Право (не)выбора: фарс и абсурд в Институте истории

Право (не)выбора: фарс и абсурд в Институте истории
Общество / 19 февраля 2019 / 10:06 / Павел Глушков

Выборы директора в Институте истории Сибирского отделения РАН повергли в шок научное сообщество. Директором крупного академического института стал ничем не примечательный кандидат наук, а сам процесс выдвижения соискателей должности руководителя сопровождался неприкрытым давлением и фальсификациями со стороны академиков и президиума СО РАН. Итоги выборов уже назвали фарсом и абсурдом.

Год назад коллективу Института истории СО РАН представили временно исполняющего обязанности директора, бывшего вице-губернатора Новосибирской области, доктора исторических наук Виктора Козодоя. Контракт с ним был подписан на один год.
 
За это время сотрудниками впервые был на 100% выполнен план государственного задания, организован и учрежден новый научный электронный журнал «Исторический курьер», была начата реорганизация структуры Института и его подразделений,  проведено несколько научных мероприятий и конференций. Плюс ко всему, в прошлом году дополнительно к бюджету Института истории были привлечены финансовые средства в сумме более трех миллионов рублей. Была закрыта потребность в техническом оборудовании подразделений Института и укреплена его материально-техническая база. Был проведен также ряд ремонтных работ в здании, сэкономлено около 500 тысяч рублей. 21 человек смог отправиться в командировки (в 2017 году прежний директор Владимир Ламин смог наскрести средств только на пять командировок).
 
В декабре 2018 года ученый совет провел процедуру по выдвижению кандидатов на должность директора. Претендентов было пять. Среди них – Виктор Козодой, Андрей Зуев и Вадим Рынков. По результатам голосования ученого совета, Виктор Козодой получил восемь голосов «за» и четыре «против». Вадим Рынков – семь «за», семь «против». Андрей Зуев – шесть «за», семь «против». Таким образом, победителем голосования был признан Виктор Козодой как набравший наибольшее число голосов. А во втором туре «утешительный» приз разыгрывали между собой Рынков, Зуев и третий кандидат Галина Запорожченко. Победителем среди проигравших оказался Андрей Зуев. 

Однако позже стали происходить странности. Согласно условиям избрания директора, кандидаты должны пройти согласование в Академии наук, а после этого их утверждает министр науки и высшей школы. И на этом этапе в выборы вмешался академик Анатолий Деревянко. Он созвал некое собрание под названием «объединенный ученый совет», где поставил вопрос на голосование, умалчивая о том, что ученый совет института вывел на первое место Виктора Козодоя. Более того, Деревянко преподнес дело так, что победили якобы Зуев и Рынков, полностью игнорируя, что лидером голосования был Козодой – единственный, кто набрал необходимое большинство голосов в первом туре.  Фактически, академик Деревянко совершил фальсификацию. 

Объединенный ученый совет – собрание граждан по интересам, чей статус не прописан ни в одном учредительном документе, где приглашенные самим Деревянко люди о чем-то говорят и спорят. Итогом этих посиделок стало предложение президиуму СО РАН рекомендовать на пост директора Рынкова и Зуева. Через некоторое время президиум проштамповал это решение, не удосужившись даже заслушать ни этих кандидатов, ни Виктора Козодоя, полностью доверившись информации Деревянко. На абсурдность ситуации тогда никто не обратил внимания, видимо, сочтя отсутствие академических свобод и демократии, произвол академиков доброй традицией СО РАН.

В итоге министерство вынуждено было утвердить список, предложенный академиками, в котором числились две фамилии – Рынков и Зуев. 18 февраля коллектив Института в количестве 69 человек собрался в конференц-зале для голосования, где план академика Деревянко по недопущению «чужаков», коим являлся для него Виктор Козодой, превратился в фарс. 

Первым свою позицию и предвыборную программу озвучил Андрей Зуев, доктор исторических наук, директор Гуманитарного института Новосибирского государственного университета. 

Присутствующих смутила кандидатура Зуева по нескольким причинам. Во-первых, претендент быстро озвучил свою программу, и по всему было видно, что на собрании он просто отбывает номер. Тем более, по словам некоторых сотрудников института, Зуев накануне обзванивал членов коллектива и просил не голосовать за него. Тем самым он подтвердил свою роль статиста в «плане академика Деревянко», главной целью которого было избрать кого угодно, но только не Виктора Козодоя.

