«Тангейзер» и мысли об инквизиции, или Как Мездрича судили

«Тангейзер» и мысли об инквизиции, или Как Мездрича судили
Культура / 04 марта 2015 / 16:24 / Александра Филонова
Жаркие споры о религиозных символах и истинности образа Иисуса Христа в опере «Тангейзер» произошли на первом заседании по делу в отношении директора новосибирского театра оперы и балета Бориса Мездрича. Прокуратура настаивала на том, что увидеть осквернение религиозной символики в постановке можно и без специальных знаний. А защита заговорила об инквизиции и введении религиозной цензуры.
Интересы директора новосибирского оперного театра Бориса Мездрича в суде защищает адвокат Сергей Бадамшин, известный по процессу над Pussy Riot (тогда юрист защищал одну из участниц группы Екатерину Самуцевич). К рассмотрению дела должны были приступить в 9.00, однако судья Екатерина Сорокина успела только уточнить паспортные данные директора Оперного –адвокат попросил время для ознакомления с материалами дела. Отсрочка вышла примерно на полчаса, и за это время свою позицию по этому делу успел изложить заместитель прокурора города Игорь Стасюлис. Он представил результаты экспертизы, проведенной доктором богословия, протоиереем Борисом Пивоваровым.

«У нас имеется заключение эксперта, доктора богословия, по поставленным вопросам, можно ли отнести использованный в опере образ Иисуса Христа с христианским символом. Это заключение подтверждает нашу позицию, и мы считаем, что состав [административного правонарушения] имеется», – заявил Стасюлис, добавив, что был изучен, в том числе, «постер порнографического содержания». На вопрос журналистов, проводилась ли отдельная экспертиза на порнографию, заместитель прокурора города пояснил, что в этом не было необходимости. 

– То есть, доктор богословия – эксперт по порнографии?

– Да.

Суд Тангейзер (8).JPG

Несмотря на протесты адвоката Мездрича, к материалам дела это заключение эксперта все же приобщили. Тем не менее, защитник продолжил настаивать на том, что эта экспертиза была проведена прокуратурой с нарушениями. 

«Прокуратура города проигнорировала требование прокуратуры областной о проведении специальной экспертизы. И только спохватившись, вчера они прибежали к структурам Русской православной церкви, которая фактически является заявителем по данному делу, и там заказали экспертизу, – заметил Сергей Бадамшин. – Фактически, структура, которая является заявителем, которая считает себя оскорбленной, она же проводит экспертизу по поводу собственных чувств».

Все новости о скандале вокруг «Тангейзера» >>

Бадамшин выступил с ходатайством назначить комплексную судебную экспертизу. Ссылаясь на европейскую конвенцию о правах человека и необъективность данной уже экспертной оценки, он рекомендовал двух специалистов – доцентов кафедр религиоведения РГГУ и МГУ Бориса Фаликова и Владимира Винокура. И здесь мнения двух присутствовавших на заседании представителей прокуратуры разошлись. Первый спорить с назначением судебной экспертизы не стал, подвергнув сомнению только личности экспертов.

– Хотелось бы понять, почему именно в этом учреждении, а не в министерстве юстиции, где есть также эксперт? – поинтересовался он. 

– Я понимаю, что у прокуроров есть привычка задавать вопросы… – начал в ответ адвокат Мездрича.

– Это не привычка, это право.

Их спор утих сам собой, и слово взял заместитель прокурора Новосибирска Игорь Стасюлис. Он категорично заявил, что в проведении судебной экспертизы нет необходимости, а когда судья обратила его внимание на противоречие со словами другого сотрудника прокуратуры, он ответил просто: «Наша позиция согласуется». \

Суд Тангейзер (6).JPG

По мнению Стасюлиса, экспертизу проводить вовсе необязательно, так как использование образа Иисуса Христа в опере постановки Тимофея Кулябина очевидно. Он также провел довольно необычную связь между изменением сюжета современным режиссером и проведением экспертизы – «опера отличается от оригинала, где Тангейзер – рыцарь».

