Как Транссибирский арт-фестиваль прошел по дороге творчества

Как Транссибирский арт-фестиваль прошел по дороге творчества
Фото: Транссибирский арт-фестиваль
Культура / 07 апреля 2017 / 15:30 / Ирина Яськевич

Ежегодный Транссибирский арт-фестиваль, основателем и бессменным художественным руководителем которого является Вадим Репин, а основным партнером – Новосибирская государственная филармония, состоялся. Причем во всех смыслах: и с формальной точки зрения, то есть в запланированное время и в полном объеме, и содержательно – как крупнейший музыкальный форум России, проводимый за пределами ее европейской части. О том, как прошел четвертый Транссибирский арт-фестиваль, специально для Сибкрай.ru пишет известный искусствовед и музыкальный критик Ирина Яськевич. 

В программу фестиваля вошли 15 концертов с участием выдающихся музыкантов из разных частей света; продолжились традиции, заложенные в предыдущие годы: состоялась мировая премьера крупного музыкального произведения, в программе приняли участие не только приглашенные солисты и дирижеры, но и музыкальный коллектив, константами остались концерт «Дети – детям», открытые репетиции и плотная программа общедоступных мастер-классов всех участников, выезд великих музыкантов в малые города и районные центры Новосибирской области (Бердск, Искитим, Ордынское), а также его движение в других городах и странах, олицетворяющее неостановимое движение метафорического творческого транссибирского экспресса, который на сей раз через Россию (Красноярск, Тюмень, Тобольск, Самару) доберется аж до Брюсселя и заявит о себе в Европарламенте, в зале имени Иегуди Менухина. 

Весь фестиваль был посвящен 80-летию Новосибирской области, что выглядело определенной формальностью, поклоном вежливости в адрес принимающей стороны, так как в его программе не прозвучало ни одно произведение новосибирских композиторов (а достойные, поверьте, есть), либо сочинение, хотя бы тематически связанное с Сибирью. Отдельные же его концерты стали подарками к другим круглым датам, имеющим уже непосредственное отношение к происходящему и его главному герою Вадиму Репину: это 80-летие Новосибирской государственной филармонии и 60-летие Новосибирской государственной консерватории имени М.И. Глинки, в которой знаменитый скрипач хоть и не учился (только в специальной музыкальной школе при ней), но почетным выпускником которой является. Уже в прошлом году стало заметно, что постепенно редуцируется та часть творческого форума, которая позволяет назвать его не просто музыкальным, но арт-фестивалем. В этом году это стало еще более очевидным: фестиваль постепенно отошел от идеи синтеза или содружества искусств и стал собранием исполнительских музыкальных звезд и марафоном прекрасной, в основном классической, музыки. Что ж, это тоже замечательно, тем более, что фестивалей подобного уровня и насыщенности событиями у нас в стране не так уж и много, если учесть масштаб территории.

Пожалуй, самым «слабым звеном» оказалась программа, открывающая фестиваль и почему-то посвященная 80-летию филармонии. В ней прозвучала американская музыка – Копленд и Гершвин – в исполнении Новосибирского академического симфонического оркестра (НАСО) и этнических румынов, проживающих в разных странах: американского дирижера Лоренса Фостера и французской пианистки Даны Чиокарли. Конечно, Копленд – классик американской музыки и некоторые его вещи, например, балеты, сюиты из которых и прозвучали на концерте, более-менее известны. Но все же произведения этого автора не могут быть поставлены в ряд с подлинными музыкальными шедеврами, его музыка не обладает своеобразием, оригинальностью, бедна событиями, эмоционально не задевает и представляет интерес разве что для специалистов или очень любознательных любителей, скорее как контекстное, историческое явление, чем как феномен. Об исполнении судить не берусь – надеюсь, что американец за пультом знал, что делал.

