«Синие носы» предложили посмотреть дальше своего носа

Культура / 10 сентября 2009 / 13:10 / Яна Колесинская
«Интерра» началась с выставки актуального искусства «Смотри!»Раскрашенный во все цвета радуги тромбонист на фоне оперного театра выдувает «Очи черные». Женщина из толпы требует аккомпанемента к песне собственного сочинения. Народ приплясывает на деревянных мостках, ведущих куда-то в казематы. Фотографы скачут вокруг уличного оркестра. И вот толпа замирает, задрав головы вверх. В нише второго этажа, эффектно задрапированного зеленой строительной сеткой, появляется Вячеслав Мизин. Невозмутимо и как-то отрешенно обозрев окрестности, он выпускает из широких штанов снопы разноцветных искр и клубы дыма. Грохот, вопли, аплодисменты. «Если он так эффектно кончает, то интересно, как же он начинает?» – задается вопросом один из музыкантов. С перформансом «Фейерверк» знаменитая н-ская арт-группа «Синие носы» объездила пол-мира, а Новосибирск скучал и молчал. «Как мы сделали искусство 200-х» – подзаголовок проекта «Смотри!», который открылся вчера вечером в недостроенном здании театра Сергея Афанасьева. Кирпичная кладка, неоштукатуренные стены, цементный пол, завешанные целлофаном окна весьма сочетаются с идиотскими выходками актуальных художников, которые делают искусство из всего, что валяется под ногами. Им не нужны респектабельные галереи с паркетом и люстрами. Они не носят смокинги, бабочки и лакированные ботинки. Галерист Анна Терешкова – главная фигура на этом празднике жизни. В один прекрасный день в ее светлую голову пришла идея «Смотри!» Она рассказывает: – Я давно мечтала представить в Новосибирске срез нашего современного искусства, которое широко известно на Западе, а здесь его не знают. Ребята, говорила я им, когда найду хороший подвальчик, я вас покажу. И вот я ночь не спала, а наутро прихожу к Сергею Афанасьеву, говорю, что у меня родился проект – сделать выставку в вашем недостроенном театре. Его первая реакция: гениально! После чего все закрутилось, завертелось вокруг этого, художники, архитекторы, дизайнеры, артисты, журналисты – все подключились и работали практически без денег. Последний раз такие ощущения я испытывала в студенчестве: ребята, давайте что-нибудь сделаем! Энергетика, которая объединяет людей, может горы смести! Энергетика смела горы строительного мусора и превратила долгострой в выставочное пространство. Отовсюду раздаются вопли – это видео, смотри и наслаждайся своим отражением в кривом зеркале. Самодельные игрушечки омича Дамира Муратова объединены в серию «Гудбай, эпоха!» – растиражированные штампы, застрявшие в голове обывателя, помещены под стеклянные витрины. В центре зала оборудована баскетбольная площадка, корзины прибиты ко лбам знаковых персон: Карла Маркса, Льва Толстого, Альберта Энштейна и Михайло Ломоносова. Забивай гол куда надо… Главные персонажи здесь, конечно, «Синие носы». Вячеслав Мизин, Александр Шабуров, Константин Скотников, Евгений Иванов бродят среди своих произведений, одни из которых сделаны на коленке, а другие напечатаны в современной фотолаборатории. Впервые в Новосибирске в одном пространстве представлено то, что они натворили за десятилетие своей деятельности. Плюшевые игрушки, телепузики, обезьяны, культовые киногерои социализма, дивы западного экрана, политики, террористы – все в одной упряжке. Ну конечно, скандальные «Целующиеся миллиционеры», застывшие в объятиях на фоне березовой рощи, те самые, которых тогдашний министр культуры Александр Соколов назвал «позором России», – на самом почетном месте. А дальше – целующиеся балерины. Они – символ «Смотри!» Целующиеся моряки. И даже железнодорожницы. «Эра милосердия» охватила все социальные слои. Темы актуальных художников провокационны, как и их персонажи. «Взрослые мужики дурака валяют», – считают многие, особенно представители традиционного искусства. Ну да, «Синие носы» раздеваются до трусов, в морозный ноябрьский день выходят к собору Василия Блаженного и позируют фотографу. Сплошной цинизм. Это «Новые юродивые». Или, опять раздевшись, но теперь уже закрыв лица масками политиков, снимаются в непристойных позах. Сплошная порнография. Это «Маски-шоу». Или вот. Темное помещение. Непонятно, что здесь потом будет, гримерка или бар, а пока это цементный мешок, в котором стоит один-единственный предмет – видеопроектор. Ролик снят с положения лежа, изображение идет на потолок, где… Как бы это покультурнее выразиться. Когда теннисистка носится по корту с ракеткой, издавая вопли сексуального характера, редко кто из мужиков не мечтает спрыгнуть с трибун, улечься на траву и пялиться ей под юбку. Эту совершенно секретную непристойность «Синие носы» выволокли на свет божий. Вернее, не на солнечный свет, а в пустую комнату, где зритель оказывается наедине с собственными фантазиями. Издеваясь над идиотизмом жизни, над ее идолами и авторитетами, над ее штампами и клише, «Синие носы» спасаются от всего этого иронией и смехом. Они адресуют творчество народу, но не всегда пипл схавает. Сходу непросто разгадать интеллектуальный подтекст их работ. Евгений Иванов считает: – Это далеко не простое, не гламурное искусство, чтобы его понять, необходима подготовка, нужно знать контекст, дискурс, понимать, что люди, которые это делают, живут в несколько ином измерении, чем те, которые приходят это смотреть. Смотреть пришли представители культурной власти и творческие деятели: Андрей Филичев, Владимир Миллер, Валерий Бродский, Александр Назимко, Андрей Шаповалов, Александр Ложкин, Тимур Гордеев, Сергей Мосиенко, Алексей Казаринов… «В художественном музее температура нормальная, 36,6, а здесь на несколько градусов выше», – заметил самый продвинутый н-ский искусствовед, а ныне директор Ханты-Мансийского музея Владимир Назанский, имея в виду биеннале графики, параллельно проходящую за пару кварталов отсюда. Еще бы. «Смотри!» – это не только выставка, а целая серия инсталляций, лекций, концертов, спектаклей на протяжении всей «Интерры». Художественный руководитель балета НГАТОиБ Игорь Зеленский рискнул показать на необустроенной сцене долгостроя фрагмент своей постановки на музыку Эдварда Льянга «Шепот в темноте», а вслед за ним на площадку вышли пионеры новосибирской электронной музыки Nuclear Losь и музыкант-универсал Роман Столяр. В зале нет бархатных кресел, на сцене нет декораций. Водопровода тоже нет. И отопления. Едва накрыли фуршетный стол, как вдребезги разбился и разлетелся на мелкие осколки бокал. На счастье.


comments powered by HyperComments