Рост тарифов на услуги ЖКХ: кто-то врет

Рост тарифов на услуги ЖКХ: кто-то врет
Экономика / 08 февраля 2017 / 13:37 / Константин Антонов

Бюджетные траты после повышения тарифов на услуги ЖКХ превысят объем дополнительной прибыли, которые получат «Горводоканал» и «Сибэко». Власти оплачивают монополистам модернизацию сетей по «кривой» схеме, включив в нее население. Потеряют как граждане, так и областная казна.

Для начала вспомним, как все это случилось. 2 декабря сессия Горсовета Новосибирска поддержала предложение губернатора о повышении тарифов на 15%. До этого никто, кроме десятка человек в высших эшелонах губернской власти, о такой пакости даже и не подозревал. Завеса тайны, а также то обстоятельство, что незадолго до этого появилась рекомендация правительства России о предельном индексе повышения для Новосибирской области в 4%, всколыхнуло общественность.

Власти попытались объяснить это решение разными способами. Депутаты-коммунисты стращали неминуемой смертью от переохлаждения, если городские бабульки немедленно не раскошелятся на ремонт труб. Но даже старые коммунисты их заподозрили в троцкизме и оппортунизме одновременно, ведь еще пару лет назад ленинцы от своих вождей слышали прямо противоположное.

На помощь городским коллегам поспешил начальник департамента по тарифам Гарей Асмодьяров. Он еще больше удивил почтенную публику, заявив, что напрасно народ экономил на тепле и воде – теперь за сэкономленное нужно будет заплатить. От такой наглости у людей с нервами приключилось безобразие.

Губернатор тем временем гнул свою линию – износ труб составляет почти 70%. Ему возразили: за последние десять лет тарифы выросли в 7,7 раза. Тогда, в начале повышательного летоисчисления, народ пугали цифрой в 55% износа. Получается, что за это время, пока народ исправно закапывал каждый год все больше и больше своих золотых в стране очень ловких людей, их деньги тырили какие-то подозрительные коты и лисы?

На помощь товарищам пришел генеральный директор «Сибэко» Роман Власов. Это молодой и перспективный руководитель, из рабочей семьи и, как говорится, прошел все ступеньки – от кочегара до начальника. Товарищ Власов со всей пролетарской прямотой предупредил возмущающихся о том, что они своим недовольством расшатывают самодержавие, в то время как энергетикам есть нечего. Товарищу Власову тоже нашелся контраргумент – анализ годовой отчетности «Сибэко», со счетов которой выводились практически миллиардные суммы по странным договорам.




Задачка про бассейн и две трубы

Дети, изучающие арифметику, делятся на две группы. Задачку о том, что в бассейн из одной трубы вливается, а через другую выливается, одни решают быстро и не задают лишних вопросов. Другие задумываются – зачем нужно в бассейн что-то вливать, чтобы потом оттуда выливать? Из первых получаются чиновники, вторые всю жизнь приносят пользу человечеству.

История с повышением тарифов и выплатой компенсаций – классическая задачка про бассейн и две трубы. По экспертным оценкам, в результате повышения тарифа на 15% «Сибэко» и «Горводоканал» получат в общей сложности около 850 миллионов рублей за год – с 1 июля 2017 года по 1 июля 2018 года. Эти деньги граждане должны будут перечислять с августа. Уже здесь авторов решения подстерегает одна маленькая неприятность – не все граждане ладят с цифрами, и не у всех есть совесть. Как минимум 10% этой суммы до снабжающих организаций не дойдет – пресловутые неплатежи. А это минус 85-100 миллионов.

После того, как народ не выдержал и пошел на митинги, власть в срочном порядке придумала выплатить компенсации. Поскольку в бюджете области деньги на это до сих пор не заложены, есть все основания полагать, что изначально финансовая поддержка населения и не планировалась. Денег в бюджете нет, значит, их придется изыскивать. Например, сокращать статьи на капитальные вложения. Это дороги, строительство школ и больниц, поддержка инвестиционных проектов… Главный вопрос: сколько денег нужно найти?

Исполняющая обязанности министра социального развития Елена Бахарева объявила, что компенсацию в полном объеме получат 400 тысяч льготников автоматически. Эти данные неверны. Льготников около 500 тысяч, и получат они за год, по некоторым оценкам, не менее 300 миллионов рублей. Но та же Елена Бахарева, комментируя постановление губернатора о выплате компенсаций, заявила, что компенсацию получат все жители области, которых коснулось это повышение. Правда, они получат не все, а лишь половину от разницы между 4%, рекомендованными правительством, и 15%, установленными губернатором. 

