувством ответственности, гражданственности и патриотизма. А сегодня, когда в школе или вузе начинаешь говорить о духовной культуре самого преподавателя, о том, что он обязан быть ее носителем, начинается просто истерика: что ты нас учить тут пришел? У нас свои проблемы, надо, чтобы ученики были успешными, толерантными и т.д Я думаю, нам надо меняться самим. И школа наша будет меняться.

                                                                 Профсоюз и корпоративная культура

Владимир Никонов предположил, что выступление владыки Тихона может стать хорошим поводом для обострения полемики, и предложил поддержать ее другим участникам дискуссии. Разговор о статусе педагога, о его авторитете, о том, носителем каких качеств он должен быть, продолжил председатель профсоюза работников образования Сергей Нелюбов:
– В свое время Константин Дмитриевич Ушинский сказал, что невозможно изменить процесс обучения и воспитания, минуя голову учителя. Что такое сегодня статус педагога? С моей точки зрения, у этого вопроса есть две стороны. Одна – это оценка внешняя, со стороны общества, государства, другая – это внутреннее ощущение себя в профессии, то насколько учитель чувствует в себе готовность осуществлять эту деятельность. Очень важно и понимание тех процессов, которые идут в системе образования. Сегодня у нас происходят весьма интересные вещи, связанные с системой повышения квалификации. Сейчас, когда деньги пошли в школы, их руководители и педагоги вправе сами выбрать соответствующее образовательное учреждение с нужным уровнем подготовки. Это хорошо, это определенная степень свободы. Особенно с учетом того, что эти услуги предоставляет все больше организаций, подключаются разные вузы, другие учебные учреждения, и речь теперь идет уже о вариативности получения образования. Дотягивание педагогов до нужного уровня профессиональных компетенций – очень важно, это необходимо делать.

Сергей Нелюбов затронул и тему подготовки специалистов в педагогических университетах, усомнившись в том, что двухуровневая система бакалавриата и магистратуры вообще применима в этой сфере.
– Приведу простой пример, – рассказал он. – Работая в педуниверситете, я столкнулся с такой проблемой: бакалавр учится в течение четырех лет. При этом он не бывает в образовательных учреждениях, еще не знает до конца предмет, практически не ориентирован, но при этом уже думает о том, что ему нужно пойти в магистратуру на специальность «управление» или в психологи. И специалист теряется вообще. Надо ли нам это? Вот вопрос, который требуется обсуждать в педагогическом сообществе. Я спрашиваю выпускников – почему вы не идете в школу? Ведь сегодня система образования защищена государственными гарантиями, социальными льготами. Кто-то уходит от ответа, кто-то просто не знает, что происходит в школах, так как наши средства массовой информации не скупятся на разного рода страшилки, связанные с системой образования. Это комплекс проблем, которые тоже отягощают статус учителя.

Владимир Никонов поинтересовался у руководителя профсоюзной организации, какова сегодня ее роль, в чем на современном этапе заключается защита профессиональных интересов педагога.
– Сегодня роль профессионального союза очень показательна, – ответил Сергей Нелюбов. – С одной стороны, на нем остается важная задача защиты социальных, трудовых и профессиональных прав, но, с другой стороны, мы понимаем, что время не останавливается на месте. Сегодня профессиональный союз должен выходить на более широкое осмысление своих функций. Когда-то профсоюзы были прочно вмонтированы в структуры власти, потом было полное безвременье, невыплата заработной платы, даже забастовки. А сегодня, конечно, ситуация принципиально изменилась, мы вышли на качественно новый уровень. Я вообще являюсь прагматическим оптимистом, я глубоко убежден сам, и коллегам всегда говорю: сегодня задача профсоюза не сводится только к оплате труда и аттестации, теперь этот аспект намного шире, он связан и с новыми стандартами, и с профессиональным статусом учителя, и с его социальной ролью. Профсоюз – а в нем сегодня состоят 72 тысячи членов – еще и формирует корпоративную культуру, дает чувство сопричастности всему, что происходит в системе образования.
– Социальная значимость профессии – это важнейший момент, – подключился к теме Игорь Федюкин. – И мне кажется, что нам стоит поговорить именно о роли общественности. В нашей дискуссии сегодня участвуют представители профессионального сообщества и чиновники из этой сферы. А где же родители? Где законодатели? Хотелось бы, чтобы в дальнейшем на таких мероприятиях присутствовало больше людей, которые могли бы перевести дискуссию от формата диалога между министерствами и учителями к обсуждению тех реальных проблем, которые есть в школах. Было бы глупо полагать, что мы их лучше знаем, чем, скажем, родители.

