ФоРГО: Интернет стал более лояльным к действующей власти

ФоРГО: Интернет стал более лояльным к действующей власти
Политика / 07 мая 2015 / 17:10
Интернет перестал быть враждебной для действующей власти средой. Такие выводы сделали эксперты Фонда развития гражданского общества. Проведенное масштабное исследование показало, что за последние несколько лет в Сети «выросла» аудитория с патриотическими взглядами, пройдя путь от «партии интернета» до «путинского большинства»

Кардинальные изменения политического климата в Рунете произошли за последние два года. Из оппозиционного, негативного пространства для власти, он превратился в значительно более лояльную среду, в которой доминирующее значение приобрела патриотическая общественно-политическая повестка. На это в большой степени влияли несколько факторов: расширение демографического состава пользователей интернета в России за счет жителей средних, малых городов и села, а также людей среднего и старшего возраста; общее повышение уровня доверия к президенту России Владимиру Путину; появление и активизация в социальных сетях медиаторов и лидеров мнений патриотической направленности, в том числе, знаковых медийных персон; и резкое вовлечение патриотически настроенной аудитории в социальных сетях в политические дискуссии в начале 2014 года в связи с событиями на Украине и возвращением Крыма в состав России.

Интернет против телевизора

В период 2010-2011 годов  распространенной темой в экспертном сообществе были рассуждения о том, что в стране сформировалась некая абстрактная оппозиционная «партия интернета» в противовес «партии телевизора». Продвигался тезис, что «свободное» информационное пространство неизбежно приводит к критическому отношению к действующей власти, в то время как пространство телевизионное – наоборот.

Особенно широкое распространение этот тезис получил с разворачиванием протестной волны 2011 года. Тем не менее, к настоящему моменту можно констатировать, что «Россия интернетная» и «Россия телевизионная» вполне смогли ужиться на одной территории. Более того, «Россия телевизионная» за последние годы массово пришла в интернет и обосновалась в нем в качестве полноценного участника информационных процессов в социальных медиа, однако не стала частью протестного движения, как это прогнозировалось некоторыми экспертами, а наоборот – существенно изменила политический сетевой ландшафт.

Демографическое изменение структуры пользователей Рунета

В течение последнего десятилетия Россия, как и большинство развитых стран мира, переживала интернет-бум, связанный с массовым распространением доступа в интернет. За прошедшие десять лет уровень проникновения Сети вырос с примерно 18% до 65% населения страны, из них за последние пять лет (с 2010 по 2015 годы) рост составил 25%. 

1.jpg

Важно отметить, что показатель проникновения доступа в интернет не отражает степень интенсивности его использования. В период с 2001 по 2010 годы значительное число пользователей заходили в Сеть нерегулярно (один или несколько раз в неделю) и проводили там относительно немного времени. Резкий рост интенсивности пользования Сетью, в том числе, связанный с началом активной коммуникации в социальных сетях, пришелся на период с 2010 года, когда суточная доля интернет-пользователей выросла более чем в два раза – с 25% до примерно 55% (в настоящее время около 85% интернет-пользователей заходят в Сеть ежедневно).

Данный рост был неравномерным с точки зрения различных демографических групп. Первоначально интернетом были охвачены наиболее «авангардные», обеспеченные и технически продвинутые группы населения – молодежь и люди среднего возраста из крупнейших городов страны, прежде всего, из Москвы и Санкт-Петербурга. Примерно до 2008 года именно крупнейшие города страны были основными драйверами роста аудитории интернета в России.

Затем ситуация начала существенным образом меняться. Достигнув высокого уровня проникновения в крупных городах, основной рост числа пользователей интернета переместился в средние и малые города, а затем распространился и на сельскую местность, которые по настоящий момент являются основными драйверами прироста числа пользователей в стране.

2.JPG

Помимо территориального изменения структуры роста пользователей Сети произошло и возрастное изменение. Если до 2009 года интернет рос в основном за счет молодых возрастных групп, то начиная с 2010 года, наиболее активный рост переместился в старшие группы, ранее в минимальной степени охваченные интернетом.

3.JPG

Даже за год возрастная структура пользователей существенно сдвинулась в сторону увеличения среднего возраста пользователей. Еще более заметна эта динамика, если обратить внимание на статистику возраста пользователей Рунета за май 2009 года (данные TNS Russia):

4.JPG

Таким образом, возрастная структура российских пользователей интернета благодаря стремительному росту уровня проникновения Сети за последние годы максимально приблизилась к возрастной структуре населения России в целом. Если средний возраст по стране составляет в настоящее время около 39 лет, то средний возраст российских интернет-пользователей приблизился уже к 35 годам и продолжает свой рост.  

Рост доверия к политике президента Путина

Когда речь идет об изменении политических настроений среди пользователей Рунета, которые к настоящему моменту составляют уже более 60% населения страны, невозможно говорить об этом в отрыве от политических настроений в обществе в целом. 

