Новосибирцы 5 лет искали могилу автора «Зеленого фургона»

Новосибирцы 5 лет искали могилу автора «Зеленого фургона»
Фото: bsk.nios.ru
Общество / 20 мая 2019 / 14:59 / Людмила Кузменкина

Место захоронения советского писателя Александра Козачинского, автора повести «Зеленый фургон», обнаружили в Новосибирске. Поиски в течение пяти лет вели журналисты сайта «Библиотека сибирского краеведения». О поисках и их успешном завершении специально для Сибкрай.ru рассказывает известный новосибирский краевед Людмила Кузменкина.

Письмо из Одессы

Эта почти детективная история началась пять лет назад, когда в редакцию сайта «Библиотека сибирского краеведения» пришло письмо из Одессы. По поручению Всемирного клуба одесситов в Новосибирск писал Михаил Пойзнер, доктор технических наук, профессор, писатель, автор одесских рассказов, увлеченный краевед:

«8 января 1943 г. в Новосибирске умер и был похоронен известный советский писатель, одессит, Александр Владимирович Козачинский – автор повести «Зеленый фургон». Эта повесть многократно экранизировалась. А.В. Козачинский находился в Новосибирске в эвакуации, умер от туберкулеза.

Сейчас в Одессе занимаются вопросами увековечивания его памяти. А.В. Козачинский, так или иначе, вошел в историю Одессы и Новосибирска.

Помогите Одессе! Помогите разыскать и сфотографировать могилу А.В. Козачинского. К сожалению, нам неизвестно, на каком кладбище он похоронен. Хочется верить, что могила сохранилась, что в Новосибирске найдутся неравнодушные люди...»

Это было как гром среди ясного неба. Никто в Новосибирске даже не подозревал, что Александр Козачинский нашел упокоение в нашем городе. Да и самого писателя позабыли, однако его повесть «Зеленый фургон» читали многие, еще больше – смотрели ее экранизацию в кино. Ведь по этой книге снято два фильма.

Завязалась переписка. Одесситы поделились документами, некоторыми сведениями, весьма ценными для поиска могилы писателя. Оказывается, до начала 60-х годов за могилой Александра Владимировича ухаживала его мама, Клавдия Константиновна, которая жила в Новосибирске, но потом переехала в Москву. В курсе дела были писатели Юрий Сальников, Афанасий Коптелов, Александр Смердов (Смородин), Елизавета Стюарт.

Козачинский (писатели).jpg

Согласно письму матери писателя, «... недалеко от могилы Козачинского похоронен писатель Ершов, семья Ершовых ухаживала за могилкой Козачинского». Но на самом деле эти могилы оказались расположенными довольно далеко друг от друга, даже на разных участках.

Михаил Пойзнер выслал вырезку из газеты «Советская Сибирь» от 9 января 1943 года с некрологом, посвященным Александру Владимировичу Козачинскому.

«Тяжелая болезнь, бессмысленная и жестокая, оторвала Александра Владимировича Козачинского от литературы, которая была в полном смысле слова делом его жизни, самым любимым и дорогим. Даже прикованный к постели, он продолжал работать, не оставляя своих широких и интересных замыслов, к сожалению, так и не осуществленных. Уже умирая, он горячо интересовался творчеством своих товарищей, радуясь каждой удаче, как победе кровного своего дела, – говорилось в некрологе. – Болезнь оторвала Александра Владимировича Козачинского от участия в великой битве наших дней. Он переживал это с горечью и болью. Он ощущал в себе большие силы и возможности, его угнетала и мучила оторванность от общей борьбы. С тем большей жадностью ловил он все, что доносило до него дыхание родины, борющейся за победу. В самые последние часы мучительного умирания, уже затухающим голосом он спрашивал каждого приходящего: «Что слышно про войну? Как дела на фронте?»

Некрологи в «Советской Сибири» также опубликовали Союз советских писателей и Исполнительный комитет новосибирского городского совета депутатов трудящихся, которые выразили соболезнования матери писателя – Клавдии Константиновне Козачинской.

