Страсти вокруг Оперного: онлайн публичных слушаний

Страсти вокруг Оперного: онлайн публичных слушаний
Культура / 04 февраля 2016 / 11:31

Публичные слушания по вопросу законности проведенного ремонта в Театре оперы и балета, новых интерьерах, репертуаре и переименовании учреждения организовали представители общественности в Новосибирске. Портал Сибкрай.ru ведет текстовую трансляцию обсуждения, участвовать в котором согласился директор НГАТОиБ Владимир Кехман.

13.25 Редакция Сибкрай.ru благодарит за внимание. В ближайшее время на сайте появится репортаж о публичных слушаниях, в котором будет много интересного: комментарии, оценки и ответы Владимира Кехмана.


13.23 Кехман оставил речь Мездрича без ответа. Слушания закончены.


13.22 Мездрич: Я хочу сделать предложение. В свое время Владимир Абрамович позвонил мне и спросил, что я собираюсь делать с «Тангейзером». Я сказал, что не сдамся. Эту фразу он процитировал на общественных слушаниях и сказал, что надо, чтобы директор ушел, а «Тангейзер» сняли. Так и произошло. Он нарушил однозначно, что бы кто ни говорил. Я предлагаю, так поступают все порядочные люди, передать Мединскому просьбу, чтобы на период следственных действий отстранили от должности Кехмана.


В зале аплодируют.


13.17 Юрия Задою смутила резолюция, которая была подготовлена депутатом Пинус и рекомендована к принятию после слушаний. В ее проекте говорилось о том, что прежнее руководство театра уважительно относилось к зрителям, а это, по мнению Задои, неправда, «поскольку бывший директор театра Мездрич привел общество в Новосибирске к расколу кощунственной постановкой «Тангейзер». 


После этого слово дали Мездричу.


13.16 Высказаться хотели еще 27 человек. Просила слово лидер движения «Искалеченный Новосибирск», известная общественница Олеся Вальгер, но выступить дали православному активисту Юрию Задое. Зал это решение не одобрил.


13.10 Кехман: Оригинального с 1945-ого года ничего не осталось. Осталась только люстра хрустальная, на которую люди хрусталь собирали, приносили. 


13.06 Кехман встал, чтобы ответить государственному эксперту по сохранению объектов культурного наследия. Она говорила о том, что утраченные при ремонте интерьеры нужно вернуть.


12.58 Заместитель председателя Законодательного собрания Новосибирской области Анатолий Кубанов защищает Кехмана. Говорит, что тот мог ошибиться в бюрократических «моментах». Заявил, что идея обсуждения репертуара, репертуарной политики Оперного театра – это попытка Общественной палаты установить цензуру на территории Новосибирской области. Его выступление заглушают выкрики из зала, слушатели просят забрать у него микрофон.


18.jpg


«Я предлагаю список цензурируемых объектов культуры продлить – что делается в «Красном факеле», «Старом доме»…»


19.jpg


12.54 Кехман: Вы абсолютно правы, что это моя ответственность, что мы начали работу без разрешения. У меня был такой опыт в Михайловском театре. Все то же самое было сделано. Но наш местный географ решал все вопросы, мы строили и активно готовили документы. Что касается интерьера. Я уже сказал, я считаю, этот театр самый красивый в России. Мы встречались с Голодец, она должна прилететь в мае. Надеюсь, министр культуры будет. 


12.49 Поповский: Почему был выбран путь разрушения этого контекста в пользу постмодернизма?

На вопрос отвечает представитель компании-генподрядчика по ремонту: Мы начали работать по документации, согласованной в 2003 году. В процессе авторским надзором были внесены корректировки. Это было проект мастерской Тоскина. Данная экспертиза подана в управление госохраны. Эксперты высказали свое мнение. Процесс идет. Единственный вопрос, который не был согласован – это колористика.


12.47 Архитектор Игорь Поповский поднял, наконец, вопрос о ремонте здания Оперного театра. Работы были выполнены без согласования. Меня что волнует. Это уже второй случай со сталинскими интерьерами. Первый такой факт был на железнодорожном вокзале, она (компания «РЖД») выплатила гигантский штраф. Оперный театр важнее вокзала, это мощный символ Новосибирска. Закон однозначно нарушен. Управление по госохране уже обратилось в судебные органы. Это вопиющее нарушение.