Во-вторых, Андрей Сергеевич недавно возглавил Гуманитарный институт в НГУ, занял почетное место, которое вряд ли получится совмещать с административной работой в Институте истории. Зуева спросили в лоб: если его сейчас выберут, то готов ли он оставить пост Гуманитарного института в НГУ.  

«Я отвечу так, – уклончиво начал Зуев. – С Вадимом Рынковым у нас во многом совпадают позиции и видение административных вопросов. Я не считаю, что должен выступать конкурирующей силой против Вадима Марковича. В этой ситуации оптимально и для Гуманитарного института, и для Института истории, чтобы эти структуры возглавляли люди, находящиеся в партнерских отношениях. Которые понимали бы друг друга и готовы были взаимодействовать, коммуницировать, работать на благо двух учреждений. Сейчас ситуация нормальная, чтобы между ГИ и ИИ сложились хорошие, неконфликтные отношения». 

– Андрей Сергеевич, но вы же не ответили на вопрос! – раздались со всех сторон то шепотки, то уверенные выкрики. – Пойдете вы к нам директором в случае вашего избрания или нет?
– На 100% я сейчас ни о чем сказать не могу, – подумав, ответил Зуев. – Могу ответить, что, конечно, с поста директора Гуманитарного института я уходить не хочу.  
– Получается, мы голосуем за вас и что? Наши голоса пропадают? – раздался возмущенный голос с задних рядов. – Мы вас выбрали, а вы не идете к нам директором, так? И зачем нам за вас тогда голосовать? Я пытаюсь услышать ответ.  
– Не стану вас агитировать голосовать за меня, – все так же уклонился Андрей Зуев. – Призываю голосовать результативно. У нас нет времени для раздумий, нет права на ошибку. Мы не должны жить в условиях временщиков и топтаться на месте. 

Короткое выступление Зуева закончилось. Он, как и следующий кандидат, обнажил проблемы Института. Задел вопросы выпуска журналов, омоложения кадров, докторских защит и прочего. 

Второй претендент на пост директора Вадим Рынков очень долго рассказывал о своей предвыборной программе, обещая коллективу и то, и другое, и третье. С уверенностью он заявлял, насколько улучшится жизнь Института с его директорством и сколько много он планирует сделать. С 31 января 2019 года Вадим Рынков является временно исполняющим обязанности директора – этим исчерпывается весь его опыт административной работы. За три недели он признался, что не успел погрузиться во все вопросы и тонкости. Но зато, не моргнув глазом, раскритиковал деятельность своего предшественника.  

«Я трояко оцениваю работу на посту директора Виктора Козодоя, – ответил Рынков на вопрос аудитории. – Есть некоторые позитивные действия, которые могут являться в дальнейшем примером успешного опыта. Например, работа с администрацией области, которая принесла Институту дополнительный бюджет. Но это не так сложно – нужно просто знать технологии. Мы должны подобного же эксперта, как Виктор Козодой, получить».
 
При этом Рынков не уточнил, как он намерен взаимодействовать с органами власти и захотят ли его там принимать.
 
«Вместе с тем, есть ряд его действий, – продолжал Рынков, – логику которых я не понимал, работая в штате научного сотрудника. И не понимаю сейчас, когда читаю документы и пытаюсь в них разобраться. Мне непонятна, например, идея ликвидировать в одном из подразделений должность заведующего. Резко негативно оцениваю игнорирование моим предшественником – сложившееся годами – академическое взаимодействие. Виктор Иванович этого не скрывал. А публично говорил, что нет таких вопросов, которые он обязан согласовывать с ученым советом».  

Речь здесь идет как раз о «клубе академика Деревянко» – объединенном ученом совете, который не имеет никакого формального статуса. 

Кандидату Рынкову вопросов было задано на порядок больше, чем Зуеву. Кто-то озвучивал, видимо, заранее подготовленные вопросы, на которые Рынков долго и вальяжно отвечал. Другие спрашивали о чем-то, что их очень интересует, но получали, подчас, только расплывчатые и невнятные ответы. 

Первым в прении сторон выступил доктор исторических наук Сергей Красильников.  

