Каждому олигарху – по кусочку России: кому досталась Новосибирская область?

Каждому олигарху – по кусочку России: кому досталась Новосибирская область?
Экономика / 31 октября 2011 / 14:54 / Татьяна Малкова
Недавний бензиновый кризис, потрясший Новосибирскую область, – не первый, и, судя по всему, увы, не последний. Богатства недр, некогда принадлежавшие всей стране, теперь сосредоточены в руках кучки олигархов. Политика российского правительства, сквозь пальцы глядящего, как нефтяные компании, словно пирог, делят Россию, распределяя сферы влияния, уже привела к тому, что в большинстве регионов нефтяной рынок оказался полностью монополизирован. Независимые нефтетрейдеры, будучи не в силах противостоять монополисту, серьезно опасаются за свой бизнес.

Разделяй и властвуй

Давно уже ни для кого не секрет, что вертикально-интегрированные нефтяные корпорации (ВИНК) с молчаливого согласия российского правительства и антимонопольных органов фактически поделили страну на регионы своих интересов. В результате новосибирский рынок нефтепродуктов оказался под практически полным контролем ОАО «Газпромнефть-Новосибирск» — дочерней структуры ВИНК ОАО «Газпромнефть».

Вертикально-интегрированные нефтяные корпорации, созданные в 1992 году указом президента Бориса Ельцина о приватизации российской нефтяной промышленности (их сегодня в России около десяти), сосредоточили в своих руках всю технологическую цепочку: геологоразведка, бурение, добыча, переработка и реализация нефтепродуктов. Закономерным результатом стала практически полная монополизация российского рынка нефтепродуктов. Профессор института экономики РАН Владимир Волошин, много времени посвятивший изучению этого вопроса, в одной из своих работ пишет: «Нефтяные компании России разделили страну по регионам и контролируют цены на топливо. 95 процентов оптового рынка нефтепродуктов принадлежит ВИНК. Отсутствие конкуренции позволяет бизнесу извлекать максимальную прибыль не за счет модернизации НПЗ, а за счет монопольного положения. Вся Россия поделена между несколькими ВИНК. Принадлежащие им НПЗ закрыты для других добывающих компаний под предлогом нехватки мощностей, а нефтепродукты передаются «своим» розничным продавцам, которые контролируют рынки моторного топлива».

Более того, получив у государства значительные налоговые льготы с условием использовать сэкономленные средства на увеличение глубины переработки и модернизацию нефтеперерабатывающих заводов, нефтяные компании предпочитают направлять их на выплату дивидендов. Такое положение дел летом этого года на совещании по проблемам нефтяной отрасли подверг резкой критике премьер Путин, после чего глава Минэнерго Сергей Шматко пообещал, что в течение ближайших пяти-десяти лет в отрасль будет вложено 20–25 млрд долларов. Но пока это только декларации.

Наедине с монополистом

Все вышесказанное экспертом в полной мере относится и к ОАО «Газпромнефть», «дочка» которого сегодня оказывает решающее влияние на рынок нефтепродуктов Новосибирской области. В ее распоряжении находится «труба» принадлежащего ОАО «Газпромнефть» Омского нефтеперерабатывающего завода — фактически единственного на сегодня поставщика нефтепродуктов на новосибирский оптовый рынок. Кроме того, она владеет крупнейшей разветвленной сетью заправочных станций.
До недавнего времени кроме Омского НПЗ топливо в регион поставляли также Сургутский и Ачинский заводы, но в этом году они ушли с рынка, лишив нефтетрейдеров всякой альтернативы и оставив их наедине с Омским НПЗ.

- Отсутствие альтернативы монополисту с весны стало ощущаться особенно остро, - говорит генеральный директор ООО «АКО» (сеть заправок «Сиб-ГСМ») Вадим Епишкин. - С нового года прекратились поставки с Сургутского завода, с весны – с Ачинского. «Газпромнефть-Новосибирск» стала доминировать на рынке, сосредоточив в своих руках и опт, и розницу. Кроме того, ценовая политика этой корпорации такова, что другие крупные компании на наш рынок просто не могут зайти, им это невыгодно.


ОАО «Газпромнефть-Новосибирск», по свидетельству независимых трейдеров, планомерно завышает оптовые цены, вынуждая их увеличивать стоимость топлива в розницу и удерживая при этом неизменными цены в своей сети АЗС. Такое в этом году происходило уже не единожды, в последний раз — в начале октября, когда ОАО «Газпромнефть-Новосибирск» стала повышать оптовые цены и отказывать в поставках топлива. В результате компаниям пришлось искать бензин в других регионах, где он реализуется по более высокой цене, к которой приплюсовывалась стоимость доставки в Новосибирск. В итоге практически все АЗС, не входящие в сеть «Газпромнефть-Новосибирск», были вынуждены увеличить отпускные цены, в то время как на заправках этой сети ценники остались без изменений. При этом не компания-монополист, а именно независимые нефтетрейдеры, большинство из которых имеют в собственности всего по нескольку АЗС, в этой ситуации оказались крайними.