Возьмем среднюю сумму повышения коммунальных расходов на одно домохозяйство в 300 рублей (у кого-то больше, у кого-то меньше). 50% от этой суммы составляет 150 рублей – таков размер ежемесячного увеличения платы за коммуналку, что подтверждают и в правительстве. В год это 1,8 тысячи рублей. А теперь эту сумму нужно умножить на количество жителей области, которые решат оформить компенсацию. Сколько их будет – никто серьезно не считал и не предполагал. 

Допустим, времени на сбор справок и очереди на прием к чиновникам не пожалеют 300 тысяч человек (хотя потенциальных получателей гораздо больше). Умножаем 1800 на 300 тысяч, получаем 540 миллионов рублей. Теперь, суммируем: 540 миллионов + 300 миллионов = 840 миллионов рублей. Столько необходимо заложить для выплат в бюджет на год.

Общественники намерены объявить акцию, призвав всех оформить компенсацию. Тем же, чье финансовое состояние позволяет безболезненно пережить не одно такое повышение, предложат перечислить возвращенные деньги на благотворительность. Сколько их будет, желающих отомстить монополистам и авторам смелого решения о повышении тарифов? Этого ученики, не задающиеся вопросом, зачем вода в бассейн сначала вливается, а потом оттуда выливается, не знают, не задумываются и задумываться не хотят. Как не хотели просчитывать все последствия решения о 15-процентом росте тарифов.

Но допустим, что за компенсацией обратятся не 300 тысяч, а 150 тысяч человек. Тогда получим 270 миллионов рублей, вместо 540 миллионов. В этом случае общая сумма компенсации (льготники и остальные граждане) за год составит 570 миллионов рублей, которые надо пропорционально заложить в бюджеты этого и следующего годов. 

Бассейн скорее пуст, чем полон

Кроме прямых бюджетных трат в сумме 570-700 миллионов рублей, которые придется выплатить на компенсации, и бюджет, и экономика области в целом понесут и другие потери. Надо понимать, что на организацию и выплату денег населению тоже нужны средства – дополнительный штат сотрудников, оборудованные рабочие места. Нужно будет оплатить услуги банков или «Почты России». На это уйдет (оценочно) еще не менее 30 миллионов рублей. Они будут потрачены «в никуда», впустую.

В бюджеты области и муниципальных образований придется вносить изменения и искать где-то средства на оплату повышения коммунальных тарифов бюджетным организациям – школам, больницам, детским садикам… По самой скромной оценке, нужно будет найти не менее 250 миллионов рублей.

Областным бюджетникам денег, возможно, найдут. Но где их будут брать федералы – полиция, вузы, учреждения СО РАН? «Источник» один – долги. Они еще прибавят к тому проценту неплатежей, о которых говорили выше.

Давайте теперь посмотрим на затраты других организаций.  Например, повышение тарифа приведет, в среднем, к увеличению затрат по статье «коммунальные расходы» кафе и ресторанов на два процентных пункта. Это, казалось бы, немного. Но нужно учесть, что посещаемость учреждений общепита и так сократилась за два года кризиса на 27%, а стоимость меню повышать уже некуда. Значит, они будут меньше брать у местных же производителей муки, молока, яиц, мяса… А это приведет к снижению покупательской способности и товарооборота, который и так рухнул за последние пару лет почти на 20% (по данным Росстата, на 12% – в 2015 году, еще на 5,6% – в январе-сентябре 2016 года). Рухнул товарооборот – снизились налоговые поступления в бюджет, снизился спрос на продукцию местных товаропроизводителей… 

Все, кто выживет, вынуждены будут поднять цены на товары и услуги. Это повышение съест всю ту компенсацию, которую областное правительство решило выплатить новосибирцам – рост цен, разгон инфляции, предельный размер которой Центробанк намерен удержать в коридоре 4-4,5%. Не удержит. 

Таким образом, вместо трубы, из которой вода вытекает, образовалась огромная дыра, в которую побоится заглянуть даже самый смелый инвестор. Он пойдет в тот регион, где ему будут обеспечены стабильные (без таких резких тарифных скачков) и выгодные условия. Но это разговор уже об экономической привлекательности региона, которая нашим чиновникам из экономического блока представляется аккуратненькой стопочкой  отпечатанных листочков в кожаной папочке. 

Знатков сказал: нельзя!

Итак, сумма прямых бюджетных затрат, прямых и косвенных потерь экономики в связи с повышением тарифов, как мы убедились, значительно выше той суммы, которую получат монополисты. При этом нет никакой уверенности в том, что деньги действительно будут эффективно потрачены на ремонт сетевого хозяйства. Во всяком случае, об этом говорит опыт прошлых лет. Тогда возникает вопрос: зачем придумывать такую «кривую» схему, при реализации которой не менее трети средств «потеряется», когда в таких формах проявляется общественное недовольство, усиливается недоверие к власти? Может быть, есть другие способы? Например, механизм прямого перечисления средств на ремонт сетей и увеличения тарифа не на 15%, а на 4%, как это предписано правительством России?