12.44 По словам Владимира Кехмана, «НОВАТ» уже не убрать, деньги потрачены. Из зала предлагают скинуться. Директор: «НОВАТ» через тире новосибирский государственный академический театр оперы и балета. Можете называть его Оперным. Это право зрителя – выбирать.


12.41 Кехман: Так сложилось, я был нелюбимым ребенком, и меня на три месяца отправляли в лагеря пионерские. Тут я сделал одну ошибку – не накрыл поляну. 


12.39 Николай Фомичев, сопредседатель новосибирского отделения  «Общероссийского народного фронта», почетный директор Новосибирского НИИ травматологии и ортопедии:  Мы не считаем себя провинциалами. Сегодняшнее обсуждение приняло такой оборот: в резолюции есть много хороших моментов… Поблагодарил за «Тангейзера». И продолжил: Люди говорят, что появилось ощущение праздника. 


«Нельзя себя вести как слон в посудной лавке, а вы так себя повели… Может, вернемся к старому названию? Снимите этот раздражитель, и мы вас полюбим».


11.jpg


12.35 Кехман: Что касается «НОВАТА» – это сделала питерская компания. Принцип следующий: вам не нравится название «НОВАТ», а мне – Оперный, это такая же. Он никакой не Оперный, это театр оперы и балета. История этого театра очень сложная.


Из зала кричат: Да откуда вы знаете историю нашего театра?!


Кехман: Это не только ваш театр, это наш театр.


15.jpg


12.30 Кехман: Я начал с вопроса, где музей. От музея не осталось почти ничего. Кошмар. Музея практически нет. У нас есть уникальная ученица бывшего руководителя музея. Она пришла ко мне, она плакала. Сказала, что почти ничего не осталось.


– А куда делось?

– Я не следователь. После можете подойти к Борису Мездричу и спросить, он последние десять лет хозяйничал.


12.29 Краевед Константин Голодяев: Я хочу задеть более узкую тему. Это тема бренда театра и его историю. Мы любим этот театр, называем его Оперным. А сейчас он называется «НОВАТ», как кличка собаки. Как получилось, что нас унизили? 


Спросил, почему выбран такой логотип, более подходящий для цирка, а также о том, почему с сайта убрали его историю.


Из зала кричат, Беднарский просит Кехмана на эти реплики не откликаться.


12.jpg


12.27 Олег Викторович, защитник «дома с часами». Вспомнил, как поддерживали Мездрича и Кулябина, он сам тоже поддерживал. «Я рад, что с вами познакомился. Изначально вы мне не нравились, но теперь мне нравится, что вы делаете», сказал Кехману. После нескольких высказываний в адрес депутата Натальи Пинус и губернатора Владимира Городецкого модератор прервал его речь, микрофон у него забрали.


12.22 Новосибирск является местом высокой музыкальной культуры, говорит Кехман: Через три года этот театр будет номер два, я не люблю номер один, номер два федеральный театр России. И экономически, и политически, и творчески.


13.jpg


12.20 Кехман: Я не согласен, что театр Оперы и балета является символом Новосибирска. Он является символом России.


16.jpg


12.19 Кехман: Проблема в чем? В апреле «Богема», 37 билетов продано. Я не могу допустить пустой зал. Поверьте, через год-полтора в театр попасть нельзя будет.


12.16 Продолжая отвечать Наталье Пинус: «Со мной никто не разговаривал. Я никого тут не знаю, я знал только Карелина. Если бы мне позвонили, я бы с вами встретился и поговорил».


12.14 Депутат Горсовета Наталья Пинус спросила об отмененном автобусе, который возил зрителей из Академгородка. Кехман: Я просто отвечу на этот вопрос. Есть вещи, которые для меня непонятны. Вы депутат Горсовета. У нас спектакли максимум без 15 десять заканчиваются. Мы хотели бы, чтобы город нам помог с точки зрения транспорта. Но город даже не помогает чистить снег вокруг театра.


14.jpg


12.12 Кехман пообещал, что ближайшие три сезона будет 250 спектаклей, больше половины – балеты.