Благодаря присланным из Одессы документам, читатели сайта «Библиотека сибирского краеведения» смогли познакомиться с некоторыми моментами жизни Александра Козачинского в Новосибирске.

Например, имеется справка от Литературного фонда СССР, подтверждающая, что «писатель Козачинский был эвакуирован Литфондом Союза ССР вместе с матерью 6/V1 – 1941 года в Новосибирск». Писатель Фадеев лично отправил телеграмму в союз писателей нашего города: «Прошу помочь прописаться устроиться приехавшему Новосибирск тяжело больному писателю члену ССП Александру Козачинскому Фадеев».

Писателю с мамой Клавдией Константиновной вначале предоставили комнату в неблагоустроенном деревянном одноэтажном доме по адресу улица Свердлова №29, где не было ни канализации, ни водопровода, ни печи. 25 августа 1941 года писатель пишет письмо в горисполком, прося поселить его как туберкулезного больного в благоустроенном доме. Его просьбу поддержало Бюро Новосибирского отделения Союза Советских писателей за подписью Коптелова. Однако прошел год, но новое жилье ему так и не выделили. В июле 1942 года, наконец-то, вышло распоряжение председателя горисполкома Климовича о замене комнаты писателю: «…Писатель Козачинский в настоящее время болен. Комнату подобрать желательно в благоустроенном доме». 

Козачинский заме комнаты.jpg

Однако Александр Владимирович так и не переселился в новое жилье, спустя полгода он умер. Как сообщила газета «Советская Сибирь», вынос тела покойного состоялся из квартиры на Свердлова, 29. Комиссия по организации похорон решила похоронить писателя за счет государства, выделить единовременное пособие матери в размере трех тысяч рублей и «в целях увековечения памяти писателя поставить вопрос об издании сборника его избранных произведений».

Жизнь как детективный роман

Сама жизнь Козачинского напоминала детективный роман. За свои 39 лет он успел побывать писателем, журналистом, репортером, налетчиком, милиционером, футболистом.

Писатель родился в Москве в 1903 году в семье личного дворянина. Отец болел туберкулезом, и врачи посоветовали ему перебраться на юг. Выбор пал на Одессу, куда Козачинские переехали в 1909 году. Александр поступил в 5-ю Одесскую классическую мужскую гимназию, где учился в параллельном классе с Евгением Катаевым (псевдоним Евгений Петров, соавтор Ильи Ильфа). Из-за материальных трудностей будущий писатель был вынужден бросить гимназию и искать работу. К тому времени – он известный в городе футболист, голкипер команды «Черное море».
 
Козачинский устраивается на работу инспектором уголовного розыска. Дела идут хорошо, но однажды он бросает службу, похитив вместе c дезертиром фургон с зерном, предназначенный в качестве взятки начальнику Балтского отдела милиции.

Следующим шагом была организация банды в 20 человек, в которую входили немецкие колонисты и бывшие белогвардейцы. Александр Козачинский лично планирует и возглавляет разбойные нападения на районные конторы, поезда и зажиточных хозяев. Он пользуется большим авторитетом у бандитов и местного населения, особенно у женщин.

В 1922 году при попытке продать лошадей на рынке, украденных из стрелковой дивизии, Александр попадает в засаду. Волею судеб, его преследовал не менее отважный сотрудник уголовного розыска, его друг – Евгений Катаев. И Козачинский сдался. Состоялся суд. Глава бандитов был приговорен к высшей мере наказания – расстрелу, однако дело пересматривают и расстрел отменяют. В 1925 году по амнистии он выходит на свободу. 

Козачинский.jpg

По приглашению Катаева Александр Козачинский переезжает в Москву, где вместе с другом работает журналистом в газете «Гудок».

