Дело Юрченко: защита усомнилась в показаниях свидетеля

Дело Юрченко: защита усомнилась в показаниях свидетеля
Политика / 27 января 2016 / 20:11 / Татьяна Косачева

Для продажи объекта на улице Чаплыгина, 54 одобрения со стороны экс-руководителя департамента земельных и имущественных отношений Олега Галлямова не требовалось, заявила свидетель по громкому делу экс-губернатора Василия Юрченко. На большинство вопросов стороны защиты она предпочла ответить «не знаю» либо «не помню».

Допрос свидетелей со стороны обвинения по делу экс-губернатора Василия Юрченко, обвиняемого в превышении должностных полномочий, продолжился в среду, 27 января. В Центральный районный суд пригласили главного специалиста отдела приватизации и управления пакетами акций департамента имущества и земельных отношений Новосибирской области (ДИЗО) Асю Бородину.

Свидетель рассказала, что в ДИЗО работает с 2004 года. Ей известно о том, что ОАО «ГазТрансКом» обратилось в ДИЗО, чтобы департамент одобрил сделку по продаже объекта на улице Чаплыгина, 54. Бородина занималась подготовкой проектов приказов департамента. На вопрос стороны обвинения о своих функциональных обязанностях она ответила, что решения она не принимала, выступала в качестве исполнителя, готовящего документы по поручению начальника отдела Ольги Семендиловой.

По поводу приватизации ГУП «Новосибирскжилкомхоз» Бородина рассказала, что унитарное предприятие было включено в план приватизации на 2008 год. Недвижимость на Чаплыгина, 54 входила в состав имущества ГУПа, при приватизации она не оценивалась, поскольку законодательно это не установлено. «Имущество было приватизировано исходя из его статусной стоимости», – сказала свидетельница.

Блок вопросов защиты касался приказа №448 от 29 марта 2010 года об одобрении сделки по отчуждению имущества по адресу Чаплыгина, 54. Адвокат Владимир Бригадин обратил внимание на то, что в приказе не указана цена имущества и способ совершения сделки.

«Приказ был подготовлен на основании служебной записки. Прошел все согласования, которые необходимы в департаменте», – сказала Ася Бородина. Она также повторилась, что все документы к ней попадали через начальника отдела Семендилову. Включить в приказ землю и здание (от которого фактически остался фундамент – прим. ред.) ей поручил начальник отдела. Позже, когда адвокат Бригадин зачитал протокол допроса свидетельницы следователем, стало известно, что цена не указывается в том случае, если сделка не считается крупной.

Создалось впечатление, что сторона защиты усомнилась в скромной роли Бородиной в работе департамента. Исходя из ее ответов можно было предположить, что она лишь печатала документы по выданным заданиям, при том занимая должность главного специалиста. «Она не секретарем-машинистом работает, она главный специалист, – прозвучала реплика со стороны защиты. – Говорит так, как будто она работает секретарем».

Во время допроса свидетеля адвокаты Юрченко выявили ряд противоречий с показаниями, которые были получены на предварительном следствии. В связи с этим поступило ходатайство огласить протокол допроса Бородиной.

Основное несовпадение касалось одобрения сделки «ГазТрансКома». В показаниях следователю свидетельница сообщила, что это одобрение не требуется: акционерное общество действует самостоятельно и может в любой момент продать свое имущество. На судебном заседании  она заявила обратное. Сторона защиты данные показания посчитала существенными, поскольку именно к этому вопросу относится правонарушение, которое вменяется Василию Юрченко.

«Противоречия в начале допроса на мой вопрос, вправе ли Галлямов, как руководитель ДИЗО, определять способ реализации имущества, свидетель ответил, что вправе. В протоколе говорит, что нет», – указал Бригадин.

Также адвокат заметил противоречия в части того, являлись ли указания первого заместителя губернатора области Василия Юрченко обязательными для директора «ГазТрансКома» Павла Шарапова. «Во время допроса следователя говорит, что все указанное в письмах заместителя губернатора – это лишь пожелания, и они не обязательны для исполнения Шараповым. (…) Никаких писем Юрченко в «ГазТрансКом» не направлялось», – сказал Бригадин.

«Какие показания поддерживаете в части обозначенных противоречий», – спросила судья Алла Веселых. Свидетельница ответила, что те показания, которые давала ранее следователю.

На вопрос стороны гособвинения, какое отношение имеет Галлямов как руководитель ДИЗО к имуществу «ГазТрансКом», свидетельница ответила, что ДИЗО только одобряет сделки с недвижимостью в соответствии с уставом. 

«Сказали, что Галлямов был не вправе давать указанию Шарапову о способе продажи имущества. На чем основан ответ?», – поинтересовался прокурор. «Галлямов, как руководитель ДИЗО, может только в соответствии с уставом действовать. Полномочия только те, которые сказаны в уставе. Вывод делаю на основании знаний устава «ГазТрансКома». На вопрос прокурора, в связи с чем ДИЗО принимал решение об одобрении или не одобрении отчуждения имущества ОАО «ГазТрансКом», свидетельница ответила, что решение было принято потому, что в уставе написано, что все сделки с недвижимым имуществом, связанным с отчуждением – это компетенция общего собрания.

«После допроса Пресниковой, которую так и не допросили до конца, свидетелями выбрана тактика, «не знаю», «не помню», – прокомментировал адвокат Юрченко Игорь Шурпик. – Почему продиктовано таким образом… В течение всего процесса нет ни одного свидетеля, который бы подтвердил версию следователя». 

Следующее заседание по делу назначено на начало февраля.

Напомним, уголовное дело в отношении бывшего руководителя Новосибирской области Василия Юрченко было возбуждено в августе 2014 года, экс-губернатора обвинили в превышении должностных полномочий при продаже недвижимости в центре Новосибирска. По версии следствия, Юрченко дал письменное указание директору ОАО «ГазТрансКом» (100% акций принадлежит Новосибирской области) об отмене аукциона по продаже имущественного комплекса, расположенного на улице Чаплыгина, 54, когда он продавался с начальной ценой около 40,4 миллиона рублей. Впоследствии землю и фундамент здания приобрела компания «Тактика» за 22,7 миллиона. По оценке Следственного комитета, экс-губернатор причинил своими действиями ущерб компании «ГазТрансКом» около 18 миллионов рублей (недополученный доход плюс затраты на проведение аукциона), а бюджету Новосибирской области – около 4,3 миллиона (в виде налога на прибыль от продажи имущества и дивидендов от акций ОАО «ГазТрансКом»). 

comments powered by HyperComments