12.11 Кехман: Балетная труппа в два раза больше оперной. Понимание оперы – это такое элитное искусство. А балет должен быть красивый и глупый. Я могу сказать, что для нас основанная функция, чтобы люди приходили в театр. Что касается репертуара и исполнения – это между нищетой и богатством. Здесь даже после того, что я работал, к сожалению, с точки зрения оперы –  либо есть спектакли, которые не интересны с точки зрения публики, но мы не можем три дня разбирать спектакль. Мездрич хмурится.


12.09 Кехман: Существует две концепции репертуарных театров. Что касается традиции, к сожалению, в России традиция балетного репертуара и оперного сложилась следующая: традиционно от 150 до 180 – балетные спектакли, а 70-100 – оперные. Это российская традиция.


12.07 Известный искусствовед Ирина Яськевич, член союзов театральных деятелей, композиторов и музыкальных критиков, ректор Новосибирского театрального института. Заметила, что больше балетов, чем опер. Спросила, в чем Кехман видит миссию Оперного.


12.05 Кехман расстроил зрительницу – бесплатно спектакли смотреть она больше не будет. Опера – самая дорогая, 900 рублей. Но пригласил Елену Львовну как эксперта.


– «Иоланта» будет в белых халатиках?

– «Иоланта» будет, какая будет.

– Не надо нам такую!

– Так это вы Мездрича спрашивайте потом. Не я ее ставил.


11.59 Кехман просит дать слово женщине, которая хотела вопрос задать ранее. Ирина Тульская, простой зритель. Говорит, что ходила на все спектакли, в детстве – без билетов, бесплатно. Зачитала репертуар Новосибирского оперного театра за один год в 1960-х годах – несколько десятков постановок.


9.jpg


«Никто не коверкал спектакли, говорит. Слышимость была везде. Зачем было трогать акустику? Куда делся музей театра? Пришла в театр, с этим ремонтом – вырви глаз, стыдно! Единственное, что я сказала хорошо – это количество посадочных мест в туалетах».


1.jpg


11.58 Представитель клуба зрителей Оксана Филипс: Я посмотрела, что примерно десять спектаклей вышли из репертуара с вашим приходом. Потом нашла программку 15-го года,  их еще больше. Мы хотим, чтобы они вернулись. Мы не успели все посмотреть.


11.53 Кехман, отвечая на вопрос Кантерова: «В этой стране все вопросы с обвинениями решает суд. Будет суд – будет разговор». Ему зааплодировали.


6.jpg


11.49 Выкрики из зала: почему оперы в концертном исполнении.


Юровский: все познается в сравнении. Я при всем желании назвать исполнения концертными не могу. Когда на сцене есть декорации, оркестр в яме, артисты по памяти поют – это не концертное исполнение.


Женщина: Половину минуточки можно по репертуару?


Бернадский: Нет, я вам слово не давал. 


Завязалась перепалка.


4.jpg


11.46 Юровский: Что касается репертуара театра, я без вопросов могу сказать. У нас завтра премьера оперы «Турандот». Она исполняется в Новосибирске впервые. Такое произведение должно находиться в репертуаре театра. Это третья премьера с ноября. Мне немножко трудно обсуждать, что было в театре до моего прихода, недостаточно информации. Я знаю, что были вопросы с тем, что была «Месса» в репертуаре, сейчас нет.


По словам Юровского, «Месса» может вернуться, но для этого нужно обновить оркестр. Нет 25-30% инструментов.


11.44 Вопрос от журналистского сообщества задал Константин Кантеров («Маяк»). Спросил об уголовных делах и требованиях банкротства Кехмана. 

Реплика директора НГАТОиБ: Разве есть тут такие вопросы? Про уголовные дела?

Кантеров: Вопрос – насколько вы можете обеспечить преемственность? Вас воспринимают как человека, выполняющего роль цензора. Цензора с точки зрения РПЦ. Зал поддержал аплодисментами. С вопросом о политику театра Кехман отправил к музыкальному руководителю театра Юровскому.


8.jpg



11.39 Вопрос о взаимодействия театра с бизнес-сообществом, потеряны старые связи. По словам Владимира Кехмана, постепенно все будет восстановлено: «Очень серьезные люди возглавят попечительский совет. Я предлагаю любые общественные слушания делать на площадке театра».