В противоположность Копленду, Гершвина у нас знают и любят все. На концерте прозвучали самые известные его оркестровые пьесы «Рапсодия в стиле блюз» и «Американец в Париже», и, если оценивать только оркестр, – вполне достойно. А вот пианистка показалась весьма заурядной, без собственного отношения к музыке, в итоге прозвучавшей пресно и несколько сумбурно.

Так подробно останавливаюсь на первом концерте, так как уже третий год подряд замечаю, что очень важная в смысловом отношении точка – открытие фестиваля – оказывается не лучшей программой. И не удержусь от совета: может быть, во избежание подобных сюрпризов, сделать традицией «запуск» фестиваля выступлением двух его главных героев – Репина и НАСО – с добротным репертуаром? Думаю, это был бы беспроигрышный вариант.

арт-фестиваль (4).jpg

В остальных концертах фестиваля господствовала зарубежная романтическая музыка, причем явными фаворитами стали два композитора – Брамс и Дворжак, плюс немного Шуберта, Шумана, Берлиоза, Вебера. Довольно солидное место занимало барокко – Вивальди и, преимущественно, Бах. Классицизм и ХХ век (вообще современная музыка) шли небольшими вкраплениями в обширную фестивальную программу, а русская композиторская школа представлена еще скромнее, но вполне предсказуемо – отдельными сочинениями Глинки, Мусоргского и Чайковского. Программа, несомненно, полностью соответствует сегодняшним ожиданиям публики, представляет репертуарный мейнстрим. В этом есть свои плюсы – музыка проверенная, сплошь шедевры, полные залы, радость и даже восторг публики. Но есть и минусы – фестиваль идет почти три недели и к концу возникает усталость от музыки пусть и прекрасной, но все же стилистически однородной, хочется разнообразия в репертуаре. Последнее касается только тех, кто послушал практически все концерты фестиваля, и все же… у организаторов есть повод задуматься.

А теперь о прекрасном. Большая часть концертов была действительно очень высокого уровня. Замечательно прозвучал барочный автор в концерте «Вивальдиссимо» с участием камерного оркестра новосибирской филармонии и итальянского дирижера и скрипача Джулиано Карминьола. Два с лишним часа музыки любимейшего современной публикой Вивальди – это именины сердца. В первом отделении прозвучали не самые известные сочинения – симфония, два скрипичных концерта, во втором же – знаменитые концерты «Времена года», поэтому восторг публики нарастал и вылился в финальную стоячую овацию, что подарило слушателям еще три фрагмента, сыгранных на бис (бурными овациями завершались практически все концерты). Музыканты такое отношение заслужили: оркестр сразу взял верный тон, точно попал в нужную манеру, воспроизвел все тонкости барочного оркестрового письма – идеальное слияние голосов, изысканные штрихи, игру светотеней. При этом не обошлось и без небольших (чуть-чуть волшебных) нарушений гладкого течения музыки (подчеркнутые перепады силы звука, намеренно грубоватое звучание отдельных инструментов, неожиданные легкие цезуры), что придало прочтению свежесть и своеобразие. Солист и дирижер был изыскан и артистичен. Карминьола – специалист по музыке барокко, изучает и много играет Вивальди, поэтому для меломана встреча с ним – как для лингвиста встреча с носителем языка: интересно, познавательно, волнующе и радостно. 

арт-фестиваль (7).jpg

Барочная музыка была также ярко представлена баховскими программами: это органный концерт «Метаморфоза», в котором, в частности, прозвучали фрагменты Немецкой мессы великого композитора в исполнении  Князева и исполнение «Страстей по Иоанну» – одно из важных и ожидаемых событий фестиваля. 

Драматическая оратория Баха бала исполнена международной командой. Для концерта новосибирская филармония предоставила недавно созданную хоровую капеллу и камерный оркестр, солистов же и группу continuo (орган, клавесин, виолончель) обеспечил выпускник Московской консерватории Илья Король, ныне живущий и работающий в Австрии, который провел все сводные репетиции и дирижировал на концерте. 