Министр экономики Новосибирской области Алексей Струков обвинил их в том, что не позаботились о создании достаточных запасов топлива (не принимая во внимание, что у многих из них масштаб бизнеса просто не подразумевает возможности для хранения большого количества бензина). 17 компаний стали объектом пристального внимания со стороны новосибирского управления Федеральной антимонопольной службы, которое заподозрило их в том, что цены были повышены по предварительному сговору.

Один из независимых нефтетрейдеров, попросивший не называть его имени, рассказал корреспонденту Сибкрай.ru, как в этой ситуации действовало ОАО «Газпромнефть-Новосибирск»:
- «Газпромнефть», единственный поставщик, нам в начале октября объемов не дал. Чтобы не закрывать заправки, мне пришлось найти бензины в другом месте, по гораздо более высокой цене, доставить, и после этого продавать фактически по себестоимости. Эта корпорация практикует заключение договоров с транспортными предприятиями с тем условием, что при приобретении 120 тысяч литров и более им предоставляется дисконт 8 процентов. Теперь считаем: Аи-92 в сети «Газпромнефти» стоит 23,8 рубля за литр, минус 8 процентов – получается 21,9 рубля. В пересчете на тонну это 29 200 рублей. А нам отпускают топливо по 28 800 рублей за тонну. Доставка с нефтебазы из Сокура (которая тоже принадлежит «Газпромнефти») – 30 копеек за литр, это плюс 400 рублей за тонну. Вот и получается, что нам опт обходится во столько, по сколько они продают в розницу. А если везти с нефтебазы из Барабинска, то получится 70 копеек за литр, то есть для нас опт будет дороже, чем у них розница. Где тут равные условия? Настоящее вытеснение. Могу добавить еще, что дожидаться, пока отпустят топливо, приходится чуть ли не сутками, в то время как машины «Газпромнефти» заправляются вне очереди. Похожая ситуация и у остальных. Кто-то смог найти другого поставщика и доставить автобензин, кто-то просто закрыл заправки. За что же против нас возбудили дело? Ведь нас фактически вынудили повысить цену в связи с возросшей себестоимостью. Совершенно очевидно: я поднимаю цену – ко мне народ не едет, оставляю – рентабельность стремится к нулю. А с чем мне работать завтра? Где справедливость? Вместо защиты интересов малого бизнеса, идет технологическое выдавливание его с топливного рынка. И это после того, как глава ФАС России г-н Артемьев на встрече с представителями независимых АЗС в августе этого года признал, что ВИНКи извлекают неконкурентные преимущества, нанося ущерб независимым участникам рынка и ограничивая конкуренцию, и привел план действий по защите прав мелкооптовых и розничных продавцов нефтепродуктов. Так почему же сегодня к ответу пытаются привлечь нас?

Не счесть заправок в регионе

Когда ведение автозаправочного бизнеса прекращает оправдывать себя финансово, владельцам приходится с ним расставаться. При этом «Газпромнефть-Новосибирск» охотно присоединяет их АЗС к своей сети. По данным Ассоциации независимых нефтетрейдеров «Сибирь-ГСМ», в прошлом году «Газпромнефть-Новосибирск» приобрела четыре АЗС сети «Беркут», две — сети «Патриот», в нынешнем году состоялась сделка по покупке 16 АЗС сети «Трансервис». Новосибирское УФАС согласия на это не дало, однако ОАО «Газпромнефть-Новосибирск» обратилось в Федеральную антимонопольную службу, где ходатайство было удовлетворено.

- Я не могу точно сказать, чем руководствовалась ФАС, принимая такое решение, - говорит заместитель руководителя новосибирского УФАС Александр Ельчанинов. - Очевидно, тем соображением, что даже при приобретении этих 16 заправок доля ОАО «Газпромнефть-Новосибирск» не превысит 35 процентов.

То есть, другими словами, не будет нарушено действующее законодательство, гласящее, что доля компании на розничном рынке топлива не должна превышать 35 процентов, а на оптовом – 25 процентов. Но руководитель ассоциации независимых нефтетрейдеров «Сибирь-ГСМ» Юлия Золотовская с такой оценкой не согласна:

- По нашим оценкам, с приобретением заправок «Трансервис» «Газпромнефть-Новосибирск» перешагнет за 35-процентный рубеж. Что же касается опта, то его практически на 100 процентов контролирует «Газпромнефть». УФАС оправдывает такую ситуацию тем, что «Газпромнефть» стала монополистом против своей воли после того, как с рынка ушли, отказавшись от поставок, «Роснефть» и «Газпром», владеющие соответственно Ачинским и Сургутским заводами. Может ли это быть сговор с «Газпромнефтью»? Не думаю. Просто в Новосибирске топливо довольно дешевое, сюда возить невыгодно.


