«Травиата» по-новому

«Травиата» по-новому
Культура / 29 апреля 2014 / 10:32 / Стелла Тер-Оганесян
Новую постановку оперы Джузеппе Верди «Травиата» представил Новосибирский государственный академический театр оперы и балета. Этот спектакль был в репертуаре с самого первого сезона (первая премьера состоялась 3 ноября 1945 года), и вот теперь режиссер Резия Калныня показала свою версию.
Более 160 лет прошло с тех пор, как на сцене венецианского театра Ла Фениче была показана самая первая постановка этой оперы Верди.  Вопреки скандальной славе и неудачному старту история падшей женщины надежно закрепилась в европейской культуре, и «Травиата» приобрела статус одной из самый цитируемых и известных опер.

Непросто найти новый подход  к произведению, чье содержание обязано оставаться неизменным, отвечая замыслу автора, а форма интерпретировалась и видоизменялась великое множество раз. Не смотря на это, Резия Калныня рискнула трансформировать  оперу и не ошиблась.

Взамен трех или даже четырех действий прошлых постановок новая «Травиата» разделена на два и исполняется на языке оригинала – итальянском. Ко всему, в оперу были возвращены хоровые партии, что значительно повлияло на аудиальное впечатление. Художественное пространство решено лаконично, без излишеств. Разве что салон Виолетты Валери предстает в традиционном облике. Избыточность света, зеркал, золота, отсылая скорее к стилистике кабаре начала века, смущает оттенком пошлости, но только в первые моменты. Возможно, именно так и выглядит атмосфера праздности.

Остальные сцены проходят  в духе безвременного модерна. Колебания от чистого стиля до спокойных современных решений все-таки остаются заметными и создают впечатление разобщенности, что мешает целостности восприятия. 

Вначале мы наблюдаем картины салона конца XIX века – дамы в кринолинах, золотые люстры...  Затем перемещаемся в атмосферу весенней романтичности, не имеющей четкой временной принадлежности. Следующую сцену карнавала знаменуют графичность и ставший уже традиционным триколор – черное, белое, красное. Последняя сцена и вовсе, благодаря своей аскетичности, смотрится  крайне современно. Среди всего многоцветия найти связующую нить сложно. Тем не менее, дух лаконичного модерна улавливается, а, значит, прием удался.

Опера 1.jpg

Опера 2.jpg

Обращаясь к содержанию оперы, режиссер-постановщик Резия Калныня ставила перед  собой и труппой непростую задачу: «Самое главное для нас – понять, почему же каждый из персонажей оперы, который живет во имя любви и ради любви, все-таки гибнет, не столько в физическом, сколько в моральном, духовном плане. <…> Мне хочется найти причины, понять, почему никто не борется за любовь. Почему Альфред уезжает, а Виолетта отпускает его». Решение этих вопросов кроется, разумеется, в содержательной составляющей оперы и напрямую зависит от соучастия  и вовлеченности зрителя. Но чрезмерная концентрация на совершенствовании формы не лучшим образом отразилась на эмоциональном накале. Внимание зрителя рассеивается и не позволяет в полной мере погрузиться в великие мелодии Джузеппе Верди. А ведь опера, в первую очередь, – музыкальный жанр.

Тем не менее, «Травиату» легко можно назвать одним из самых гуманных, по отношению к зрителю, оперных произведений. Сюжет со временем не стареет, актуальность сохраняется, что не раз подтверждалось режиссерским интересом к опере. Да и наследие Верди вряд ли оставит кого-то равнодушным. Теперь же новосибирская «Травиата»  дополнилась яркостью воплощения, стала наряднее и сократилась в объеме – вполне целесообразные метаморфозы.

Фото: vk.com/operansk
comments powered by HyperComments