Музыкальный Транссиб: культурный мост на юг и восток

Музыкальный Транссиб: культурный мост на юг и восток
Фото: transsiberianfestival.com
Культура / 31 декабря 2015 / 12:17 / Александра Филонова

Транссибирский арт-фестиваль пройдет в Новосибирске уже в третий раз. Слушателей ждет Тройной концерт Бетховена, выступления, посвященные Прокофьеву и Сибелиусу, а также премьера нового проекта главного организатора – Вадима Репина. Корреспондент Сибкрай.ru встретилась с музыкантом и узнала, как ему удается совмещать музыку и менеджмент, и почему столь масштабное мероприятие должно проходить именно в столице Сибири.

Первый Транссибирский арт-фестиваль прошел в Новосибирске в 2014 году, его организовал воспитанник местной музыкальной школы Вадим Репин, один из известнейших современных скрипачей. В 2016 году фестиваль пройдет уже в третий раз, и его границы будут расширены, этому не помешает даже экономический кризис. 

– Третий Транссибирский арт-фестиваль пройдет в апреле будущего года и, судя по всему, он будет еще грандиознее двух предыдущих. Каким он будет для новосибирцев? Готовятся какие-то сюрпризы, особые проекты?

– Я надеюсь, фестиваль будет очень интересным, праздничным. Будет премьера – большой проект «Vadim Repin & Greta Garbo in «Love». Это новый саундтрек к фильму с Гретой Гарбо на тему «Анны Карениной» Льва Толстого. Этот фильм немой, черно-белый, и к нему написан новый саундтрек, который будет представлен в Новосибирске и в Лондоне. В Лондоне это будет в Royal Festival Hall, а у нас – в Зале имени Арнольда Каца. Можно даже сказать, что Транссибирский фестиваль уже присутствует в главном зале Лондона.
 
Пинхас Цукерман, человек, которого заполучить любому организатору любого фестиваля – это счастье, приедет открывать наш фестиваль, даст концерт-открытие. Будет особый проект, посвященной музыке Прокофьева с участием Анри Демаркетта, Клары-Джуми Кан и Лио Коукмана, дирижера, который победил на конкурсе Светланова во Франции и взлетел просто невероятным образом, он дирижирует Филадельфийским оркестром, а также является музыкальным директором в Макао. После совместного выступления в Париже, в зале Плейель, где в сопровождении Филармонического оркестра Радио Франции мы исполнили Концерт «Голоса скрипки» Беньямина Юсупова, премьера которого состоялась на I Транссибирском Арт-Фестивале в Новосибирске, у нас завязалась дружба. Я был под огромным впечатлением и считал должным его пригласить на один из наших фестивалей, и вот это удалось.

Вадим Репин (1).JPG

Будет камерная программа очень интересная. Например, будет Даниил Трифонов и сыграет сольный концерт. Он – признанная звезда во всем мире и за этот год посетил исключительно лучшие фестивали на нашей планете – Зальцбургский фестиваль, Proms, Verbier. И я считаю, что Транссибирский тоже должен быть в этом ряду. Будет интересная камерная программа с Мишей Майским, Андреем Гридчуком и Борисом Березовским, с моим участием – музыка Брамса и Чайковского. И этим трио, Майский – Березовский – Репин, мы выступим на заключительном гала-вечере, последним номером будет тройной концерт Бетховена.

– Если говорить об истории фестиваля, как пришла в голову идея его проведения?

– Если честно, мои коллеги, мои друзья, выступили с таким предложением, не заинтересовало ли бы меня что-то в этом роде, построить какой-то форум, праздник музыкальный. Нужно сказать, я несколько лет думал, не решался на такого рода проект. Я знал, что он отнимет много времени, но никогда не думал, что столько. Это практически весь год у меня занимает, так или иначе. Я просто круглый год работаю над фестивалем. Иначе и не могло быть, я теперь это понимаю.

