Вечный Липский: как потребсоюз потерял десятки миллионов

Вечный Липский: как потребсоюз потерял десятки миллионов
Фото: Слава Степанов | gelio.livejournal.com, le22.ru, nsk.novosibdom.ru
Экономика / 26 февраля 2016 / 19:56 / Татьяна Косачева

Руководитель новосибирского облпотребсоюза Станислав Липский не потеряет свою должность, даже несмотря на уголовное дело и обвинения в мошенничестве на сумму 150 миллионов рублей. Его поддерживают председатели местных РайПО, к деятельности которых также есть вопросы. Имущество потребкооперации было распродано за «копейки», а сама система потеряла былой оборот и значение. 


Известие о возбуждении уголовного дела и домашнем аресте руководителя Облпотребсоюза Станислава Липского произвела эффект разорвавшейся бомбы. Довольно влиятельный человек был обвинен в присвоении чужого имущества. Впрочем, слухи о таких аферах в потребсоюзе ходили давно. Некогда мощная система с заготовительными конторами, огромной сетью магазинов, перерабатывающих предприятий, боен оказалась в руках кучки деятелей, возглавляемых Липским. Оказалось, что пайщики лишились своей собственности, которая формировалась не одно десятилетие, а государство – эффективного механизма, обеспечивавшего быстрый, простой и беспрепятственный допуск товаров сельского хозяйства на городские прилавки.


Станислав Липский возглавил Новосибирский областной потребительский союз в 1989 году, на своем посту и сейчас, хотя уже отпраздновал 75-летний юбилей. Коллеги считают Липского сильным руководителем, который за годы работы установил личный контроль всего хозяйства потребкооперации в области. Самого Липского начали «контролировать» несколько лет назад. В 2012 году вышел новый закон о потребкооперации, обязавший «Центросоюз России» проводить регулярные проверки в регионах. Тогда у московского руководства возникли вопросы. И в частности о том, почему имущество облпотребсоюза превратилось в частное.

Именно «Центросоюз» инициировал возбуждение уголовного дела в отношении Липского. В начале февраля Центральный районный суд по ходатайству следствия вынес решение о домашнем аресте председателя Новосибирского областного потребсоюза, однако спустя несколько дней эту меру изменили на подписку о невыезде.


Липский.jpg

Правоохранительные органы ни возбужденное уголовное дело, ни ход его расследования не комментировали. Общаться на эту тему отказывается и фигурант (отказ отвечать на вопросы он передал через своего помощника). Между тем, известно, что дело в отношении Липского расследуется (уже полтора года) по нескольким эпизодам, связанным с мошенническими действиями при отчуждении имущества – недвижимости на Красном проспекте, 29, это здание облпотребсоюза.

«Мы провели проверку в 2013 году ревизионным управлением и выявили соответствующие факты. Предлагали Станиславу Липскому вернуть данное имущество в собственность регионального потребсоюза, чтобы оно работало в интересах всей системы. Но он, к сожалению, выполнять данное решение отказался. По результатам проверок контрольно-ревизионного управления были вынуждены обратиться в правоохранительные органы», – рассказал Сибкрай.ru председатель «Центросоюза России» Евгений Кузнецов.


По информации организации, здание Новосибирскоблпотребсоюза отошло в частные руки по очень простой схеме. Сначала оно было разделено на несколько частей, а в начале 2008 года продано нескольким обществам с ограниченной ответственностью, которые на тот момент являлись 100-процентными дочерними структурами облпотребсоюза. Распродавались площади по цене от 400 до 500 рублей за квадратный метр. Затем доли в ООО были проданы по номинальным ценам физическим лицам.

«Большую долю получил Липский и остальные руководители потребсоюза. Следствие установило, что большую часть здания облпотребсоюза Липский продал за 4,52 миллиона рублей. При том рыночная оценка реализованной части здания составляла более 160 миллионов. Ущерб только по этому эпизоду составил более 150 миллионов рублей», – заявил Кузнецов.

