Белые придут – грабят, красные придут – тоже грабят

Белые придут – грабят, красные придут – тоже грабят
Экономика / 04 июля 2016 / 20:20

Шести крупным хозяйствам Ордынского, Кочковского и Чулымского районов Новосибирской области грозить полное уничтожение. Уже больше недели структуры московского предпринимателя Леонида Маевского пытаются захватить стадо крупнорогатого скота этих хозяйств, ранее входивших в группу компаний «САХО» Павла Скурихина, у которого многомиллиардные долги перед банками. Стадо почти в шесть тысяч голов арестовано, деньги от продажи молока поступают на счета структуры Маевского, а работники хозяйств не получают зарплату, не могут начать заготовку кормов.

Как утверждают очевидцы, процесс проходит с участием силовых структур, которые ведут расследование уголовного дела, связанного с незаконной деятельностью бывших менеджеров некогда крупнейшего агрохолдинга России. В настоящее время производится переоформление принадлежащих хозяйствам коров в собственность компании «Рассвет» Маевского, а молоко отправляется на заводы по переработке от нового собственника. Общественники, забившие тревогу по поводу происходящих процессов, убеждены, что в ближайшее время ООО «Рассвет», не имеющее мощностей для содержания скота, может пустить под нож около шести тысяч коров.

В прошлом году Леонид Маевский, депутат Госдумы третьего созыва от КПРФ (1999-2003), уже пытался забрать у селян зерно, что грозило полным срывом посевной, однако после вмешательства областных властейзапасы удалось отстоять. Тогда дорогу грузовикам и полицейским перекрывали жители сел, они проводили пикеты в центре Новосибирска. Сейчас ситуация повторяется – в селах проходят сходы, сам Маевский приезжал в Ордынский район, обещая селянам золотые горы.

По мнению экспертов, эта история является яркой иллюстрацией состояния делового климата в России и перспектив отечественного агропромышленного комплекса.

Как Скурихин «кинул» Маевского

Все шесть хозяйств бывшей группы «САХО» до появления Павла Скурихина в 2006-2007 годах были вполне успешными и прибыльными. Часть из них были государственными унитарными предприятиями, например, «Красносибирское», которое занималось племенным молочным животноводством, другие были акционерными обществами со значительной долей государственного участия. Тогдашнее министерство сельского хозяйства Новосибирской области презентовало Скурихина крестьянам как перспективу будущего высокотехнологичного производства. Люди одобрили и приняли решение властей, и государственные пакеты акций перешли в собственность Скурихина, часть акций он докупил у других акционеров до контрольного пакета.

Уже к 2012 году абсолютно все было заложено и обременено кредитами. Общая сумма задолженности перед банками только на эти хозяйства составляет несколько миллиардов рублей. Скурихин брал кредиты, тратил деньги по своему усмотрению, в том числе, на проекты в других регионах, а в залог вносил имущество этих сибирских предприятий. Выстроив финансовую пирамиду, Скурихин обращался к некоторым крестьянам, они по его просьбе создавали кооперативы, на которые брали для него новые кредиты.

К концу 2012 году суммы, необходимые для обслуживания кредитов, превысили обороты холдинга, банки стали требовать свои деньги. Тогда и возник Леонид Маевский, представившийся «решальщиком» в диалоге с кредиторами. В феврале 2013 года Скурихин передал управление активами Маевскому. Той же весной новые управленцы инициировали банкротство ряда структур, входящих в  холдинг: сразу в 14 компаниях началась добровольная ликвидация, сопровождавшаяся выводом активов, и уже в декабре 2013 года Скурихин обратился к правоохранителям с обвинениями в адрес нового руководства «САХО» – Леонида Маевского и Вадима Григорьева (бывший управляющий новосибирским филиалом банка «ВТБ»), указав, в частности, на перевод ими имущества на подконтрольное ООО «Сибагроресурс».

Маевский.jpg
Леонид Маевский, фото – «КоммерсантЪ»

Понимая, что банки рано или поздно подберутся к активам хозяйств, Маевский руками Григорьева и иных лиц заключает десятки договоров по которым безвозмездно (как позже установлено решениями арбитражных судов) выводит на ООО «Сибагроресурс»  активы шести хозяйств, а это без малого шесть тысяч голов только крупнорогатого скота, а также все запасы зерна, кормов и прочего. Далее, создавая видимость добросовестного приобретения по десяткам договоров, датированных одним днем (17 декабря 2013 года) все это передается в ООО «Рассвет», подконтрольное только Леониду Маевскому. С этого момента Григорьев перестал быть нужным Маевскому, более того он стал неудобен. И теперь уже Маевский обвинил Григорьева в хищении денег и имущества. 