А потом я услышал радостную новость, одну из самых радостных за последние годы, – это открытие Концертного зала имени Каца. И, конечно, на тот момент я понял, что наш фестиваль и зал должны быть ровесниками. И Новосибирск должен быть в этом фестивале главным городом, каким он и остается. Здесь самая богатая программа, выступят 19 из 26 приглашенных на фестиваль солистов, это, безусловно, центр этого фестиваля. И из Новосибирска уже тянутся пути в разные направления – на юг, на восток и на запад.

– Кстати, можно заметить, что география фестиваля год от года расширяется. Где, кроме Новосибирска, он пройдет в будущем году?

– С самого начала мы затеяли фестиваль как своего рода Транссибирскую магистраль, которая соединяет Восток и Запад. Фестиваль должен быть культурным мостом, связывая многие культуры, связывая необычные проекты, чтобы команда участников была интернациональной. Первые два года были, на мой взгляд, очень интересные и необычные, и к нам поступают просьбы, приглашения. В итоге сейчас плюс к тем городам, которые уже были в прошлом году, это Красноярск, Омск и Москва, присоединились страны – Южная Корея, Япония, Израиль. И мы планируем там провести часть нашей программы, наиболее интересную для принимающей стороны. Осталось европейскую часть подтянуть к 2017 году, чтобы это получился действительно масштабный межконтинентальный проект дружбы, проект каких-то таких «мостов», человеческих, радостных эмоций.

фестиваль.jpg

По логистике не очень все легко. Российские города у нас будут в апреле, Израиль в мае, а Дальний Восток – в июне. Невозможно все сделать в одно и то же время, поскольку идея еще и в том, чтобы музыканты тоже могли общаться между собой, вместе, плюс – должны быть репетиции в определенное время. Здесь очень много логистических проблем, и Олег Белый (директор фестиваля – прим. ред.) работает день и ночь, держа руку на пульсе всех событий.

– Наверное, сложно собрать известных музыкантов в одном месте и в одно время...

– Например, у таких людей как Пинхас Цукерман, Миша Майский, на годы вперед все расписано. И я очень счастлив, что они смогут приехать. Каждый наш гость – это такая наша небольшая победа. Каждая программа уникальна, каждая программа интересна по-своему, и везде присутствуют музыканты действительно экстра-класса.

– А насколько тяжелее было организовывать фестиваль в этом году, учитывая все экономические факторы?

– В финансовом смысле – в два раза. Рубль упал, стало меньше денег, уменьшилась покупательная способность. У нас очень много гостей, которые приезжают из-за границы, и я не могу предложить им гонорар в рублях. А я даже не знаю, что в апреле может случиться с курсом. Это большой риск для нас всех и для меня. Есть бюджет, безусловно, но я ответственен за то, как мы его тратим. И мы рискуем. И в прошлом году очень рисковали, но не отменили ни одного запланированного мероприятия. И этот риск оправдался в конце, слава богу, благодаря помощи всех, включая артистов. Я очень надеюсь, что в этом году тоже не будет ничего страшного.

Конечно, когда начинаешь анализировать чисто цифры, бывает очень боязно. Но, мне кажется, что проект не должен от этого страдать. Мы делаем все возможное в течение года, чтобы художественная часть была на высшем уровне.

– То есть, надеетесь, что и в этом году удастся все?

– Очень надеюсь. Конечно, желательно, чтобы этот проект был финансово интересным для его организаторов, но для этого его нужно еще строить и строить, поскольку это благотворительный проект в своей основе. И мы очень рады, что и губернатор нам очень помогает, и в прошлом году министерство культуры нас, можно сказать, спасло в той нелегкой ситуации. И тоже очень надеемся на федеральную помощь в этом году. Наше отношение очень серьезное, это приоритет всего моего сезона музыкального, и я все силы отдаю этому проекту.

фестиваль3.jpg

– А почему центр фестиваля все же в Новосибирске, а не в Москве или Санкт-Петербурге? Как показывает практика, ехать туда для артистов проще, чем в Сибирь. И, наверное, дешевле. 