Первый заместитель председателя правительства области Владимир Знатков на последний вопрос ответил: нет, так сделать не можем! Якобы из бюджета можно потратить деньги только на компенсации гражданам, а напрямую поставщикам услуг платить нельзя. И он в этом абсолютно прав. Но его никто  и не просит этого делать.

В 2012 году тогдашний губернатор области Василий Юрченко придумал изящную схему, заключив договор с администрацией Новосибирска, мэром которого был Владимир Городецкий, и «Сибэко». Бюджет и энергетики скинулись по 200 миллионов рублей и направили эти деньги на модернизацию сетей. Почему Юрченко было можно, а Знаткову нельзя? 

Дело в том, что половина теплосетей в Новосибирске принадлежит именно муниципалитету, а вторая половина – «Сибэко». А МУП «Горводоканал» – вообще единоличный владелец всего сетевого хозяйства, которое использует. И на ремонт муниципальных сетей тратить бюджетные средства есть все законные основания. Тогда Юрченко выделил субсидию Новосибирску, а муниципалитет потратил эти деньги на ремонт собственных сетей.

Не будем забывать, что половина сетей – магистральных – принадлежит «Сибэко». Они это хорошо знают, поэтому в 2012 году без разговоров вложили свои 200 миллионов рублей в ремонт собственных (!) сетей.

В этой схеме есть еще один плюс – расходование бюджетных денег сопровождается всегда более жестким контролем и финансовой дисциплиной. В этом случае муниципалитет имел бы все основания потребовать от монополиста детального обоснования затрат, проверить все сметы на ремонт и проследить, что «Горводоканал» закопал не старую трубу, как он частенько это делает, а уложил новую, согласно смете.

Почему эта схема не была реализована сейчас – неизвестно. Почему депутаты Горсовета отказались это обсуждать, тоже остается только догадываться…

«Не верю!»

О том, что повышение тарифов обоснованно, вдохновенно-озабоченно говорит лишь Гарей Асмодьяров. Однако позвольте в это не поверить. Некоторые доводы уже приводились.

Товарищ Асмодьяров оперирует произвольно взятыми данными «Сибэко», причем только теми, которые нравятся ему. А им не верит даже Министерство энергетики России. Для самых въедливых читателей приведем цитату из доклада Минэнерго «Теплоэнергетика и централизованное теплоснабжение в России в 2014 году», в котором авторы сетуют, что не располагают корректными данными, чтобы оценить ситуацию в отрасли, правомерность формирования тарифов, и вообще практически ничего не знают о том, куда идут гигантские средства, и почему отрасль в кризисе. Это происходит потому, что государству поступают сведения, которые «не содержат необходимых данных о расходе и движении топливно-энергетических ресурсов для обеспечения расчета полного баланса топливно-энергетических ресурсов, использованных субъектом отчетности, а именно: движения и расхода топлива, в том числе – биотоплива, объемов производства и потребления тепловой и электрической энергии, с учетом использования части произведенных энергоресурсов на собственные нужды субъекта отчетности, непосредственно связанные с производством электрической и тепловой энергии, объемов производственных и хозяйственных нужд предприятия (собственника источника энергии), об отпуске электрической и тепловой энергии с шин и коллекторов источников энергии в сеть, данные о покупке на собственные и производственные нужды из сети, полезного отпуска конечным потребителям, общедомовые нужды, исключая промежуточные объемы купли-продажи электрической и тепловой энергии между оптовыми перепродавцами, не являющимися конечными потребителями, а также объемы потерь в сетях».

Эти сетования продолжаются еще на двух страницах доклада, из чего можно сделать вывод о том, что кто-то очень постарался при реформе энергетики принять такой пакет документов, согласно которому монополист был бы всегда прав. Ему, монополисту, сегодня совершенно не важно заниматься расчетом потерь и повышением эффективности, он знает, что всегда стрясет деньги с населения. Поэтому какая разница, сколько стоит уголь или ремонт сетей. Главное – себестоимость обосновать. 

Что делать?

Выход из этой ситуации - отменить Постановление губернатора о повышении тарифов на 15%. Заключить трехстороннее соглашение между областью, городом, ресурсоснабжающими организациями на основе четко выверенных смет и при условии осуществления финансово-технического контроля. Это не только экономически обоснованный выход из ситуации, верное управленческое решение. Это, прежде всего, сигнал обществу - власть считается с его мнением, работает в его интересах. И никаких митингов и акций протеста! Губернатор лишь укрепит свой авторитет и даст сигнал потенциальным инвесторам: приходите, в Новосибирской области вас услышат!

comments powered by HyperComments