Владимир Никонов поддержал предложение замминистра и предложил к участию в следующем съезде обязательно привлечь представителей родительской общественности:
– Тогда разговор пойдет еще острее, но будет более приближен к реальности. Нам нельзя замыкаться в своей профессиональной среде.

                                                           «Финансы нельзя делить закрыто»

Продолжая обсуждение, министр подчеркнул, что глубоко убежден: главным звеном организации образования сегодня становится сама школа с ее колоссальным объемом прав и полномочий:
– Даже я в качестве министра чувствую себя бесправным человеком, потому что я не утверждаю ни штатное расписание, ни размер заработной платы, не могу ни назначить, ни снять ни одного руководителя. Все это делает сама школа, осваивая современные механизмы управления. И это правильно. Как готова сегодня школа к этой самостоятельной роли, справляется ли, в какой помощи она нуждается?

Подробно развил эту тему директор новосибирского лицея № 9 Георгий Филимонов:
– Самостоятельность школ – важнейшее направление нашей инициативы, которое успешно реализуется в Новосибирской области. Это очень здорово! Мы, директора, долго добивались самостоятельности, и мы ее получили. А она дает новые возможности, но несет в себе и определенные риски. Главный вопрос: чему подчинить распределение финансовых средств, какой идее? Мы должны создать свою программу развития и повысить качество образования с обеспечением его доступности. Причем создавать ее мы должны не сами, не узким педагогическим коллективом, а с широким включением наших государственных и общественных органов, управляющих и наблюдательных советов. И вот как раз новые финансовые условия позволяют нам реализовывать эти программы успешно и с видением гарантированной экономической перспективы.

Георгий Филимонов сравнил процесс формирования бюджета образовательного учреждения с подготовкой городского бюджета: оба документа должны формироваться «снизу». В школе, начиная от руководителей структурных подразделений, профессиональных объединений, с включением родительской общественности совместно должны приниматься решения: какие средства на какие программы будет наиболее целесообразно потратить.
– Каждое образовательное учреждение в Новосибирской области с 2007 года работает самостоятельно, – продолжил Георгий Филимонов. – Никто не пытается нас регламентировать, указывать, какая зарплата должна быть у какого учителя. Это очень хорошо. Вошел наш лицей в проект специализированных классов – весь коллектив определял, какие направления мы усилим. Решили: каждый учитель, работающий в спецклассе, получает несколько больше, чем другие, работающие на параллели. Фонд оплаты труда – это одна из очень важных составляющих того бюджета, что мы получили. Зарплатой часто люди недовольны, это аксиома. А вот когда они недовольны тем, как распределяются средства, эти вопросы надо регулировать, разъяснять, и такой опыт у нас тоже есть.

Далее Георгий Филимонов затронул очень важную для многих педагогов тему: переход части образовательных учреждений в статус автономных. Он отметил, что это совершенно особый уровень ответственности, прежде всего, руководителя образовательного учреждения, который обязательно должен заручиться поддержкой всего педагогического коллектива.
– Нельзя постоянно ходить к учредителю и говорить: дайте мне денег, – пояснил он свою позицию. – Нужно пытаться заработать самим. И мы зарабатываем. В результате в 2011 году согласованно вложились в программу «Пластиковое окно». А в 2012-м решили, что нам нужны капитальный ремонт столовой и реконструкция помещений – на это необходим один миллион рублей, и мы принимали согласованное решение о его выделении. Мы получили то, чего давно хотели – средства на повышение квалификации, и организовали в июне командную подготовку. Раньше это было очень сложно сделать. А теперь, раз мы платим деньги, мы можем просить и какие-то особые условия для себя. Финансовая самостоятельность нужна. Очень здорово, что те решения, которые принимаются у нас на уровне региона, – они реально работают. Очень много плюсов. А риски – да, они есть, они идут рядом. Я могу оказаться непопулярным в этой аудитории, я могу кого-то обидеть, но я уверен: все наши риски возникают из-за низкого профессионального уровня отдельных руководителей, из-за отсутствия элементарных навыков в экономическом управлении бюджетом современного образовательного учреждения. Финансы ни в коем случае нельзя делить закрыто. В этом системная ошибка руководителей – и тех, кто со стажем, и начинающих. В принципе, я уверен, что возможностей предоставляется гораздо больше чем негативных последствий.