В 2014 году произошел резкий рост доверия к Владимиру Путину, в том числе, в связи с возвращением Крыма в состав Российской Федерации. Уровень доверия вырос с примерно 45-48%, на которых находился на протяжении 2012-2013 годов, до рекордных 85% (данные ФОМ на конец апреля 2015 года).

5.JPG

На нижеприведенном графике отчетливо виден момент начала резкого роста доверия (февраль 2014 года):

6.JPG

Стоит отметить, что рост доверия к президенту и его политическому курсу характерен для всех социально-демографических групп в равной мере (данные ФОМ):

7.JPG

Таким образом, можно констатировать, что по сравнению с периодом 2010-11 годов (и даже периодом 2012-2013) не только расширился демографический состав пользователей Рунета, но и существенно изменились политические настроения населения в целом в сторону поддержки действий главы государства и федеральной власти в целом.

Изменение структуры медиаторов в социальных сетях

Вопреки расхожему мнению, подавляющая часть контента в социальных медиа создается не рядовыми пользователями, а так называемыми «медиаторами» – лидерами мнений на той или иной площадке, обладающими большой аудиторией, которая позволяет им широко распространять публикуемый контент (влиятельность медиатора на той или иной площадке можно обозначить термином «социальный капитал»). Фактически именно медиаторы определяют повестку обсуждения в социальных медиа, придавая значимость и масштаб распространения в социальной сети той иной теме.

К 2012 году сложилась ситуация, когда подавляющее большинство политических лидеров мнений в социальных сетях придерживались скорее оппозиционных политических взглядов. Особенно ярко это проявлялось в сервисах Livejournal, Twitter и Facebook (массовые «ВКонтакте» и «Одноклассники» оставались аполитичными), что, в частности, существенно упростило сетевую мобилизацию на протестные акции на Болотной площади и проспекте Сахарова.

Одним из неожиданных долгосрочных последствий этой протестной мобилизации 2011-2012 годов стало то, что в качестве ответной реакции произошло структурирование и активизация противоположной, условно лоялистской части сетевой аудитории. Именно с этого момента можно говорить о расширении представительства в социальных сетях в целом поддерживающих власть медиаторов, среди которых значительное число видных представителей медиа и шоу-бизнеса.

Один из наиболее ярких примеров подобного рода – телеведущий Владимир Соловьев, который за последние два года стал наиболее популярным пользователем российского сегмента Twitter, если ориентироваться на среднесуточное суммарное количество «ретвитов», обогнав по этому показателю, в частности, оппозиционного политика Алексея Навального. В целом же среди 50 наиболее популярных политизированных пользователей российского сегмента Twitter к настоящему моменту примерно 55% придерживаются скорее лояльных политических позиций (с учетом официальных аккаунтов политиков), и 45% являются оппозиционными. Аналогичное распределение на 2011 год можно оценить примерно в 20% на 80%.

Постепенное изменение структуры лидеров мнений наблюдается и на другой, ранее исключительно оппозиционной площадке – в российском сегменте Facebook. Ниже представлена сравнительная таблица среднего числа «лайков» у оппозиционных и лояльных лидеров мнений в этой социальной сети (журналисты и политические активисты в данном перечне не учитывались).

8.JPG

Среди журналистов наблюдается несколько иная ситуация: оппозиционный сегмент пока еще существенно превосходит лояльный по уровню вовлеченности аудитории (это связано еще и с тем, что значительная часть аудитории – русскоязычные пользователи из Украины, а не из России), однако тенденция роста патриотического сегмента в данном случае тоже отчетливо заметна. 

9.JPG

Вовлечение патриотически настроенных слоев в политические дискуссии

Расширение базы пользователей интернета в России в целом не равносильно одновременному расширению российских пользователей социальных сетей, тем более, вовлеченных в обсуждение общественно-политической повестки. Согласно наблюдениям, между началом использования Сети в принципе и началом активного общения в социальных сетях проходит определенный промежуток времени, который может длиться несколько лет.

Более того, вовлечение пользователей социальных сетей в политические дискуссии часто происходит в силу определенных внешних факторов, связанных с резким оживлением информационной повестки. Примером такого «внешнего» вовлечения являются, например, выборы в Государственную думу 2011 года и поднявшаяся протестная волна, которая существенным образом на период около полугода политизировала (в негативном контексте) дискуссии на ряде социальных площадок. Тем не менее, данная политизация в силу специфического социального состава участников протестов в минимальной степени затронула наиболее массовые российские социальные сети «ВКонтакте» и «Одноклассники».