В 1938 году по настоятельной просьбе Евгения Катаева он пишет повесть «Зеленый фургон» о жизни послереволюционной Одессы. В ее основу легла история о приключениях гимназиста Патрикеева и конокрада Красавчика. Сюжет писатель взял из собственной биографии и биографии своего лучшего друга юности Евгения Катаева. Катаев стал прототипом Володи Патрикеева, а Козачинский – конокрада Красавчика. Повесть стала одним из самых популярных произведений советской литературы 1930-х годов. Впервые она была опубликована в 1938 году в альманахе «Год XXII». Книга трижды издавалась при жизни автора и многократно в последующие годы, выдержав испытание временем и оставаясь востребованной несколькими поколениями жителей нашей страны. Повесть была дважды экранизирована. Но новых книг Александр Козачинский написать не успел. Когда началась Великая Отечественная война, он уже был болен туберкулезом, и его отправили в эвакуацию, в Новосибирск.

Поиски, которые увенчались успехом

После получения письма из Одессы сайт «Библиотека сибирского краеведения» обратился с просьбой ко всем новосибирцам – поделиться любыми сведения, касающиеся проживания писателя в нашем городе, чтобы восстановить «новосибирский период» его жизни и смерти, а также найти могилу. Но ответом была тишина. Все, к кому обращались за помощью, лишь пожимали плечами. В поисках участвовал известный новосибирский краевед Вадим Капустин, который подсказал, что Козачинский мог быть похоронен на Заельцовском кладбище, которое в это время только открылось и захоронения 1943 года уже были сделаны там. Однако все книги учета кладбища за первую половину 40-х годов были безвозвратно утеряны при пожаре, узнать точное место захоронения было невозможно.

В это время в Одессе, 4 апреля 2014 года, на доме, где жил Козачинский, была установлена мемориальная доска: «В этом доме в 1910-20-х годах жил писатель, автор повести «Зеленый фургон» Александр Владимирович Козачинский (1903-1943гг.)».

Два года назад (2017), информацию о поисках могилы писателя увидела на сайте БСК энтузиаст-краевед Лидия Мацько-Королева, которая вместе с мужем включилась в активную работу. Встреча с родственниками писателя Артемия Ершова, могилу которого они тоже разыскали, хотя и она не значилась в списках кладбища, не принесла результатов. Тогда Лидия связалась с Михаилом Пойзнером, владельцем архива Козачинского и занимающегося вопросами увековечиванием памяти писателя. Однажды, изучая бытовые письма, где описывались цены на картошку, очереди за продуктами, он обнаружил письмо соседки, которая сообщала на каком участке похоронили Александра Козачинского. Это была удача – 32 квартал Заельцовского кладбища Новосибирска!

По этим приметам Лидия и ее супруг Сергей 5 мая 2019 года нашли уцелевший памятник, не типичный для советских кладбищ, на котором с большим трудом удалось распознать уцелевшие буквы: «...оветский пис...ель ..ександ..КОЗАЧИНСКИЙ...» и ниже цифры: «03 – ...»

козачинский могила2.jpg

В оригинале, скорее всего, было так: «Советский писатель Александр Козачинский 1903-1943».

Само надгробие было очень оригинальным – часть ствола дерева без веток, который был закреплен на постаменте. Такие «пни» устанавливали преимущественно на могилах людей, умерших молодыми, в расцвете сил или не оставившими потомства. Эти надгробия родом из XVIII века и пришли к нам из Европы. Они были популярны в эпоху романтизма, но потом тоже часто использовались, особенно на еврейских кладбищах. 

Лидия рассказала, что в письме соседки ориентиром для нахождения могилы служил именно такой необычный памятник, которых на Заельцовском можно пересчитать по пальцам.

В администрации кладбища энтузиастам сообщили, что в реестре именно это захоронение числилось как безымянное, и 7 мая на основании свидетельства о смерти писателя и уцелевшим надписям, информация была внесена в базу Заельцовского кладбища. Могила писателя Козачинского, находившаяся без ухода и учета более 50 лет (последние упоминание современников о ней в середине 60-х годов), – найдена! Лидия с радостью поделилась новостью с редакцией сайта БСК. 