«Как я отношусь к нынешним выборам? – спросил Красильников сам себя. – Я отношусь к ним отрицательно. Потому что это выборы без выборов. За нас пытаются решить такие важные вещи. И сегодняшнее мероприятие – тому подтверждение. Андрею Зуеву и Вадиму Рынкову сделали предложение, от которого они не смогли отказаться. Но мне почему делают такое же предложение? Я от него могу отказаться. И я отказываюсь. Знаете, мне все это напоминает ситуацию из моей молодости. Я служил в стройбате. И вот однажды «паханы» и отсидевшие парни, воспользовавшись отсутствием офицеров, ночью выстроили всю казарму и нагло ходили между нами. Я стоял в этом строю. Мне было стыдно и страшно. Страшно, потому что за три недели до дембеля мне не хотелось получить пряжкой, намотанной на кулак. Стыдно, потому что я в этом строю стоял. С того момента решил, что буду избегать ситуаций, из-за которых мне будет стыдно. Сегодня у меня стойкое ощущение, что нас снова выстроили. И знаете, я в этом строю стоять не буду». 

Выступление Сергея Красильникова поддержали сначала робкие, а потом громкие аплодисменты. 

Выступающие разделились на две части. Одни призывали бойкотировать выборы, дать возможность Рынкову «дослужиться» в статусе «врио», а на следующий год провести голосование. Другие же активно агитировали за Вадима Рынкова, взывали к совести и запугивали разрушением института с чередой «временщиков». За Андрея Зуева не агитировал даже сам Андрей Зуев. 

«То, что наш институт находится в состоянии кризиса уже много-много лет – это понятно, – взял инициативу доктор исторических наук Владимир Исупов. – Эти выборы не разрешат кризис, очевидно. Я согласен, что у нас выбора нет. Потому что один кандидат, находящийся на этой трибуне, откровенно сказал, что не хочет становиться директором. Другой кандидат... я не уверен, способен ли он выполнять роль директора. Я за этот месяц, как заведующий сектором, несколько раз к нему приходил. И он не решил ни одного моего вопроса. В ответ я слышал только огромное количество слов». 
 
На этом моменте некоторые представители коллектива начали возмущаться и брать слово. Одни защищали Рынкова утверждением, что он «всего лишь врио и не обязан». Другие утверждали, что их вопросы решены были вовремя. Тут не выдержал сам Рынков и истерично обвинил Исупова в провокации, мол, Исупов специально подсовывал ему вопросы, которые изначально не нужно было решать из-за их отсутствия.  

«Я считаю, что мнение трудового коллектива просто проигнорировали, – продолжил Владимир Исупов. – Могу напомнить заседание ученого совета. Почему-то никто про это не говорит, но тогда в голосовании победил Козодой. Так игнорировать человека, который год проработал в этом институте и много что для него сделал, нельзя. Хотелось бы, чтобы с мнением научных сотрудников считались. А о трудовой коллектив просто вытерли ноги, будто бы нас и не существует. Голосовать сейчас... это фарс какой-то».
 
Выступающие предупредили Вадима Рынкова, который в 1998 году защитил кандидатскую и еще только планирует защитить докторскую, что при руководстве Институтом истории у него вряд ли останется время на научную деятельность. Административные вопросы поглощают полностью, и у некоторых представителей коллектива нет уверенности, что Рынков сможет решать столько проблем сразу. 

Михаил Шиловский, доктор исторических наук, член ученого совета Института также посчитал, что выборы ничего не дадут. Он как раз был инициатором того, чтобы Вадим Рынков остался врио до января следующего года, а коллектив подождал бы достойного кандидата. 

Сторонник Рынкова Владимир Шишкин долго рассказывал о преимуществах и способностях своего кандидата. Через семь минут его выступления, собравшиеся попросили не давать ему дополнительное время. Однако время все равно было дано, и Шишкин признал, что у Рынкова на данный момент нет административного опыта, если сравнивать его с Зуевым. Но «Владимир Маркович человек растущий», считает Шишкин. И люди «серьезные и взвешенные», которые не будут думать только о «личных амбициях», должны выбрать «правильно» постоянного директора, чтобы «выйти из состояния турбулентности». 