Впечатления от исполнения оказались неровными. Ряд фрагментов прозвучал замечательно, особенно в первой части. Оркестровое вступление и первый хор задали очень высокую планку – слушатели были стремительно и глубоко вовлечены в атмосферу сакрального трагического повествования, в переживание высокой скорбной эмоции. В целом же хоровые фрагменты различались качественно разным исполнением, им часто не хватало баланса голосов. Хорошо были спеты арии сопрано (Мари-Софи Поллак), партия Евангелиста (Ян Петрика), менее выразительными и стилистически точными показались исполнители партий Иисуса (Ясуши Хирано) и Пилата (Клеменс Сандер). Странно в этой исполнительской концепции, основанной на идее аутентичности, выглядел контр-тенор (Матиас Рексрот) вместо альта, тем более, что его вокальная техника была отнюдь не совершенной. 

арт-фестиваль (5).jpg

Досадным и при этом независящим от музыкантов фактором, существенно влияющим на восприятие музыки и конечный творческий результат, стал очень тихий звук клавесина. Он практически не был слышен, даже в речитативах, что несомненно обеднило их и лишило необходимой выразительности. Проблема с клавесином ощущалась и на концерте из музыки Вивальди, и это наводит на мысль о том, что новосибирской филармонии нужно озаботиться приобретением более звучного инструмента для огромного концертного зала. 

Концерт, посвященный 60-летию Новосибирской государственной консерватории имени Глинки с участием ее студентов, педагогов и выпускников был очень насыщенным и несколько пестроватым. Понятно стремление показать все, на что способны, но ведь нельзя же объять необъятное! И уж в любом случае такие насыщенные, многосоставные концерты нужно репетировать гораздо более тщательно. Многочисленные раздражающие паузы, вызванные необходимостью перестановок, смены музыкальных коллективов на сцене, мог бы, наверное, украсить ведущий концерта – про новосибирскую консерваторию есть что рассказать. Однако выписанный из Москвы телеведущий канала «Культура» Юлиан Макаров вызывал еще большее раздражение, ибо представлял собой самый неприятный (и профессионально недопустимый) типаж записного столичного халтурщика в провинции, где, по всей видимости, никто ничего не понимает и не знает, поэтому можно к выступлению не готовиться. Он не смог даже поведать, почему студенческий оркестр консерватории носит имя легендарного музыкального просветителя Ивана Соллертинского, рассказал лишь несмешной анекдот про него. Из программы же запомнились «Картинки с выставки» Мусоргского, исполнители которых менялись от пьесы к пьесе (от студентов до преподавателей, концертирующих пианистов), и в результате выстроилась своеобразная панорама новосибирской пианистической школы, также колоритные исполнители сибирской этнической музыки, эталонное исполнение «Испанской симфонии» Лало Репиным и финальное радостное слияние всех участников в игривом «Венецианском карнавале» Паганини.

Камерные программы Транссибирских фестивалей неизменно интересны и дают возможность насладиться прекрасной музыкой, высочайшим профессионализмом исполнителей, каждый из которых является яркой талантливой индивидуальностью, а также испытать радостный подъем чувств от безупречного ансамблевого музицирования. На этот раз такой программой стал концерт «Романтика в лицах» с участием как уже известных и полюбившихся новосибирцам музыкантов – Репина, Александра Князева (виолончель), Андрея Гридчука (альт), так и новых знакомцев – скрипачей Со-Ок Ким, Леонарда Шрайбера, пианиста Николаса Ангелича. Они исполняли содержательно сложную, драматически насыщенную, глубокую музыку Дворжака и Брамса: точно, вдохновенно, выразительно и изумительно ансамблево. Сразу заинтересовал и запомнился пианист Ангелич – обладатель свободной, как бы импровизационной, манеры и уникального звука, яркого, насыщенного (даже когда музыкант играет предельно тихо), чарующего, с помощью которого он создает свою неповторимую «музыкальную материю».