Георгий Филимонов с видимым удовольствием ответил на прозвучавший из аудитории вопрос о возможности внедрения аутсорсинга в образовательные услуги:
– Это реальный опыт лицея. Мы уже в течение двух лет находимся на образовательном аутсорсинге. Когда мы получили финансирование на специализированные классы, договорились с НГТУ. Считаю, что это разумное решение. Во-первых, как руководитель, я не подвожу ни город, ни область, у меня остается высокая средняя заработная плата, а если бы я принял на зарплату в 4-5 тысяч рублей профессоров и доцентов, у меня бы этот показатель рухнул. А во-вторых: ведь гораздо выше уровень ответственности специалиста, когда он получает деньги не от меня, а от своего работодателя. Далее – мы вышли на аутсорсинг по обслуживанию компьютерной техники. Я не могу держать системного администратора, программиста, оператора – я должен деньги дать учителю. Мы отказались от сторожа, передав его функции охранному предприятию. Ну и так далее.
«Президентами и абрамовичами все стать не могут»

Далее ведущий панельной дискуссии Владимир Никонов затронул весьма актуальную для Новосибирска, тему: каким должен быть подход к образованию детей с выдающимися способностями, с особыми потребностями в образовании, и передал слово директору знаменитой физматшколы доктору физико-математических наук, профессору Николаю Яворскому.
– Очень одаренных детей мало, и они часто находятся под нежелательным давлением социума, – отметил Николай Яворский. – Таких светлых ребят нужно собирать вместе, это очень важно. Вот и в нашей области созданы спецклассы, есть у нас ФМШ. В каждой школе есть светлые ребята, и им нужно общаться с подобными себе. Все сказанное относится и к нашим уважаемым педагогам. Нам нужно быть вместе, и тогда наша сила возрастет. Вот уже зарождается такое сообщество учителей спецклассов химии, физики. Это означает, что рождается новый социум, который будет для наших детей очень важным фактором: если такие увлеченные люди будут вместе, тогда мы вырастим хорошее новое поколение. Они – наш главный потенциал, они преобразуют все наше общество. Конечно, если смотреть с позиций остальных участников социума, может показаться, что они выглядят как-то особенно, имеют привилегии. Но нужно понимать, насколько это ценно. А за ценные вещи мы всегда платим соответственно.

Николай Яворский также подчеркнул: особенно важно, чтобы ребенок мог приобретать практические умения и навыки, общаться с настоящей природой, с живыми системами, создавать механизмы, изобретать что-нибудь.
– Главная особенность состоявшейся личности – умение трудиться, без труда нет человека. Поэтому приучить школьников к труду – наша главная задача, – резюмировал он.

Живой интерес у аудитории вызвало выступление руководителя портала Сибкрай.ru, доктора социологических наук, профессора, педагога с большим стажем Константина Антонова.
– Я хочу обратить ваше внимание на один важный момент, – начал он свое выступление. – Какая цель стояла перед системой образования двадцать лет назад? Кого тогда воспитывали? Гармонично развитую личность. Кого мы воспитываем сейчас? Человека, способного адаптироваться к сложным, меняющимся социальным условиям. Согласитесь, это две разных парадигмы. Вот отсюда и слом ментальности в отношении общества к школе. Это нам придется осознать. Вторая проблема не менее угрожающая, хоть она сегодня и не воспринимается большинством специалистов, экспертов в области управления. Раньше детей воспитывали на основе ценностей, традиций повседневности, которые передавались из поколения в поколение. Сегодня же формируются новые ценности и традиции. Выросло поколение, с которым надо учиться общаться, разговаривать, учиться его понимать. Это принципиально иное поколение. Мы видим это и по его участию в протестном движении, и по активности в сети.
Третий момент: сегодня много говорится о достижениях в сфере модернизации образования – и вот она проблема, общество об этом мало знает. Во всяком случае, организаторы панельной дискуссии именно так сформулировали передо мной задачу – поделиться своими мыслями по поводу того, как наладить коммуникацию между системой образования и обществом. На первый взгляд, все достаточно просто: за десять минут я могу назвать множество механизмов модернизации: как создать сайт, как работать со средствами массовой информации, как научиться быть ньюсмейкером… Кстати, тут вот представитель профсоюзов сетовал на СМИ, а я бы спросил, когда он последний раз посылал им какой-нибудь пресс-релиз. Хотя вот митрополия, по своей природе достаточно консервативный институт, на своем сайте регулярно обновляет информацию, работает с населением. Но есть и другая сторона. Мы учимся что-то презентовать, и тут встает вопрос: а что именно, о чем мы хотим сообщить обществу? Казалось бы, все рассказали: сколько школ сдали, сколько денег потратили... И что дальше? Разве этим можно ограничиться? Каждое образовательное учреждение раз в квартал может делать то же самое, и пребывать в полной уверенности: мы кого-то о чем-то проинформировали. Дошла эта информация до кого-то или не дошла, нужна она кому-то или нет – нас это не касается.