Также Станислав Липский имеет свою долю в акциях ряда кооперативных обществ. По данным «Центросоюза России», доля Новосибирского облпотребсоюза в уставном капитале «Экономии» составляет 20,44%, доля Станислава Липского – 13,36%, заместителя председателя правления облпотребсоюза Николая Шабалина – 9,26%, бывшего председателя правления Виктора Лукашова – 12,53%. Также Липский является собственником в обществе «Коопзакупсбыт». Его доля в уставном капитале больше, чем доля облпотребсоюза. «Экономии» было передано свыше 912,1 квадратного метра потребкооперативных площадей по цене 323 рублей за один «квадрат». «Коопзакупсбыт» приобрел помещение в 376,2 квадратного метра за 493 рубля за квадрат. Среди участников ООО «Кооператор Новосибирского облпотребсоюза» есть родственники Липского. В пользу этого общества было отчуждено помещение 557,9 квадратного метра.В обществе «Новосибирский кооператор» облпотребсоюзу принадлежит 18,84% уставного капитала, доля Станислава Липского и его родственников – более 20%, утверждают в «Центрсоюзе». В ООО «Управление торговли Новосибирского облпотребсоюза» Станиславу Липскому принадлежит 9%.


«Октябрьский и Ленинский рынки были оценены по 800 тысяч рублей каждый. В итоге в 80% капитала вошел Липский и руководители потребсоюзов», – продолжил Кузнецов.

В системе потребительских союзов разгорелась корпоративная (или «кооперативная») война. В прошлом году «Центрсоюзу» был ответ от оппонентов. Газета «Известия» опубликовала обращение к президенту Владимиру Путину, под которым подписались несколько руководителей областных потребсоюзов, включая Станислава Липского. Авторы послания пожаловались на то, что головная организация превратилась в «кормушку для председателя Евгения Кузнецова и его команды». Они указали, что ежегодно регионы вносят в «Центросоюз России» 200 тысяч рублей – не менее 16 миллионов со всех. «Евгений Кузнецов ездит на шикарном авто, постоянно в командировках, часто заграничных. Мы же только сдаем взносы и ничего не получаем. Куда идут эти средства – на зарплаты руководства и его штат», – говорилось в обращении. В нем же сообщалось, что в 2015 году Новосибирский потребсоюз инициировал выход из состава «Центросоюза России», как это сделали ранее Воронежский (2014 год), Белгородский (2014 год), Ростовский (2011 год) и Тверской союзы (2009 год).

По оценке Кузнецова, поводом для такой реакции послужили имущественные проверки региональных руководителей потребсоюзов.«Вопрос о выходе из состава союза был инициирован лишь пятью региональными организациями. При этом реальной причиной таких действий является желание руководителей этих региональных организаций избавиться от контроля и не допустить объективной оценки эффективности их деятельности с федерального уровня», – говорилось в официальном ответе Кузнецова на обращение.


кооперация.jpg

«Мы его отстраним, а его вновь изберут»

Мотивации работать на пользу потребкооперацииу руководителей регионального союза в Новосибирске нет, уверены в «Центросоюзе России». При этом отправить Липского в отставку москвичи не могут, хотя есть вариант отстранения от должности, как это было в Кемерове.

«Ситуация с выводом имущества повторяется и в ряде районов области. Станислав Липский является определенным гарантом стабильности для некоторых руководителей потребительских обществ, которые, по нашему мнению, могли нарушить закон с точки зрения возможных мошеннических действий. Мы его можем отстранить, но насегодняшний есть понимание, что его могут вновь избрать, – высказался Кузнецов. – Мы не можем назначить кого-то исполняющим обязанности. К сожалению, администрация Новосибирской области занимает очень пассивную позицию. Я связывался с вице-губернатором, чтобы администрация вмешалась. Они хотят дождаться полного завершения уголовного дела. Наше мнение: уголовное дело уголовным, но отсутствие работы новосибирской потребкооперации также является серьезным показателем для отстранения».

Министр промышленности, торговли и развития предпринимательства региона Николай Симонов не согласен с мнением Кузнецова, что у новосибирской потребкооперации нет результатов в работе. «Пусть покажет, где это (потребкооперация – прим.ред.) сделано лучше. Потребкооперация Новосибирской области уверенно на протяжении многих лет седьмая-восьмая в стране по товарообороту. Пусть посмотрит, и скажет, как Красноярский край, где вообще потребкооперация перестала существовать, поэтому не буду комментировать», – ответил на вопрос журналиста Симонов.  

