Обида «пионеров» в погонах может стоить Асеевым 2,5 тысячи

Обида «пионеров» в погонах может стоить Асеевым 2,5 тысячи
Фото: Рихарда Лем
Общество / 28 ноября 2019 / 19:19

Судебное заседание по делу четы Асеевых было перенесено по ходатайству самого почетного жителя Новосибирска и его супруги: в преддверии процесса академик заболел. Однако ещё четыре дня назад бывший председатель СО РАН вместе с супругой бодро крыл крепким словом находящихся при исполнении оперативников и следователей. 

Что ему теперь будет? Разбирался корреспондент Сибкрай.ru. Кроме того, нам удалось выяснить, как проходил процесс приватизации коттеджа, вызвавший столько споров и закончившийся уголовным делом. 


О том, что супруга академика Вера Асеева, не придет на судебное заседание, было известно еще до начала процесса. 72-летняя женщина попала в больницу после обыска в их коттедже, в тот день она вступила в конфликт с представителями следствия и даже назвала их «сволочами пионерского возраста». Именно по этой причине на мужа и жену было возбуждено дело по статье 117 уголовно-процессуального кодекса «Денежное взыскание». Согласно букве закона, «в случаях неисполнения участниками уголовного судопроизводства процессуальных обязанностей <…> на них может быть наложено денежное взыскание в размере до двух тысяч пятисот рублей».


следователь2 Асеев.jpg



Сторону обвинения в суде представляла заместитель руководителя следственного отдела по Советскому району Надежда Гришина. Интересы Александра Асеева – адвокат Алексей Поздняков, он зачитал волю своего доверителя:

«В связи с заболеванием и плохим самочувствием,  явиться в назначенное время не могу, но желаю участвовать в рассмотрении дела. В связи с чем, прошу отложить судебное заседание по указанному вопросу на более поздний срок». Кроме того, у Позднякова и адвоката Веры Асеевой – Натальи Коптиной – не было времени на ознакомление с материалами дела, так как о самом процессе они были уведомлены накануне вечером.

После десятиминутного перерыва помощник прокурора признал, что супругов Асеевых нельзя лишать права на защиту, а их доверенным лицам действительно необходимо дать прочитать документы и обсудить свою позицию с доверителями, поэтому заседание суда перенесли на 6 декабря.

адвокаты Асеева.jpg



Алексей Поздняков пояснил корреспонденту Сибкрай.ru, что академики не пускали следователей в дом, потому что те пришли слишком поздно.

«Он по настоящему уголовному делу является свидетелем. Следственные действия, за исключением неотложных, по правилам проводятся с шести утра до 22 вечера. Чем была вызвана неотложность и была ли она чем-то вызвана, это можно узнать только после изучения материалов.  Как свидетель по уголовному делу в отсутствии адвоката он мог не пускать их», – подчеркнул Поздняков.

Он добавил, что подал жалобу в Новосибирский областной суд на постановление об обыске, вынесенное Советским районным судом, однако в настоящее время жалоба даже не рассмотрена.

адвокатша Асеева.jpg



После заседания Наталья Коптина выступила перед представителями прессы с заявлением. 

«На сегодняшний день мы немножко удивлены таким пристальным вниманием к этому делу и нарушением традиций, которые в Академгородке складывались годами, – подчеркнула Коптина. – Я говорю о традициях уважения к старшему поколению, видным ученым. И хотелось бы, чтобы при рассмотрении этого дела все участники этого дела, а также СМИ не забывали о том, что стариков надо уважать».


Что касается предмета уголовного дела – коттеджа, в котором проживает академическая чета, – адвокат сообщила следующее: «Самое главное, не забывать, когда идут разговоры по делу вокруг коттеджа Асеева, что право на приватизацию членами семьи Асеева признаны решением Советского районного суда. И апелляционная инстанция – Новосибирский областной суд – это полностью подтвердил».

Напомним, следственные действия вокруг особняка Асеевых связаны с уголовным делом о превышении должностных полномочий в отношении 77- летнего бывшего и. о. управляющего делами СО РАН Эдуарда Скубневского. По версии следствия, он заключил с председателем президиума СО РАН Асеевым договор служебного найма жилого помещения на безвозмездной основе, после чего особняк был приватизирован. В результате этой незаконной сделки бюджету Российской Федерации был причинён ущерб в размере более 67 миллионов рублей.


Советский суд123.jpg



С редакцией Сибкрай.ru связался автор монографии «Разрешение городских конфликтов» Иван Медведев. Он объяснил, как обстояло дело с приватизацией особняка Асеева.

«В так называемой «верхней зоне», самой престижной, сохранился рудимент советской эпохи – служебные коттеджи, – начал рассказ Медведев. – Их строили в начале 60-х годов прошлого века для выполнения государственной задачи привлечения высококвалифицированных научных кадров, то есть они являлись публичной собственностью. После распада СССР цена на земельные участки под коттеджами стала астрономической даже по московским меркам, но, как служебное жилье, они не подлежали приватизации, находясь вне оборота».

Медведев рассказал, что в декабре 2014 года заместитель председателя СО РАН Михаил Эпов сообщил, что у академиков и членов их семей, проживающих в коттеджах «остается нереализованным их конституционное право» на приватизацию служебного жилья, это дало старт массовой приватизации.

«Заметим, что в Конституции РФ нет «права на приватизацию». Больше того, не существует «права на приватизацию этого жилья» (служебного коттеджа), статус которого обусловлен целями публичной собственности. Объект продолжает «служить» до тех пор, пока на территории Академгородка выполняются государственные задачи. Академики и члены их семей могут получить иное жилье, но не имеют собственности на коттедж», – рассуждает автор монографии.


особняк сибкрай.jpg

Иск на приватизацию коттеджа подала дочь академика Асеева. Представитель СО РАН не стала возражать против его удовлетворения, и пояснила, что предоставленный Асееву по договору социального найма дом может быть приватизирован на основании постановления Президиума СО РАН. Так что, иск был удовлетворен. Медведев подчеркивает, что коттедж ранее относился к федеральной собственности, и был закреплен за СО РАН «на праве оперативного управления».


«По нашему мнению, здесь нарушены указанные выше обязанности публичного собственника: сохранять и использовать объект в соответствии с целевым назначением. Если истец является выдающимся ученым, она вправе продолжать использовать коттедж как служебный. В противном случае простого факта родства недостаточно для того, чтобы быть отнесенной к субъектам, ради выполнения которыми публичных задач идея служебного коттеджа в Академгородке получила государственное признание», – заключает автор монументального труда Иван Медведев.



comments powered by HyperComments


Новости СМИ2


Подбор недвижимости в Италии