арт-фестиваль (9).jpg

Звучала камерная музыка и в концерте «Дети – детям». По сравнению со взрослым исполнением – намного скромнее, но тоже вполне достойно. Отрадно, что сложное и сумрачное по настроению Фортепианное трио №2 Шуберта в исполнении юных Маюми Канагава, Фридриха Тиле и Ханни Лианг детской аудиторией было прослушано с большим вниманием. В этом концерте солировали молодые виртуозы из разных стран мира, но и новосибирские юные таланты не остались в стороне. Солистов-пианистов Инесы Неделковска и Мухамеда Алшейха, вполне по-взрослому исполнивших во втором отделении музыку Аренского и Бетховена, поддержал Юношеский симфонический оркестр имени В.Я. Янковского (из Новосибирской специальной музыкальной школы) под управлением Эльдара Нагиева, который также весьма уверенно исполнил эффектные оркестровые пьесы Россини и Чайковского.

Симфонические программы фестиваля тоже были хороши. Очень качественно прозвучали увертюра «Римский карнавал» Берлиоза и Концерт для виолончели с оркестром Дворжака в исполнении НАСО под управлением Андриса Пога и солиста Пабло Феррандеса в программе «Лед и пламя» (вообще-то у Пушкина – «лед и пламень», но, может быть, это не цитата, и те люди, которые придумывают названия к концертам фестиваля, Пушкина не имели в виду?). Во втором отделении концерта прозвучала последняя Пятнадцатая симфония Шостаковича, его сокровенное высказывание, мудрое «музыкальное завещание». Приезжий дирижер и новосибирский оркестр были едины в понимании этой музыки, от начала до конца провели тему просветленного прощания с этим миром, углубленного раздумья, вызванного сглаженными временем воспоминаниями, прерываемого сильными эмоциональными всплесками. Разве что третья часть, скерцозная по использованным композиторским приемам, прозвучала слишком уж ровно, не создала необходимого контраста с эмоционально насыщенным и глубоким финалом.

Один из наиболее прославленных гостей фестиваля – камерный оркестр «Виртуозы Москвы» под руководством Владимира Спивакова – все ожидания оправдал, продемонстрировал всегда присущие ему высокие профессиональные качества и сыграл репертуар на любой вкус: был и трагический Шостакович (Камерная симфония), и ироничный Канчели («Маленькая Данелиана»), и зажигательный Пьяццола («Времена года в Буэнос-Айресе»). Особенно приятно, что на этом концерте состоялся дебют: Спиваков и Репин впервые выступили в дуэте, прекрасно исполнив двойной скрипичный концерт Баха. 

арт фестиваль виртуозы москвы.jpg

Другим очень ожидаемым участником фестиваля был Владимир Федосеев – один из великих представителей советской дирижерской традиции, так сказать, «уходящая натура». Его концерт с НАСО был приурочен к 85-летию маэстро, который, несмотря на возраст, находится в прекрасной физической и творческой форме, что он и доказал свои выступлением в Новосибирске. Программа концерта была масштабной и сложной. В первом отделении Николас Ангелич сыграл Второй концерт Брамса для фортепиано с оркестром – сочинение симфонического размаха и глубины – и вновь произвел сильное впечатление своей неповторимой пианистической индивидуальностью. Этот музыкант, конечно, украсил программу, но и оркестр был на высоте в трактовке романтической концепции концерта.

Второе отделение представило музыку композитора, который редко исполняется в новосибирских залах – раннего немецкого романтика Вебера. Правда, началось оно с популярной вещи, увертюры к опере «Вольный стрелок», но прозвучавшая затем Симфония №1 – скорее, раритет. Эта музыка достаточно сложна для исполнения: в увертюре очень много ансамблевых фрагментов у медных духовых инструментов, которые требуют филигранной техники, в симфонии необходимо донести классически кристальную ясность и строгость формы, придать исполнению абсолютную легкость при довольно сложной и прихотливой оркестровке. Маэстро Федосеев приехал на выступление заранее, довольно долго и очень тщательно репетировал (вот вам old school, так сказать), добился творческого взаимопонимания с оркестром и прекрасного результата: новосибирские музыканты справились со всеми трудностями стилистически разной музыки, представили публике поистине вдохновенное исполнение и оставили в истории фестиваля один из лучших концертов.

