«Падала береза…»: депутаты Заксобрания узнали все о валежнике

«Падала береза…»: депутаты Заксобрания узнали все о валежнике
Фото: автор
Общество / 11 февраля 2020 / 20:05 / Рихарда Лем

За минувший год новосибирцы заготовили 12 тысяч кубов валежника, к такому выводу пришло профильное министерство, проанализировав снижение спроса на дрова. Новосибирские парламентарии приняли отчет регионального министра природы, но поспорили с ним насчет самого определения валежника: если ветром повалило здоровую сосну, можно ли ее беспрепятственно брать? а если это несколько кубов леса? 

Министр природных ресурсов Андрей Даниленко выступил перед новосибирскими парламентариями на профильном комитете во вторник,  11 февраля. Он рассказал о правоприменении изменений, внесенных год назад в правила сборки недревесных лесных ресурсов Новосибирской области по части валежника. Это решение позволило сэкономить 12 000 кубических метров древесины, которая пошла бы на отопление домов.

Однако министр оговорился, что точное количество собранного валежника, конечно, никто не считал. «Точных данных мы естественно знать не можем. Будем вынуждены оперировать только экспертными оценками отделов лесных отношений, которые отчасти получены на основании анализа сокращения потребности граждан в дровах. Косвенные признаки, по которым мы можем оценить, а сколько выбыло у нас древесины на основании того, что граждане стали использовать валежник», – объяснил Даниленко.

Наибольшую величину собранного валежника показал Болотнинский район – он сэкономил порядка 3 000 кубов древесины.

Однако экономия, на взгляд министра, это еще даже не самое главное – это обеспечение пожарной безопасности: «На мой взгляд, основная цель принятия этого закона, на момент, когда его принимали в Государственной Думе, была, в том числе, и в повышении пожарной безопасности в лесах. Потому что надеялись на то, что население будет выбирать хворост.  Но нужно делать это достаточно оперативно, потому что береза, сами знаете, особенно ветки, год полежала на сырой земле - и все». 

За прошедший год сборщики валежника, по данным министра, нарушили закон лишь трижды. «По итогам года у нас было всего три случая, за которые мы привлекли при сборе валежника к административной ответственности. Два из них были связаны с хищениями сухостойной древесины вместо валежника, и один случай – нарушение правил пожарной безопасности, когда в ходе заготовки валежника был оставлен вершинник усыхающий, поскольку происходило это в пожароопасный период»,  –  сообщил Андрей Даниленко.

Общая сумма штрафов составила десять тысяч рублей: два штрафа были по 3,5 тысячи и один на три тысячи - там, где шла речь о нарушении правил пожарной безопасности.


Министр природных ресурсов заметил, что на некоторые вещи в лесхозах смотрят сквозь пальцы:  «Все начальники отделов лесных отношений и лесхозов  получили указания не сильно цепляться в том случае, лежит дерево – не лежит, если это дерево – береза. Береза, которая и так у нас идет в основном для отопления, мы за нее не цеплялись».


DSC_0095.JPG

Однако парламентарий Олег Мирошников приготовил для министра несколько каверзных вопросов: «Поясните все-таки, пожалуйста, позицию департамента. Вот прошел ветровал, снеговал. Дерево упало, корни вывернуло, хвоя зеленая. Позиция департамента – это валежник, или, как вы памятки разослали, это относить к деловой древесине?»

Ветровальная древесина отнесена к категории деловой, ответил Андрей Даниленко, это должен убирать лесхоз на тех же основания, что и проводятся санвырубки – из соображений пожарной безопасности. 

«Тогда ваша позиция идет в разрез с федеральной позицией, – безапелляционно заявил Олег Мирошников. – Как вы это сможете через аукцион провести? Нет у лесхозов такой статьи расходов и полномочий нет. Как они будут проводить эти недревесные ресурсы? Давайте тогда пропишем, что в обязанности лесхозов выходит эти хвойные деревья убирать».

«Ветры бывают разные, – парировал министр. – У нас в Ордынском лесничестве два года назад 6,5 тысяч кубов березы повалило, смерч шел. И вот представьте, что мы после этого не должны убирать. Я ни за что не поверю, что мы этого не должны делать. А если у лесхоза повалит сосны, он с этого участки, извините, древесины никогда не получит? А ветровальную - он должен убрать. У вас-то предложение какое? Чтоб туда зашел предприниматель и совершенно свободно забрал древесину, и все – все довольны?»

Чтобы закончить спор, Андрей Даниленко предложил депутатам еще раз сесть с лесным кодексом и решить этот спор, опираясь на букву закона. 

Председатель комитета Олег Подойма согласился, что этот вопрос требует дополнительного обсуждения и подвел итог: «Хочу отметить те положительные правоприменительные результаты, которые у нас имеются по этому закону. Понятно, что многие цифры прозвучали где-то оценочно, но результат  в 12 тысяч кубов валежника, которые, возможно, заготовили, и ситуация по убранному валежнику, тоже говорит о том, что мы нашли решение такого довольно серьезного вопроса, который создавал определенную социальную напряженность – и без каких-то финансовых затрат!»


DSC_0102.JPG




comments powered by HyperComments


Новости СМИ2

В России и мире

Подбор недвижимости в Италии