В феврале 2015 года в этих хозяйствах наступил полный паралич. Григорьев, пытаясь защитить свои, как он считал, интересы, вывез все зерно из хозяйств, включая семена и фураж. Сейчас Григорьев находится под стражей и ожидает приговора суда по другому уголовному делу – о хищении миллиарда (!) рублей.

Землю – Маевскому, долги – крестьянам

По команде бывшего депутата-коммуниста Маевского и при поддержке частного охранного предприятия в хозяйства пришел «Рассвет», вся деятельность которого свелась к безвозмездному изъятию продукции – молока и мяса. В тот период элементарные нужды производства (медикаменты, оплата электричества, приобретение ГСМ, не говоря уже о зарплатах рабочим) попросту игнорировались. За неполных два месяца из оборота хозяйств было изъято более 20 миллионов рублей.

Но тут в ситуацию вмешался  основной кредитор хозяйств – «Россельхозбанк», которому удалось обрести контроль над процедурами банкротств, сменить конкурсных управляющих, подконтрольных Маевскому, на других, из числа московской СРО «Меркурий», при этом  единственной сибирячкой была Татьяна Горбачева в ЗАО «Новорогалевское». Назначенные в другие хозяйства арбитражные управляющие, – господа Логинова и Гаран, жители Москвы – ни разу в Новосибирской области не появились.

В апреле 2015 года Татьяна Горбачева при жестком противодействии структур Маевского вернула контроль во всех хозяйствах и в экстраординарных условиях провела посевную. Силовые захваты приостановились, Маевский подал иск о признании своего права собственности на скот и имущество во всех хозяйствах-банкротах. Производство было приостановлено до решения других дел об оспаривании сделок, на основании которых он основывал претензии.

Новый виток напряженности, вылившийся в захват контроля над производством случился две недели назад, после того как ООО «Рассвет» проиграл все суды: все сделки совершенные Маевским и подконтрольной ему компанией были признаны ничтожными.

Действия правоохранителей: кто в лес, кто по дрова

Весной 2016 года в отдел полиции по Дзержинскому району Новосибирска «Рассветом» было подано заявление против «Сибагроресурса» (компания под контролем Григорьева и прочих бывших подчиненных Маевского) о хищении денежных средств в особо крупном размере. Это дело соединили с другими, возбужденными по заявлениям Маевского в отношении Григорьева о злоупотреблении полномочиями и других преступлениях. В июне следователь этого отдела полиции обратился в Ордынский районный суд с требованием наложить арест на имущество хозяйств.

Примечательно, что следователь Лобанов на четырех листах изложил только фабулу дела, умолчав о том, что все перечисленные им сделки-основания признаны ничтожными вступившими в законную силу решениями арбитражных судов. При этом суды установили, что оплаты по таким договорам не производилось, а имущество фактически не передавалось. Апелляционный суд в мае 2016 года подтвердил выводы первой инстанции. Тем не менее, следствие, обращаясь в июне 2016 года в суд, об этом умалчивает, излагает обстоятельства, ссылаясь только лишь на ничтожные сделки. Очевидно, что были проигнорированы нормы статьи 90 УПК РФ, предусматривающей, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, принимается без всякой переоценки всеми участниками того или иного уголовного процесса.

Интересно и то, что 30 мая 2016 года ООО «Рассвет» в этом же уголовном деле сформулировало свои претензии и заявило гражданский иск, которым требует взыскать с Григорьева 138 миллионов рублей. Тем самым, в понимании «Рассвета» Леонида Маевского и в понимании следствия предметом посягательства стали денежные средства, перечисленные по этим ничтожным договорам. 

Получается, что ответом на вопрос: в чем ты пострадал, служит: я вот деньги потерял, суд признал, что коровы не мои. Иск заявил, сумму подсчитал. Тогда причем тут коровы и хозяйства? В уголовном деле обвиняется Григорьев, он, по версии следствия, похитил деньги Маевского, значит, нужно взыскивать именно с Григорьева, но следователь (умолчав о подоплеке дела) просит наложить арест на имущество хозяйств – на весь скот, около шести тысяч голов крупного рогатого скота, и Ордынский суд частично удовлетворяет ходатайство следствия.