На собрании присутствовал и руководитель Сибирского территориального управления министерства науки и высшего образования России Алексей Колович. Он также призвал не медлить с выбором и избавить Рынкова от пресловутой приставки «врио». С таким же жаром в прошлом году Колович «продвигал» Виктора Козодоя, которого на этот раз министерство не включило в список претендентов, хотя никаких претензий к нему со стороны чиновников от науки не предъявляли. 

«Если не выберете сейчас, то будет новый врио, – объяснил Колович. – Если и в следующем году выборы ни к чему не приведут, то надо будет назначать еще одного врио, который опять будет долго входить в курс дела. Хорошо, если он будет из вашего коллектива. Но, судя по тому, что я тут слышу – у вас нет в коллективе кандидата, который бы устраивал всех», – Колович даже не скрывал, что занимается чистой демагогией.  

На мгновение, Колович замолчал, делая вдох, но в этот момент по конференц-залу прошел громкий шепоток, который подхватили почти все присутствующие: «Есть такой кандидат! Нас Козодой устраивал». Колович не оставил эти реплики без внимания.

– Не могу ничего сказать про прошлого временного директора, – по-барски, ухмыльнулся он. – Какой-то след, конечно, оставлен. Надеюсь, что коллектив примет взвешенное решение. Да, был у нас прошлый врио директора. Но больше он тут никогда не появится, я гарантирую. 
– Можно расшифровать так: о Козодое больше не мечтайте, – раздался смешок от кого-то слева.  

Прения сторон длились около часа. Все желающие высказались и разделились на два лагеря: «за» Рынкова и «против всех».
 
– Я понимаю, что ситуация сложная, – завершил выступления всеми забытый Андрей Зуев. – Вам решать, куда вы институт приведете. Очень надеюсь, что вы проголосуете разумом, а не эмоциями и истериками. Ситуация, конечно, эммм... – начал подбирать слово директор Гуманитарного института, видимо, пытаясь войти в ментальный контакт с духом академика Деревянко, незримо присутствовавшим в зале.

– Ситуация… – опять затянул Зуев, но его прервали:  
– Анекдотическая!  
– Сложная, я бы сказал, – нашелся Зуев. – Я, лично, не намерен покидать университет. 
– Надо было снимать кандидатуру и не морочить нам голову! – не выдержал кто-то в середине зала. 
– Понимаете, снять кандидатуру – это значит провалить выборы, – эту фразу коллектив встречает недовольным «уканьем». – Как вы не понимаете! Я не заинтересован в том, чтобы Институт истории развалился и исчез. 

Похоже, Зуев даже сам не понял, что откровенно признался в своем недостойном поступке – участии в фарсе в качестве ярмарочного Петрушки, ничего общего не имеющего с академическими свободами и демократией.

– Да почему все нас сегодня запугивают! – атмосфера в конференц-зале накалилась. 
– Кандидатура Вадима Марковича вполне приемлема, – не обращая внимания на реплики, продолжил Зуев. – Он человек взвешенный, спокойный, умеющий адекватно реагировать на влияние со стороны. Я понял, что он умеет держать позиции, гнуть свои линии. Мне, конечно, приятно и важно, что кто-то здесь меня поддерживает и собирается голосовать за меня. Но те, кто меня поддерживает и доверяет мне, я прошу вас, проголосуйте за Вадима Марковича.
 
Пока ученые горячо спорили, почти полтора десятка «не ученых» членов коллектива молчали. Но они призыв Зуева оценили «правильно», решив в итоге судьбу сибирской академической науки:  из 69 голосовавших, 23 члена коллектива испортили бюллетени. Зуев получил пять голосов, Рынков – 41. 

Вадим Рынков – новый директор Института истории на пять ближайших лет. 

Добавим, что это не первый скандал в СО РАН за последнее время. Так, ранее разгорелись бурные споры из-за планов по передаче имущества Сибирского отделения в управление структуре министерства высшего образования и науки России. Мнения ученых вокруг этой инициативы разделились – некоторые призвали «договориться» и отдавать не все имущество, а некоторые отметили, что ученым следует заниматься наукой, а не детскими садами и общежитиями

Кроме того, ранее на прошлой неделе был задержан, а после и арестован заместитель председателя СО РАН Иван Благодырь. Его конвоировали во Владивосток из-за дела о растрате, подозревают зампреда в подстрекательстве к этому преступлению.



comments powered by HyperComments


Новости СМИ2