– Я здесь родился, это мой город. И вернуться домой с проектом, интересным, красивым – это мечта, мне кажется, любого человека, артиста. Я не люблю оценивать, я люблю строить. Мне приятно говорить о тех чувствах, которые испытываю, находясь в городе. Я на него смотрю, разумеется, через розовые очки, и мне хочется, чтобы все было в порядке, чтобы все было по нарастающей, чтобы было развитие. Сейчас времена очень трудные для всех – и для нас, для фестиваля. Очень трудные. Но, мне кажется, что тот круг людей, с которыми я общаюсь, не только музыканты, каждый со своей стороны старается делать все возможное, чтобы найти пути для развития. Эти пути нужно обязательно искать, может, горизонты открывать и более разносторонне смотреть на те вещи, которыми занимаешься. Без своего рода фантазии очень трудно расти. Поэтому каждый в меру своих возможностей, взглядов, представлений, как это должно быть, старается. 

Я могу только сказать – мечтайте больше, чем дальше будут ваши мечты, тем больше шансов их воплотить.

– Ваш путь в музыке начался именно здесь, в Новосибирске. Вы помните, как это было?

– Это была Первая детская музыкальная школа, куда меня привела моя мама. У нее такое было влечение души, чувство… Мне кажется, она тоже всегда хотела, чтобы ее сын был музыкальным. Плюс ко всему у меня какие-то были потребности, совсем ребенком я просил ее о разных игрушках, которые издавали какие-то звуки. Чем громче, тем лучше. Вот так все сошлось. Она – тот человек, который мне подарил жизнь и путевку в жизнь, начало. И она никогда не сомневалась во мне и никогда даже не ставила вопрос, стоит ли этим заниматься. Верила в меня на все 100%. Маленькие концертики, городские конкурсы были уже где-то через полгода, и в пять с половиной меня выставляли на конкурс. Захар Брон сидел в жюри, и я занял первое место. Вот такое начало карьеры.

– А теперь вы стали всемирно известным музыкантом и проводите собственный фестиваль. Но как вы думаете развиваться дальше?

– Фестиваль – это большой проект. Мы еще в начале нашего пути, совсем молодые, совсем юные. Важно не переборщить, но мечтать очень далеко. Пока все развивается по небольшому плану, который я построил еще до первого фестиваля. И, мне кажется, это действительно межконтинентальный проект, это не 20 маленьких проектов, а один, но он действительно уникален в своем жанре, в своей роли.

А что касается музыкальной жизни, то в ней ничего особенно не меняется. Чем дальше идешь, тем больше задач каких-то, недовольств, тем больше учишься. Не знаю, мне кажется, каждый раз, когда приходишь к какому-то произведению, хочется взять новую высоту, если говорить совсем понятным языком. Этот процесс, он сквозь всю жизнь – та же музыка. Я сравниваю наши музыкальные произведения с путешествиями, которые человек может проделывать из года в год, не знаю, кто-то делает это еще чаще. И эти путешествия должны открывать новые стороны. И так же путешествия в музыкальных произведениях, какие-то вещи приходят другие, какие-то раньше, какие-то позже. Главное, их структурировать и сделать частью интерпретации.

Интерпретации иногда ведь бывают даже полярно разными. Есть такое простое сочинение, Испанская симфония Лало, скрипичный концерт. С одной стороны, очень простая, незатейливая идея, а с другой – очень много разных подходов. Или это невероятная испанская страсть, или это какой-то совершенно прозрачный средиземноморский вкус. И это два совершенно разных подхода. И где поставить эту черту между ними, какой самый оптимальный вариант? Конечно, в Моцарте такое трудно найти, но для музыканта и небольшие отклонения от общепринятого могут быть полярны.

Этот процесс совершенно нескончаемый, никогда невозможно сказать – вот этот вариант оптимальный. Это путь, который каждый музыкант должен пройти со своими поворотами и неожиданностями.

comments powered by HyperComments