Суд, согласившись на арест, отказал следствию в изъятии скота и передаче его «Рассвету» - был наложен только запрет на распоряжение и продажу скота. Тем не менее, Маевскому этого показалось достаточно для того, чтобы забрать стадо себе. В середине июня он лично приехал к главе Ордынского района и предъявил ультиматум: либо передача всего скота во всех хозяйствах в течение двух дней, либо он вывозит весь скот на территорию Алтайского края. 24 июня он «зашел» в первое хозяйство в деревне Шайдурово.

Все это походило на кадры из боевика: в село приехала следственная группа управления МВД по Новосибирской области, оперуполномоченные областного УБЭП и ПК, местная полиция и другие силовики и просто передали весь скот, а, значит, и всю производственную деятельность, сотрудникам Маевского. 25 июня аналогичная акция прошла в поселке Новые Решеты Кочковского района – около 1,5 тысячи голов крупного рогатого скота, 27 июня то же самое – в поселке Петровское, еще тысяча голов.

Вся производственная деятельность и денежные потоки оказываются в руках ООО «Рассвет» Леонида Маевского, которое, не имея права собственности, заведомо зная, что никак его не подтвердит, распоряжается имуществом, продает молоко, мясо, а деньги оставляет себе. При этом не имея ничего для того, чтобы обеспечить производство – ни в ближайшем, ни в отдаленном будущем. Ведь содержание молочного стада предполагает непрерывный цикл заготовки кормов, его воспроизводства, тем более – в летний сезон, но ничего не делается.
 
Похоже, Леонид Маевский прекрасно осознает, что все это дано ему на месяц, максимум на два, поскольку суды, рассматривающие апелляции, поданные управляющими на действия Маевского, могут длиться долго. Пока суд да дело, Маевский  может подготовить и осуществить сценарий, при котором он, якобы безвинно и вынужденно, должен будет забить стадо. Вариантов, как это сделать, – множество. Шесть тысяч голов крупнорогатого скота, отправленные на забой, – это порядка 200 миллионов рублей для Леонида Маевского.

Управленческий коллапс

Нет ничего криминального в том, что люди, считающие себя правыми, обращаются в суд. Однако судебные разбирательства не должны влиять на ход производственного процесса, тем более, в агропромышленном комплексе, где остановок быть не может – коров надо регулярно кормить и доить, сено убирать, зерновые сеять в строгие сроки. Тем не менее, возникает много вопросов к следователям МВД, а также судье Ордынского районного суда Грушко.

Непонятна в этой истории и позиция «Россельхозбанка», прекрасно осведомленного о том, что конкурсные управляющие – фиктивные лица, по подписанным ими доверенностям в хозяйствах действовали другие люди. Причем, например, в ЗАО «Новопетровское» управляющие не потрудились оформить право на имущество. Этим воспользовалась глава администрации Петровского сельсовета Галина Уточкина, которая провела незаконное решение по оформлению этого бесхозного имущества, оно потом было отвергнуто депутатами.

Даже весьма спорное постановление Ордынского суда о наложении ареста на имущество – скот – не дает право структурам Маевского им распоряжаться. Суд всего лишь наложил ограничительные меры на распоряжение имуществом. Однако ООО «Рассвет», предоставив постановление суда ветеринарным службам, обеспечил для себя монопольное право распоряжаться средствами, вырученными от продажи молока на перерабатывающие предприятия. Не вникая в суть дела, управление ветеринарии по Новосибирской области наделяет его этим незаконным правом.

Наконец, есть вопросы к работе главы Ордынского района Владимира Колясникова, на чьей территории уже несколько лет творится этот беспредел. Он не только не смог урегулировать этот конфликт, создается впечатление, что он проявляет заинтересованность в отношении одного из участников спора. Совершенно необъяснима логика руководства района, приведшего в свое время в качестве «инвестора» ООО «Агросезон», который на самом деле таковым можно признать с большой натяжкой.

В районе зреет возмущение населения, создалась угроза проведению сельхозработ, конкурсные управляющие не в состоянии платить заработную плату и обеспечить производственную деятельность. Судьба хозяйств незавидна. Но еще более трагично то, что похожие истории далеко не единичны.



comments powered by HyperComments


Новости СМИ2