Симонян: Язык культуры не подпадает под влияние политики

Симонян: Язык культуры не подпадает под влияние политики
Культура / 21 февраля 2017 / 08:31 / Елизавета Милованова

Новосибирская филармония и музыканты со всего мира поддержат Новосибирскую консерваторию и молодых музыкантов. 3 марта в государственном концертном зале имени Арнольда Каца пройдет благотворительный концерт «Посвящение консерватории». Корреспондент Сибкрай.ru поговорил с одним из его организаторов, скрипачом Михаилом Симоняном.

Все собранные с билетов деньги пойдут на поддержку Новосибирской государственной консерватории и будут направлены, в том числе, на приобретение музыкальных инструментов и учебных пособий, стажировку студентов. В концерте выступят всемирно известные музыканты – звезды оперы Юлия Новикова и Дмитро Попов, сингапурский дирижер Даррелл Анг  и Новосибирский академический симфонический оркестр. В числе звезд, которые выйдут на сцену, будет и скрипач-виртуоз, бывший новосибирец Михаил Симонян. 

– Вы не так часто бываете в родном городе. В ближайшее время мы вас увидим на благотворительном концерте «Посвящение консерватории» 3 марта. Расскажите, что важного в этом концерте?

– Я давно хотел обратить внимание на проблемы консерватории. Они действительно существуют. Мой приезд не является частью концертной деятельности, а скорее административной. Я хочу привлечь внимание и бизнес-сообщества, и наших горожан к тому, что консерватория – это одно из главных культурных учреждений, а также самая восточная консерватория в России. Я попросил приехать моих друзей, одних  из самых известных оперных певцов в мире. Думаю, что это будет большое событие для города и региона, и, конечно, я и мои друзья ждем его с нетерпением.

– Какие проблемы у консерватории и почему на это нужно обращать внимание?

– На сегодняшний день она находится не в самом хорошем состоянии. Я очень благодарен коллегам, друзьям, федеральному министерству культуры, которые поддержали нашу инициативу. Мы собрали уже около трех миллионов рублей. Эти деньги пойдут на ремонт скрипичной кафедры, где я учился, на ремонт органного класса. Деньги, собранные с билетов, тоже пойдут на консерваторию. Я хочу найти хороших, талантливых студентов и отправить их на стажировку для обмена опытом.

– Консерватория – это образовательное учреждение федерального значения. Она входит в культурно-образовательный кластер. Почему средства на ремонт приходится собирать с помощью концерта? 

– Консерватория – это действительно объект федеральный. И этот концерт – это некий первый шаг. Новосибирская область очень активно участвует в жизни консерватории, Оперного театра. Филармония и оркестр – это областные структуры, они тоже участвуют в нашем концерте, и это первый шаг к привлечению области в это направление. Губернатор тоже чувствует эту проблему. Я думаю, что область будет активнее участвовать в судьбе консерватории, а также активнее привлекать бизнес-сообщество. Все это еще впереди, но некоторые шаги уже сделаны.

– Есть ли у нас меценаты, готовые жертвовать на какие-то культурные проекты, не требующие какой-то отдачи?

– Эта проблема России в целом. Я не один год прожил в Соединенных Штатах, где государство не субсидирует ни одного цента на культуру, все делается за частные пожертвования. Конечно, это уже совсем другое налогообложение. Я сейчас возглавляю рабочую группу по предпринимательству в сфере культуры при Российском союзе предпринимателей и промышленников. Одна из проблем, над которой мы будем работать, – это законопроект о меценатстве. Мы будем создавать экспертное мнение и выступать с инициативой, чтобы люди могли жертвовать деньги на культуру. Это не так развито в регионах, потому что нет правильной имиджевой составляющей. 

Возьмем, к примеру, большие бренды в нашей стране, такие как Большой театр, Мариинский театр, Московская консерватория. Те места, куда приходят первые лица государства. Там существуют попечительские советы, и, конечно, это прибыльный бизнес. Но я думаю, что, чем больше мы будем проводить таких акций, как концерт 3 марта,  тем выше будет имиджевая составляющая и в нашем регионе. Кто из крупного бизнеса сейчас захочет просто зайти, прогуляться мимо консерватории? Мало людей вообще знают о ее существовании. Нужно привлекать внимание и объяснять, говорить, обсуждать проблематику, которая существует в сфере образования, и такие люди найдутся, я уверен.

– Как проще получить спонсора – благодаря какому-то проекту, идее или за счет связей и знакомств? 

– Идеальный вариант – если это совместить. Проблема состоит в том, что на сегодняшний день такие учреждения, как консерватория, полностью зависят от государственного бюджета – от замены стекла до постановки какой-то оперы, все делается на государственные деньги. Вся система настолько бюрократизирована, что, учитывая расстояние между Новосибирском и Москвой,  весь этот процесс сильно замедляется. Если бы бизнес-сообщество активнее участвовало в жизни консерватории, например, дало денег на ремонт или еще что-нибудь, это гораздо облегчало учебный процесс. Руководство консерватории больше думало бы об учебном процессе, чем о пробивании одного или другого письма в департамент или министерство. 

– Новосибирцы знают вас как музыканта. Но даже из нашего разговора понятно, что вы занимаетесь не только музыкой. В каких областях ваши активности? 