«Центрсоюз» вел проверку реализации имущества и в нескольких РайПО области, в частности, Карасукском, Тогучинском, Искитимском. Известно, что председатель совета Карасукского РайПО Виктор Бобенко является пайщиком восьми кооперативных организаций. Председатель совета Искитимского производственно-торгового потребительского общества Андрей Горелухин владеет 60% ООО «Гурман», также он входит в состав акционеров «Коопхлеба», «Кооппрома», «Престижа». По данным «Центрсоюза», председатель совета Татарского РайПО Алексей Воронин является владельцем «Татарского рынка» и «Универмага», единственным учредителем которых до 2009 года было Татарское РайПО. Председатель совета Тогучинского РайПО Юрий Тур владеет долями в уставном капитале бывших кооперативных обществ «Доронинское», «Горновская пекарня», «Кондитер».

Распродажей государственного имущества разных РайПО интересовались и пайщики. В Краснозерском районе на выяснение обстоятельств отчуждения немало сил и времени потратил Виктор Слюсарь. Он указал, в частности, на сомнительную сделку по продаже здания промтоваров «Заря», доля которого принадлежала Краснозерскому РайПО. Обществу «Техномонтаж» оно досталось за 498 тысяч рублей, а потом было перепродано компании «Холидей» за 18,5 миллиона рублей. В феврале 2012 года Краснозерское РайПО продало ООО «Современник» здание магазина «Промышленные товары» площадью 960,9 квадратного метра и земельный участок под магазином. Стоимость проданных объектов составила 300 тысяч рублей. «Современник» перепродал здание и участок ООО «ПКФ «Мария-Ра» за 24 миллиона рублей, из них 2,5 миллиона – цена участка.  

Возбуждения уголовного дела в отношении председателя РайПО Слюсарь так и не добился.

«Доход от личного хозяйства был приличный»

Новосибирской потребительской кооперации уже более сотни лет. Считается, что первые сельские потребительские общества зародились в 1912 году, причем не только в Новониколаевске, но и на территории будущей Новосибирской области – в селе Никоново Черепановского уезда (ныне деревня Маслянинского района) и в селе Вассино Новониколаевского уезда (Тогучинский район). 27 февраля 1912 года Новониколаевская городская управа утвердила устав потребительского общества под названием «Экономия», тем самым было положено начало кооперативному движению в регионе. Членами этого общества были местные малоимущие – рабочие, приказчики, мелкие служащие, небогатая интеллигенция и крестьяне окрестных деревень (по информации «Новосибирского краеведческого портала»).

Согласно Конституции СССР 1936 года колхозно-кооперативная собственность закреплялась в качестве социалистической. В дальнейшем кооперативноеимущество существовало уже только на бумаге, и фактически оно принадлежало государству. 

Откуда взялись у кооперативов здания, магазины, земельные участки, которые сегодня стали предметом судебных разбирательств? Часть недвижимости в кооперацию передавали колхозы и совхозы. Активно строило государство, особенно, в 1950-1960 годы,а затем передавало кооперации. Часть имущества была приобретена за средства пайщиков, которые регулярно вносили членские взносы (получая с них дивиденды). 


potrebsouz_00.jpg

Потребительская кооперация открывала магазины и хлебопекарни, строила складские комплексы и сети овощехранилищ, расширяла материально-техническую базу. Все этим предприятия нуждались в продукции, которая производилась на личных подсобных хозяйствах. Это стимулировало сельчан выращивать больше овощей, держать больше  скота, которые сдавались потом потребсоюзу на реализацию.

Когда Геннадий Антонов работал председателем колхоза имени Дзержинского в Краснозерском районе, получал оклад в 240 рублей. «И я на месте, от коровы, которую держал на подворье, реализовывал еще молока на 260 рублей в месяц,– вспомнил директор ЗАО «Черемошинское». –Плюс еще овец держал, реализовывал шерсть. Доход от личного подсобного хозяйства был приличный». По его словам, работать с кооперативами было удобно: колхозник не тратил ни сил, ни времени, чтобы отвезти свой товар, продукцию забирали с личного подворья, причем по вполне приемлемым ценам.