Центром актуального искусства и, можно сказать, terra incognita фестиваля, стал самый продолжительный его концерт «Золотые трубы» в трех отделениях. Во-первых, в его программе прозвучала мировая премьера: впервые было исполнено сочинение для трубы-piccolo, флюгельгорна и симфонического оркестра Dreamdancers одного из крупных современных немецких композиторов Энйотта Шнайдера. Это пьеса фантазийного плана, созданная, по словам автора, под впечатлением сновидческих образов полотен Дали, интересная, разнообразная по материалу, представляющая смену довольно глубоких эмоциональных переживаний – она достойно продолжила череду «транссибирских» премьер. Совершенно новым и любопытным для новосибирских слушателей стал и Концерт для трубы с оркестром композитора Отто, написанный в эпоху барокко, но в исполнительскую практику вошедший недавно. Эти сочинения прозвучали в первом отделении в сопровождении НАСО с дирижером Владимиром Ланде.

арт-фестиваль (1).jpg

Второе отделение было отдано камерной музыке: в переложении для духовых инструментов прозвучали сочинения Шумана и Брамса. В этой академической части концерта солировали Сергей Накаряков (флюгельгорн), Отто Заутер (труба-piccolo), Андрей Илькив (труба), Вадим Репин, партию фортепиано исполнила Мария Меерович. 


Последнее отделение ввергло слушателей в стихию новых и непривычных тем, образов, звуков. Со своими импровизациями, звуковыми поисками выступили Элиас Файнгерш (тромбон) и Аркадий Шилклопер (валторна). Последний сначала сразил всех виртуознейшей игрой на альпийском роге – не припомню, чтобы этот легендарный, но отнюдь не концертный инструмент когда-либо звучал с новосибирской филармонической эстрады. А затем музыканты представили захватывающий, азартный «разговор» тромбона, валторны, человеческого голоса, который велся с помощью электроники. Думаю, что эту интересную и необычную часть длинного вечера нужно было расширить и выделить в самостоятельный концерт – она того заслуживала.

арт-фестиваль (3).jpg

Завершился фестиваль программой, в которой центральное место занимала музыка Чайковского. Честно говоря, возникает ощущение, что над последними концертами Транссибирских фестивалей висит какой-то злой рок – на них по самым разным причинам не появляются заявленные звезды. В 2014 году на ответственнейший заключительный концерт не приехал Валерий Гергиев, в прошлом году – пианист Борис Березовский, а в этом… да, не смог выступить известный греческий скрипач Леонидас Кавакос, которого ждали с интересом. Но каждый раз устроителям фестиваля удается не отменить концерт и выйти из положения с честью, в том числе и благодаря тесным творческим и человеческим контактам с обширнейшим кругом прекрасных исполнителей.

На сей раз закрытие фестиваля спас еще довольно молодой, но очень известный и именитый виолончелист Александр Бузлов – глубокий и вдумчивый музыкант, обладатель прекрасного выразительного звука. Поэтому скрипичную часть взял на себя художественный руководитель фестиваля Репин и блестяще исполнил «Размышление» и «Вальс-скерцо» Чайковского, а во втором отделении Бузлов составил ему дуэт в исполнении Концерта для скрипки и виолончели с оркестром Брамса. Аккомпанировал Новосибирский академический симфонический оркестр со своим художественным руководителем Гинтарасом Ринкявичусом, который сыграл еще сюиту из балета Чайковского «Спящая красавица» в приподнятой концертной манере, накрыв слушателей плотной волной радости, красоты и оптимизма. Таким образом, фестиваль не остался без финала, более того – завершился на высокой творческой ноте, вновь заставляя ждать следующего. Говорят, что он состоится – через год. 



comments powered by HyperComments