– Конечно, музыка для меня – номер один, но также я занимаюсь и общественно-административной деятельностью. Я возглавляю фонд «Открытое море», который занимается активным продвижением нашей культуры за рубежом. У нас много крупных зарубежных образовательных благотворительных проектов. Также я возглавил рабочую группу при Российском союзе предпринимателей и промышленников. Конечно, все связано с культурой. Все для того, чтобы передать опыт наших зарубежных партнеров, который я получил за годы жизни в Америке, и, конечно, чтобы воплотить некоторые мои идеи, облегчить жизнь моим молодым коллегам.

– Вы сказали, что фонд «Открытое море» занимается крупными зарубежными проектами. Какими именно?

– Недавно мы сделали проект в Москве, полуконцертную постановку оперы «Кармен». Я объединил ведущих солистов России, Литвы, Украины и Южной Осетии. Каждый из представителей этих стран – мировая звезда и тем более звезда у себя на родине. Язык культуры – практически единственный, что не подпадает под влияние политики. Подобного рода проекты мы и делаем.

– Вы родились и выросли в Новосибирске, как вы начали играть, пришли к музыке?

– В то время в Советском Союзе была отработанная система, и практически все дети ходили в музыкальную школу. По рассказам мамы, когда я был совсем юнец, года в четыре, я увидел по телевизору, как кто-то играл на скрипке и начал очень громко высказывать свои мысли. Скрипка меня очень заинтересовала, и мама отвела меня в  музыкальную школу №5, рядом с площадью Калинина. Такими были мои первые музыкальные шаги. Потом довольно быстро я начал развиваться, педагоги и родители заметили талант и начали его продвигать.

– На большую сцену вы вышли в достаточно юном возрасте – первый сольный концерт был в 13 лет в Линкольн-центре, а потом и вовсе уехали учиться в Америку. Как это произошло?

– Скажем так, это был первый большой концерт за рубежом. До 13 лет я много выступал в городе. Многие журналисты меня спрашивают, что я чувствовал, когда выступал на сцене в Линкольн-центре, ведь это один из самых респектабельных концертных залов в мире. Но на тот момент не знаю, что для меня было страшнее – выйти на сцену Линкольн-центра или выйти на сцену Дома офицеров у нас в Новосибирске. Для меня это было то же самое. Однако я очень рад, что у меня была возможность тогда поехать в Америку солистом. Меня заметили менеджеры, продюсеры, и сделали предложение продолжить обучение в Соединенных Штатах. 

В конце 1990-х о культуре мало, кто беспокоился. Для моих родителей это был, конечно, большой шок – отправить ребенка в Соединенные Штаты, если обычно уезжали учиться или в Москву, или Санкт-Петербург, или, как максимум, куда-то в Европу. Хорошо, что мы этот шаг сделали. Моя жизнь там складывалась по-разному, но в основном успешно.

– Музыкальное образование вы получали в России и за рубежом. Отличается ли отношение к академической музыке за пределами России?

– Конечно, отличается. Классическая музыка и в Европе, и в Соединенных Штатах является частью общества, частью культуры. У нас классическая музыка имеет очень ограниченный круг слушателей и не настолько популярна. Например, в Германии есть дни, когда в ночных клубах звучит классическая музыка. Люди, которые собираются танцевать в пятницу-субботу, приходят на концерт классической музыки в среду в этот же клуб, так же одеты, так же заказывают коктейли и слушают Чайковского или Брамса. Я думаю, у нас это тоже есть, но гораздо менее развито. 

– Сейчас музыку пытаются продвигать, пытаются делать какие-то проекты. Мы можем прийти к тому, чтобы ее так же слушали, как и популярную?

– В теории – наверное, да. Это долгий путь, который нам еще предстоит пройти. Новосибирск, конечно, очень сильно развивается. Тот Новосибирск, который я помню, когда я уезжал, и какой он сейчас, даже в плане культуры, – это небо и земля. Даже Оперный театр за последние три-четыре года стал совершенно другим. Люди хотят идти в Оперный театр, он стал одной из самых популярных площадок в Сибири. Знаю, что в Новосибирский оперный театр едут даже из Китая, из Кореи – просто посмотреть как на туристический объект. То же самое и в зале имени моего учителя, Арнольда Михайловича Каца. Я там никогда не выступал, но слышал, что акустика стала гораздо лучше, и люди туда ходят. Мне бы хотелось сделать и из консерватории такую же концертную площадку, потому что там находится органный зал. Так что, впереди большая работа. 

Я возглавил попечительский совет консерватории и думаю, что у нас получится привлечь больше молодежи. Хочется сделать из консерватории концертную площадку, куда молодежь придет не только в костюме и галстуке, но и в обычной одежде – послушать музыку своих сверстников. Я думаю, что будет интересно. 

– Есть стереотип, что если ты играешь академическую музыку, то только ее и любишь. А какая музыка нравится вам?

– Мне нравится очень разная музыка. В машине я слушаю джаз. Классическую музыку я слушаю совсем редко. Мне нравится популярная музыка, но не российских исполнителей, а что-то из Бейонсе, Стинга и так далее. Русскую популярную музыку слушать не могу и считаю, что к музыке ее отнести очень сложно.

comments powered by HyperComments