Далее Константин Антонов коснулся вопроса о социальном статусе педагога, высказав особое мнение на этот счет:
– Между социальным и профессиональным статусом огромная разница. Социальный статус номинируется, прежде всего, обществом. И если социальный статус низок, то стоит на себя оборотиться и подумать: почему ко мне, учителю (врачу, журналисту, ученому) сегодня такое отношение. Я в этом году был в жюри конкурса «Учитель года». Задаю вопрос учительнице из села: а вы вообще чему учите своих учеников, в чем смысл вашей деятельности? Она отвечает: я даю детям знания, чтобы они в институт поступили. Я уточняю: какова роль школы в жизни вашего конкретного поселения? Ответа нет. Как так? Вы живете не в пустыне: есть какой-то небольшой завод, фермерские хозяйства, вы понимаете, какова их потребность в кадрах? Кого они хотят у себя видеть? Нет, учитель отвечает – такой потребности нет, я работаю по стандарту. Так о каком статусе тут вести речь? Что вы жалуетесь? Какое к вам может быть отношение, если вы, учитель, совершенно не желаете налаживать систему взаимодействия с вашим поселением. А ведь есть и иные примеры. У меня под боком школа. Там есть отличная спортивная площадка. Все лето на ней играли в футбол, в волейбол взрослые мужики и подростки. Я поинтересовался, оказалось, что это отцы с сыновьями резвятся. Из окрестных домов. Договорились с директором и она не только разрешила, но и предложила создать дворовую команду. Школа стала своего рода, центром общественной жизни в этом микрорайоне. Кто мешает остальным искать свое место локальном сообществе? Ведь форм социальной жизни и механизмов повышения социального статуса много.
Социальный статус – это, с одной стороны, номинация общества, с другой – самооценка, то, какими вы себя представляете в этом обществе. Учителя любят говорить о своей мессианской деятельности, о служении, но это все просто слова, если они не смогли реализовать себя в обществе как активные и деятельные субъекты.

Но только определением социального статуса и роли учителя сегодня ограничиваться нельзя, уверен Константин Антонов:
– Согласно Гражданскому кодексу, мы обязаны оказывать образовательные услуги. Проблема заключается в том, что при этом мы должны реально понимать, кто является заказчиком, кто – исполнителем, а кто – получателем этих услуг, и каков социальный статус всех этих звеньев. Мы сегодня этого не знаем. Субъекты лишены четких характеристик. Общество не в состоянии предъявить систему критериев для оценки и для номинирования этих социальных статусов. Точно так же, как родители не могут предъявить критерии, кого они из своих детей хотят вырастить? Президентов, банкиров, абрамовичей? Понятно, что все ими не станут. Тогда кого? Успешных людей? Хорошо зарабатывающих? Это одна жизненная и воспитательная стратегия. Есть и другие. Речь о том, что вот эта недосказанность ведет к тому, что сегодня учитель позиционируется как некий носитель сакрального знания: «попробуйте вы мне скажите, что я неправильно веду предмет и не так воспитываю вашего ребенка». Я оттянусь по полной, транслируя тот социальный статус, который многие из нас сами себе придумали. А придумали мы что – «я безгрешен (безгрешна), у меня за плечами двадцать пять-тридцать лет педагогического стажа, у меня все хорошо, кроме тебя у меня было сто таких родителей, и еще сто будет, или двести или триста, и ты давай, иди отсюда, нечего мне указывать».

Константин Антонов затронул и тему привлечения к образовательному и воспитательному процессам представителей общественности:
– Вот мы говорим: родителей надо привлекать, гражданские институты, церковь. Хорошо, позвали батюшку на классный час, созвали родителей на собрание, привлекли. Дальше что? Ничего. Потому что надо иметь целеполагание. С какой целью мы привлекаем институты гражданского общества? Только с одной, интегрируя их в образовательный и воспитательный процесс, мы должны преследовать цель наделения их ответственностью за образование, за воспитание, за здоровье и за будущее ребенка. Без наделения ответственностью никакие привлечения и взаимодействия не сработают.

Подводя итог этому выступлению, Владимир Никонов отметил, что оратору удалось поднять дискуссию на особый интеллектуальный градус. В целом же министр оценил активный обмен мнениями в рамках круглого стола как очень важный шаг на пути к решению задачи выработки единых ценностей, которая лежит на гражданском обществе.
– Пока оно у нас не очень зрелое, – отметил министр. – И наша с вами задача – выработать понимание своей роли в становлении зрелого человека.
comments powered by HyperComments