«Нигде на свалках не валялась макулатура, нигде не валялись бутылки, шкура, шерсть. Картофеля старались сажать побольше. Осенью он реализовывался. Что хорошо было. Я лично сам посадил картошку, пришел, бумаги заготовителя взял и сказал, что завтра с часу дня приезжайте ко мне на огород, возьмете тонну картофеля. Приезжает ко мне машина, взвесили, тут же рассчитались и уехали. Это удобно было. Не надо было той же с тушей мяса мотаться по всей области мотаться, чтобы ее пристроить», – поделился Антонов.

Последствием сворачивания системы потребкооперации стало сокращение личных подсобных хозяйств. Реализовывать продукцию «по старинке» оказалось некуда. Перекупщики предлагали сельчанам невыгодные условия, вставать за торговый прилавок не для всех было выходом из ситуации.

«У нас закрывались магазины. Потому что открывались коммерческие, новые, современные. Коммерсанты были более оперативные, больший ассортимент товара предлагали. Начался ассортимент похуже, цены повыше. Сейчас у нас в Краснозерском районе есть почти в каждом селе магазины потребкооперации, но это чисто потребкооперации или частная лавочка? Карты мало кто откроет», – считает Геннадий Антонов.

Бизнес на других принципах

По мнению председателясовета Ассоциации руководителей сельхозпредприятий Новосибирской области Анатолия Степанова, после того, как общество справилось с дефицитом, у потребкооперации (в том ее «привычном виде») ничего не оставалось, как сойти на нет. 
«Умерла система, необходимость в ней отпала объективно, не надо никого организовывать в потребительские общества, нет необходимости, ушел век», – указал Степанов.

«Действительно, в современных условиях потребительская кооперация советского типа выжить не смогла бы, – отметил со своей стороны доктор социологических наук Константин Антонов. – Но что было самым главным в той модели? Кооперативные связи между сельхозпроизводителями, производственная инфраструктура и сбыт. Зачем же нужно было все это ломать и растаскивать по карманам? Вот сейчас мы заговорили об импортозамещении, поняли, что ЛПХ и фермерские хозяйства способны в кратчайшие увеличить производство продукции. Но инфраструктуры нет, выхода на рынок нет, потому что все то, что создавалось поколениями, что являлось одним из становых хребтов организации сельской жизни и производства, прилипло вот к таким Липским».

Главный редактор журнала «Председатель» Павел Березин считает, что сегодня потребсоюзы – обыкновенные бизнес-структуры, которые никакого отношения к потребкооперации в ее традиционном понимании уже не имеют. «Это голые выдумки. Это бизнес, который ведет хозяйственно-производственную деятельность, но уже на других принципах», – заметил Березин.

Анатолий Степанов уверен, что сейчас наступило время иной, производственно-технологической кооперации. «Это связанная цепочка, когда специализированные участники вместе участвуют в производстве конечного продукта – мяса, молока, хлеба, масла. Они могут быть разного формата. Это может быть сельхозпредприятие, крестьянско-фермерские хозяйства, семейные товарные фермы, личные подсобные хозяйства – они скооперированы, они работают, как одно технологическое пространство. Сегодня в этом есть острейшая необходимость», – подчеркнул эксперт.

Принципы потребительской кооперации могут стать дополнительным инструментом поддержки населения. Это же, в условиях санкций и экономического кризиса, важно для обеспечения продовольственной безопасности. Министр Симонов недавно призвал сажать больше картофеля, а также поручил главам районов выделять землю под мелкотоварное производство. Однако сельские жители ждут от чиновников также еще и предложения по дальнейшему сбыту.

«Слова министра Симонова уже давно не вызывают недоумения. Ответить на конкретный вопрос фразой «а покажите, где лучше» ума много не надо. Как не надо много ума призвать народ сажать картошку, не объяснив, где ее хранить, где брать нормальный посевной материал, куда и как продать, – прокомментировал Константин Антонов. – Дело министра промышленности и торговли – создавать условия для торговли, для свободного и беспрепятственного поступления товара на рынок, а не молоть чушь по своей старой комсомольской привычке. И именно министра промышленности и торговли первым должен был задаться вопросом: а что у нас с потребительской кооперацией? Почему она не работает? Что нужно сделать для организации кооперационных связей между производителями и потребителями продукции, куда подевалась инфраструктура? Но, вместо этого – идите сажать картошку». 

comments powered by HyperComments