7.jpg


11.36 Архитектор Геннадий Гаврилов рассказал, что при прошлом директор здание Оперного театра было в плачевном состоянии, «падали кирпичи». 


11.28 Перед началом выступлений слово просил научно-технический совет при театре, у специалистов есть сомнения в надежности зала. Пока не дали.


11.25 «Мы абсолютно открыты, готовы к любым дискуссиям, любым вопросам. Но я лично не могу вести переговоры, пока не закончил что-то. Это был только первый этап», – прокомментировал директор НГАТОиБ ремонт театра. 


3.jpg


11.24 В этом сезоне театр посетило 89 тысяч зрителей, говорит Владимир Кехман. Задание на сезон – 227 тысяч. «Эти цифры показывают, что… У меня нет вопросов к новосибирцам. Более красивой публики я не встречал».


11.23 «Вы довольно безапелляционно предъявили свой взгляд на Новосибирский театр без учета этого контекста. Ваша социокультурная модель театра вошла в противоречие с «идеальной», которая сложилась в сознании, в традициях новосибирской публики. Я не берусь ее оценивать. Но театр, вне контекста,  живущий по своим внутренним законам, как гастрольная площадка, только лишь как субъект рынка, вырванный из городской среды, успешно существовать не может. Сейчас нет открытого конфликта, но есть отчуждение между театром и публикой. Нам, как бы говорят, покупайте билеты, смотрите то, что мы считаем нужным вам показать, а все остальное вас не касается, и ваше мнение нас не интересует. Однако такого быть не может. В таком статусе театр перестает быть интегратором, а становится источником конфликтов и социальной напряженности. Именно поэтому мы сегодня здесь все и собрались» (Антонов)

11.20 Антонов: «Театр – это интегратор городской социокультурной целостности. Именно, целостности. Театральный репертуар, труппа, творческие искания это – механизм самоописания и вписывания в определенный интеллектуальный, духовный контекст. И такой контекст в Новосибирске уникален, как и в любом другом городе»

11.20 «Летом прошлого года напряженность опят стала нарастать. Я нее берусь оценивать ваши действия, об этом сегодня мы поговорим, однако та закрытость, которая сопровождала ваши новации, стала порождать в обществе тревогу» (Антонов). 


5.jpg


11.19 Антонов отметил, что не смотрел «Тангезер», не знаком с Мездричем, но его, как политолога, насторожили события, которые разворачивались весной прошлого года – митинги «против» и «за». Это недопустимо.

11.16 Слово предоставлено Константину Антонову, члену Общественной палаты и руководителю новосибирского филиала Фонда развития гражданского общества.

11.12 Выступают представители Общественной палаты – главные организаторы мероприятия. Модератором выступает Юрий Бернадский, сопредседатель палаты.

11.09 Владимир Кехман зашел в зал. Встретили без шума.

11.08 Слушателей уже более сотни, люди стоят в коридоре. Кехман опаздывает.

10.57 В театральном зале областной библиотеки – аншлаг. Как сообщает корреспондент Сибкрай.ru, на общественные слушания пришли порядка 60-70 человек, мест всем не хватает. В первом ряду – бывший директор Оперного театра Борис Мездрич.


2.jpg


10.50 «На разговор» новосибирские общественники вызывали директор тетра неоднократно. Устроить публичные слушания требовали Общественная палата Новосибирской области и ОНФ, в переговоры вмешивались представители Министерства культуры России. Еще в октябре Кехман не был настроен на общение, о проведении публичных слушаний с его участием было объявлено 29  января.

10.40 Владимир Кехман затеял масштабную реконструкцию Оперного, которая и стала главной темой для критики (результат – в фоторепортаже Сибкрай.ru). Кроме того, летом появилась информация о серьезных кадровых решениях нового директора, кардинальном изменении репертуара, гастрольных планов.

Кехман: Я не знаю, что такое – советоваться с Новосибирском >>

10.30 Немного предыстории. Владимир Кехман был назначен директором Новосибирского театра оперы и балета весной прошлого года, после известного скандала с «Тангейзером» и увольнения Бориса Мездрича. Постановку из репертуара убрали почти сразу.

comments powered by HyperComments