По мнению Вадима Епишкина, считать нужно вообще не количество АЗС, а объемы реализуемого ими топлива:


- Даже если доля «Газпромнефти» по количеству заправок и не превышает 35 процентов, то по объемам реализуемого топлива она, безусловно, доминирует. У мелких сетей АЗС имеют одну-две колонки, а у них есть и по 10-12, да у каждой по нескольку пистолетов. Какие тут могут быть сомнения? Но это никто не считает, никому не интересно.

Вообще же выяснить, сколько в регионе заправок, и сколько у них хозяев – задача не из легких. Александр Ельчанинов ответить на это вопрос не смог, отметив лишь, что точно это никому не известно. По его предположениям, в городе работает примерно 100 АЗС. По оценкам Юлии Золотовской, их число вдвое выше – около 200, а всего в области – более 300. Она крайне негативно оценила работу УФАС в этом направлении, подчеркнув, что следить за происходящим на рынке – его прямая обязанность, и в руках специалистов управления для этого имеются все инструменты.

Еще более критично оценил действия новосибирского антимонопольного управления руководитель новосибирского регионального отделения Федерации автовладельцев России Владимир Кириллов:

- Я не верю, что новосибирское УФАС способно как-то повлиять на ситуацию. На мой взгляд, это совершенно бессмысленная организация. Еще три года назад мы обращались в УФАС, предупреждая, что усиливается монополизация рынка в пользу вертикально-интегрированного холдинга, предупреждали, что возможны перебои и повышение цен. Никакой реакции. Далее ситуация только усугублялась. Ранее независимые операторы могли выбирать оптового поставщика, теперь монополии поделили регионы, и остался один Омский НПЗ, чьей трубой владеет «Газпромнефть». Теперь потребитель будет расплачиваться из своего кармана за пассивность нашего УФАС.

Между тем, по словам Юлии Золотовской, в других регионах местные УФАС могут реально влиять на ситуацию:

- Наша ассоциация входит в Российский топливный союз, мы часто общаемся с коллегами, и могу подтвердить: так пассивно, как у нас, УФАС не работают нигде. Дела против монополистов в других регионах возбуждаются регулярно. А в Санкт-Петербурге глава УФАС прямо сказал: мы сделаем все для того, чтобы у нас были сильные независимые сети. Мы же еще в марте обращались в наше УФАС с заявлением о нарушении антимонопольного законодательства со стороны ВИНК. Три месяца УФАС его рассматривало, но никаких нарушений не нашли.


Надейся на лучшее, готовься к худшему


Возможно, изменить ситуацию сможет вмешательство вышестоящих инстанций? В мае этого года Минэкономразвития выступило с предложением вывести НПЗ из состава вертикально-интегрированных компаний. Таким образом предполагается достичь стабилизации цен на нефтепродукты и создать более адекватные условия для конкуренции на этом рынке. В сентябре свою инициативу внесла и ФАС, предложив разделить структуру ВИНК на добывающее, перерабатывающее и розничное звено. По мнению антимонопольной службы, это позволит защитить независимые розничные сети от поглощения монополистами. (Правда, осталось за кадром то, что та же ФАС в начале года потребовала от ВИНК снизить цены на своих АЗС, фактически собственноручно инициировав процесс уничтожения независимой розницы.) Помогут ли эти меры, если они действительно будут приняты, остановить процесс вытеснения с рынка независимых трейдеров? Юлия Золотовская к подобной перспективе относится скептически:

- К сожалению, для реализации этих инициатив по разделению ВИНК нет правовых инструментов, которые могли бы сделать их действенными. Будут созданы де-юре независимые компании, которые де-факто будут контролироваться теми же ВИНКами.

Говорить о перспективах дальнейшего существования независимых нефтетрейдеров на топливном рынке в сложившихся условиях трудно. Владельцы малых сетей все же надеются, что ситуация изменится, и на оптовый рынок вернутся другие поставщики. Определенные основания для оптимизма есть: как сообщила корреспонденту Сибкрай.ru заместитель генерального директора ООО «Роснефть-Новосибирскнефтепродукт» Марина Касьянова, компания ушла с новосибирского рынка лишь временно в связи с модернизацией производства на Ачинском нефтеперерабатывающем заводе, и в следующем году планирует вновь вернуться сюда. В силах повлиять на положение дел и новосибирское УФАС, если оно сможет занять более принципиальную позицию и будет решительнее вести борьбу с монополиями. Пока же в складывающихся условиях большинство мелких нефтетрейдеров оценивают перспективу скорого расставания со своим бизнесом как вполне реальную.
comments powered by HyperComments