«Христианский крест изображен на декорациях к этой опере, в том числе, и на буклете, это не какое-то иное изделие. Видно, что это христианский крест. Во время оперы использовался образ Иисуса Христа, распятого на кресте, на фоне этого постера обнаженной женщины, между ног которой очевидно усматривается именно образ Иисуса Христа. В этом сомнений у нас просто нет никаких, – заявил Стасюлис. – Крест, Иисус Христос – это особо почитаемые образы, использованы они в целях психологического давления на зрителя, для того чтобы повысить популярность и интерес к этой опере! Неважно, каким это сделано художественным методом. Поэтому в этом случае, именно при таких материалах, говорить о том, что требуется какая-то экспертиза, вообще неуместно! Это очевидно. Для этого не требуется специального образования».

После этой реплики зампрокурора по залу заседаний прошла волна шепотков и смешков. Адвокат Сергей Бадамшин же за эту фразу зацепился и увел спор в сторону, напомнив о Средневековье и святой инквизиции, заявив, что образ как Тангейзера, так и Иисуса Христа – это образ рыцарей, а то, что в прокуратуре приняли за крест, является рыцарским мечом.

Суд Тангейзер (10).JPG

Суд Тангейзер (5).JPG

«Образ рыцаря и образ Христа – это всегда рядом переплетенные образы, которые всегда шли рука об руку на протяжении всего творчества Средневековья. Когда была инквизиция, а не ваша цензура, которую вы пытаетесь вводить, тогда была инквизиция почище того, что происходит в данный момент», – заметил адвокат. 

На протяжении всего процесса Борис Мездрич (который, по мнению прокуратуры, осквернил религиозные символы тем, что подписал приказ о допуске «Тангейзера» к показу и заключил договор о постановке с Тимофеем Кулябиным) молчал, доверяя вести дела своему адвокату. В какой-то момент он не выдержал и попросил у судьи возможности высказаться. Он указал представителям прокуратуры на то, что спектакль является сложным и многослойным произведением искусства. 

«Я считаю, что в этом случае представители прокуратуры монополизируют право на высказывание отношения к спектаклю. Это недопустимо, – заявил Мездрич. – Экспертиза принципиально должна быть сделана». 

Суд Тангейзер (12).JPG

Защите удалось настоять на вызове в зал заседаний свидетелей. Допросить собираются режиссера оперы Тимофея Кулябина, а также постановщика и художника. Художнику, к примеру, предстоит прокомментировать тот самый постер с изображением Иисуса Христа между раздвинутых бедер обнаженной женщины. Представители прокуратуры продемонстрировали уменьшенную копию это постера суду – на бумаге формата А4, отметив при этом, что оригинал в зал суда «к сожалению, или к счастью» не вошел бы. 

Суд Тангейзер (9).JPG

Этот шаг со стороны прокуратуры вызвал очередную бурную реакцию у зала. Адвокат Мездрича же позволил себе колкость: «На постере кукла, прокурор, вы разве не видите? Это не женщина, это постмодернизм, где вы видели таких женщин?»

Отметим, что на судебном заседании присутствовали не только участники процесса, но и например, некоторые коллеги Мездрича, или юрист Инэсса Рябинина, которая пришла понаблюдать за процессом из-за обсуждения этой оперы на общественном совете при министерстве культуры Новосибирской области.

«Вопрос об этой опере поднимался 13 января. У нас был заседание, и было бурное обсуждение. Естественно, там прозвучали и мнения лиц, считающих эту оперу аморальной, и мнения тех, кто ее защищал. Очень бурная была дискуссия. Естественно, участники сошлись на том, что, скорее всего, следующее место встречи будет в суде, – пояснила Рябинина. – Я пришла на второй этап посмотреть, чтобы для себя определиться. Я понимаю, что мы вернемся к этой дискуссии в рамках общественного обсуждения. Независимо от того, какое будет решение суда».

Отметим, что в четверг, 5 марта, должно состояться заседание по делу в отношении Тимофея Кулябина. На него собирается прийти Борис Мездрич, но пока непонятно, будет ли защита режиссера привлекать директора Оперного театра в качестве свидетеля. Впрочем, адвокат Мездрича подчеркнул, что отстаивать им предстоит одно и то же, и линия защиты будет выстраиваться совместно.
comments powered by HyperComments