Однако в редакцию почти одновременно пришло другое письмо от Лилии Антиповой, которая сообщала: «Я знаю место захоронения А.В. Козачинского. Рядом с ним похоронены мои родные, могу его показать. Там стоит серый памятник в виде ствола дерева. Раньше на нем была надпись, но она уже стерлась. Когда мы только начали ходить на кладбище, то соседи (у кого тоже рядом могилки родственников), сказали, что здесь похоронен автор повести «Зеленый фургон» и что сюда давно никто не ходит, так как родственники живут в Москве. Это Заельцовское кладбище, 32 квартал. Оградка писателя Козачинского была рядом с оградкой моих родных, но несколько лет назад ограду убрали, памятник сдвинули, и там похоронили кого-то другого. Памятник, видимо, не смогли унести, т.к. он очень тяжелый». 

Об одном ли захоронении шла речь в этих письмах или девушки сообщали о разных могилах? Вскоре ситуация прояснилась. Лилия сообщила, что возле памятника Александра Козачинского появились цветы и кто-то обвел буквы, которые как-то сохранились. Через несколько дней она выслала фото памятника писателя и описание участка.

Данные от Лилии Антиповой совпали с информацией Лидии Мацько-Королевой, а это еще раз подтверждает, что месторасположение могилы писателя установлено верно. Удивительно, что все произошло в одни и те же дни, только Лилия с Лидией разминулись, пробираясь в плотной «застройке» Заельцовского кладбища.

Новая страница в истории культурной жизни Новосибирска

В ближайшее время запланировано благоустройство места погребения Козачинского А. В. и замена таблички с именем писателя на памятнике, которое берет на себя «Всемирный клуб одесситов». 

Кроме того, Михаил Пойзнер готовит в этом году к изданию большую книгу Александра Козачинского, куда войдут, кроме «Зеленого фургона», рассказы, уголовное дело, альбом фотографий, так как оказалось, что писатель был еще и отменным фотографом. Книгу проиллюстрировал художник Григорий Палатников.

Безусловно, Александр Владимирович Козачинский является частью истории не только Одессы, но и Новосибирска, поэтому мы должны восполнить «белое пятно» в его биографии и написать новую страницу в истории культурной жизни Новосибирска. Прежде всего, узнать о новосибирском периоде жизни писателя: с кем он общался, дружил, были ли у него здесь родственники, писал ли какие произведения? Сейчас самого дома, где жил Александр Владимирович, уже нет на карте города. Но, может быть, живы еще соседи, которые общались с писателем. 

козачинский письмо.jpg

В результате поиска нам удалось обнаружить, что в Новосибирске в 60-е годы жил троюродный брат Александра Владимировича – Казавчинский Леонид Борисович, кинорежиссер, кинооператор, Заслуженный деятель искусств России, член Союза кинематографистов России, который работал на студии «Новосибирсктелефильм». Об этом сообщила его дочь Яна Казавчинская, которая сейчас живет в Вильнюсе. Леонид Борисович позже переехал в Москву, где работал парламентским корреспондентом Федерального собрания России, являлся профессором кафедры телевизионной режиссуры и драматургии МГУКИ (вел курсы: «Режиссер телевидения», «Мастерство кинооператора»).

Но в Новосибирске у мастера был самый плодотворный этап его творческой деятельности. «Уже за первые три года работы в главной редакции фильмопроизводства Леонид Казавчинский снимает семь документальных и научно-популярных телевизионных фильмов и более 200 очерков. Всего за время работы на студии «Новосибирсктелефильм» (так позже стали именовать редакцию фильмопроизводства) на счету Казавчинского-оператора – более 60 документальных лент, многие из которых стали настоящей классикой документального жанра. Вот лишь некоторые из них: «Отец городов сибирских» (1969), «Игнатовы» (1970), «Полет» (1977), «Ориентиры пилота Веселовского» (1984), «Инзеледа! Инзеледа!» (1989). Многие из этих фильмов были отмечены наградами смотров и фестивалей».

Родственники Александра Козачинского благодарят новосибирцев за поиск места захоронения писателя: «Мы даже не надеялись, что могила найдется! Спасибо вам большое – это для нас необыкновенно важно. Мы приедем на могилу, как только сможем».




comments powered by HyperComments


Новости СМИ2