Однако масштаб «патриотической мобилизации» в социальных сетях существенно превзошел по масштабам то, что можно было наблюдать в конце 2011 года. Причем корректнее говорить, что она началась еще с конца 2013 года – первоначально, в связи с проведением Олимпийских игр в Сочи, успешный ход которых широко обсуждался пользователями во всех распространённых в России социальных медиа. Затем в начале 2014 года рост активности продолжился в связи с государственным переворотом на Украине. Однако наибольший уровень вовлечения был связан с событиями весны 2014 года, а именно, возвращением Крыма в состав Российской Федерации. Общий подъем патриотических настроений в стране прямым образом отражался на ходе и структуре сетевых дискуссий, причем не только в «политизированных» социальных сетях, таких как Facebook, Twitter и Livejournal, но и в ранее преимущественно аполитичных и наиболее массовых сетевых площадках «ВКонтакте» и «Одноклассники», где за короткий период времени произошел расцвет большого числа политических сообществ патриотической направленности.

Также можно отметить, что на резкий рост активизации патриотически настроенных слоев населения в социальных медиа невольно повлияли более политизированные антироссийски настроенные пользователи из Украины, которые сами провоцировали политические дискуссии и вовлекали ранее в целом неактивные слои российских пользователей в регулярное обсуждение общественно-политического контента, первоначально связанного в основном с событиями на Украине и в Донбассе. С учетом того, что структура социальных сетей в России и на Украине фактически идентична, а подавляющее большинство украинских пользователей используют русский язык для онлайн-общения, данная ситуация наблюдалась на всех площадках – от «Одноклассников» до YouTube.

Таким образом, события на Украине и возвращение Крыма стали тем «триггером», который вовлек широкие патриотически настроенные слои пользователей социальных сетей в регулярное обсуждение политической повестки в социальных сетях, которое продолжается по настоящее время, несмотря на произошедшее снижение актуальности информационного фона вокруг Украины.

Реакция пользователей социальных сетей на резонансные темы

Для иллюстрации тезиса о существенном изменении политического климата в российских социальных сетях целесообразно обратится к анализу реакции пользователей на различные резонансные сюжеты. Подобная работа проводилась аналитиками Фонда развития гражданского общества в закрытом режиме еженедельно с начала 2013 года и к настоящему моменту уже накоплен большой объем данных. Анализ проводился при помощи различных инструментов, в том числе, при помощи адаптированной для изучения Рунета аналитической платформы Crimson Hexagon. Полученные данные нельзя считать абсолютно точными, однако уровень погрешности после ручной проверки результатов составляет в среднем не более 3-4%.

Важно отметить, что распределение мнений в социальных сетях не является проекцией распределения мнений по данным вопросам в обществе в целом. Это связано с тем, что в дискуссиях, как правило, участвуют заинтересованные группы пользователей – те, кого та или иная тема касается в первую очередь, в то время как массовая аудитория либо принимает минимальное участие в дискуссии, либо не принимает его вовсе. Тем не менее, при помощи анализа данных дискуссий можно определить, насколько мобилизованы различные политические группы в данный момент и насколько активно они отстаивают свою политическую позицию.
Первоначально можно обратиться к распределению мнений пользователей социальных сетей по нескольким резонансным общественно-политическим сюжетам за 2013 год.

Предъявление обвинения братьям Навальным по делу «Ив Роше» (октябрь 2013):

10.JPG

Голодовка Надежды Толоконниковой (сентябрь 2013):

11.JPG

Арест мэра Ярославля Евгения Урлашова (2-3 июля 2013):

12.JPG

Несмотря на то, что в 2013 году политическая обстановка в Рунете уже стабилизировалась и не была столь негативной как в конце 2011 – начале 2012 годов, вышеприведенные диаграммы все равно свидетельствуют о в целом негативном характере обсуждения общественно-политической повестки. Совсем другая картина распределения мнений наблюдается в 2014 и 2015 годах.

Приговор братьям Навальным по делу «Ив Роше» и акция протеста на Манежной площади (конец 2014 года):

13.JPG

Введение Россией ответных санкций (август 2014):

14.JPG

Реакция на выступление Андрея Макаревича на Украине и его заявления в поддержку украинской стороны (сентябрь 2014):

15.JPG

Примечательно, что патриотический сегмент Сети в значительной мере самодостаточен и в последние полтора года зачастую самостоятельно формирует общественно-политическую повестку в социальных сетях. Яркий пример – скандал с украинским телеведущим Грачевым на НТВ в начале апреля 2015 года. Несмотря на то, что телеканал занимает в целом лояльную позицию по отношению к властям страны, патриотическая аудитория социальных сетей все равно подвергла его жесткой критике за назначение «антироссийского» ведущего.

16.JPG

Таким образом, сейчас можно наблюдать активное структурирование и субъективизацию патриотического сегмента социальных медиа, которые проявляются, в том числе, в выявлении новых, не имеющих «офлайнового» бэкграунда политических лидеров мнений, формировании идеологических групп и сообществ и, в целом, в создании собственной общественно-политической повестки, слабо зависящей от аналогичной повестки, создаваемой либерально-оппозиционным сегментом социальных сетей.

Наиболее вероятно, что в ближайшие два года этот процесс будет продолжаться вне зависимости от информационного фона, в том числе, в связи с дальнейшей экспансией в социальные медиа более консервативных слоев населения.
comments powered by HyperComments